Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Стабильность или стагнация?

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 12 января 2013

Возможно ли найти грань, где стабильность плавно перетекает в стагнацию?

Стабильность или стагнация?(Наблюдения обывателя)
Все меняется в нашем подлунном мире. Времена, нравы и даже ценности. Надеешься на то, что базовые ценности неизменны, но не всегда надежды оправдываются. Кому-то подобный порядок вещей может показаться грустным. Ничего нет стабильного, устойчивого, все зыбко, преходяще. Сегодня добился успеха, занял первое место в рейтинге поп-звезд, политиков, чиновников, учителей, ректоров, писателей, врачей, партийных вождей…… А завтра о тебе никто не вспомнит, разве что скандал какой-нибудь случится и твое имя вновь начнет мелькать (правда, не всегда такая популярность привлекательна). Можно, конечно, много денег на рекламу потратить, тогда снова в голове рейтинга скачешь, обгоняя соперников. А как же сделать так, чтобы не пришлось без конца заботиться об успехе?
Есть одна уловка, к которой прибегают многие. В чем же она заключается? Все очень просто. Если удается поймать за хвост редкую птицу удачи, то нужно удерживать ее любой ценой. Поп-звезда просто обязана беспрерывно напоминать о себе. Не получается с песнями, клипами, дисками, тогда в ход идут разводы, пластические операции, ссоры и примирения с коллегами. Любой сайт, любая газета, особенно желтая пресса, пестрят всякого рода заметками, подпитывающими интерес, хотя бы и нездоровый, потенциального потребителя. Если только позволить колесу времени пройтись по вашей незаурядной личности, без лишнего шума с вашей стороны, то пиши пропало. Тут же трава забвения покроет ваши достижения, выдающиеся заслуги, и через некоторое время ваше имя уйдет в небытие, а вместе с ним и все сопутствующие козыри, позволяющие вести приятный во многих отношениях образ жизни..
Такая же, или почти такая же ситуация складывается у политиков. Они нуждаются в популярности и народной любви в той же, а возможно, еще большей, степени, что и поп-звезды. Рейтинг – страшный и коварный зверь, может проглотить их в одно мгновение, а именно в момент выборов. Вот тут в ход идут обещания, очень часто напоминающие мифы и легенды народного эпоса. Конкуренты, пользуясь теми же приемами, что и вы, стремятся изо всех сил обойти вас, чтобы занять ваше место, если оно кажется им привлекательным. И как в таком случае выживать, спросите вы? Просто! Руками, ногами и зубами держаться за вершину, которой вы достигли, и отбиваться от наглых конкурентов. Взобрался на гору, рискуя здоровьем и самой жизнью, не имеешь права спускаться, даже на одну ступеньку вниз. Только вверх к покорению следующей вершины. Конкурент оказался сильней, значит, выбора нет, падаешь на дно “самого глубокого ущелья”, не иначе. Таким образом борются в нашем социуме за удачу и успех. Желание сохранить, а еще лучше увековечить свои достижения превалирует над разумом.
У чиновников в нашем обшестве свои традиции. Раз получилось стать большим начальником, то самый благоприятный сценарий расставания с креслом – естественный уход в глубокой старости в мир иной, к праотцам. По той причине, что по доброй воле расстаться с должностью невозможно. Чиновник не сможет пережить разочарования, да ему и не позволят окружение, семейство, трайб, то есть все, чье благополучие напрямую зависит от положения этого чиновника.
Сложившиеся в нашем социуме традиции очень похожи на те, которыми руководствовались в XVI- XVIII веках страны Европы и Востока. Во французском журнале “История” за сентябрь 2010 года в статье Бенуа Гарно “Во времена хороших судей Старого режима”, (revue “Histoire” septembre 2010. Article” Au temps des bons juges d’Ancien Regime” par Benoit Garnot) автор пишет о том, что во Франции XVIII века должность судьи продавалась, что позволяло покупателю должности вершить правосудие как угодно долго, пока не надоест, и, при желании, передать должность по наследству. Правда, покупка должности не означала незнания предмета, вовсе нет. До приобретения патента судьи-претенденты должны были учиться на факультетах права и получать соответствующую степень и только потом покупать должность.
А вот что пишет российский историк А.А.Семенов в своей работе 1908 года “Как живут персы” о Каджарской династии (годы правления – с 1795 по 1925 гг.): “Вся Персия разделена на области, которые делятся на округа и деревни, управляемые окружными начальниками и деревенскими старейшинами. Вся же область находится в ведении губернатора.
Места уездных начальников губернатор раздает с торгов; кто из явившихся больше даст, тому и отдается место. Новый уездный начальник должен заплатить губернатору значительно больше, чем получает от казны жалованья. Чтобы вернуть себе затраченные деньги, он продает с аукциона места полицейских, которые, в свою очередь, торгуют местами сборщиков податей. Всякий, продающий место, старается взять как можно дороже с покупающего. Понятно поэтому, что чиновники взятками и поборами с населения стараются вернуть себе потраченные деньги. Не только богатые персидские купцы, но и бедняки живут в постоянной кабале у персидских чиновников. Они разоряют население, отнимая у него решительно все”.
Маленькие начальники копируют больших. Можно сравнить получение звания либо должности с присвоением аристократического титула, естественно, со всем, что к нему прилагается, то есть вотчины вместе с подданными, в просторечии холопами. Владей, властвуй и наслаждайся вседозволенностью. В этих условиях любой человек, даже самый либеральный, разумный и самокритичный, получив серьезную должность или достигнув высот в науке, искусстве и т.д., меняется. Начинает верить в свою исключительность, незаменимость и избранность. Становится нетерпимым и авторитарным.
Чтобы убедиться в сказанном, достаточно посмотреть вокруг. Не только должностные лица, но и вожди партий, руководители творческих союзов неизменны на своих постах в течении долгих лет. Одни и те же лица, одни и те же речи.
В российском 5-серийном фильме 2005 года о жизни Генсека Брежнева, (в целом достаточно спорном) есть эпизод, где Леонид Ильич просит товарищей по партии отпустить его на пенсию. Очень интересный эпизод. Кстати, внук Леонида Брежнева Андрей Брежнев подтверждает правдивость эпизода. Все мы знаем, чем он закончился, и понимаем, что иначе быть не могло. Генсек, как любой чиновник высокого ранга, становился заложником системы. Он переставал быть просто человеком, а становился памятником при жизни.
Для ученых, врачей, учителей и многих других профессионалов репутация крайне важна. Чтобы сделать себе имя, нужны реальные результаты. И, тем не менее, в случае удачной карьеры и профессионалы начинают вести себя так же, как и все остальные большие и маленькие начальники. Бронзовеют и теряют чувство реальности. Общая атмосфера в обществе влияет и на них.
Вопрос о том, почему так привлекательна вершина, кому-то покажется странным. Как можно не стремиться достичь недостижимого? В первую очередь богатства, а вместе с ним в качестве бонусов получить: Почет, Уважение, Любовь, Восхищение и даже Зависть, как обязательную приправу, придающую особую пикантность бытию. В самом деле, только ленивый, безразличный, бесталанный или тибетский монах соглашается на то, что имеет, не желая получить большего. Обратная сторона вопроса: как долго можно оставаться на вершине, в разреженном, трудном для дыхания воздухе успеха. У кого как получается. Однако в любой деятельности есть взлеты и падения. Это естественно. Конечно, я имею в виду живых людей, а не памятники.
Попробую разобраться с психологией покорителей вершин.
Успешные поп-звезды очень быстро привыкают к всеобщему обожанию. Огромное число фанатов, мечтающих прикоснуться к своему идолу, создают ауру любви вокруг настоящей поп-звезды. Некоторые из артистов начинают страдать от постоянного, иногда назойливого внимания, однако самые дальновидные понимают, что именно из этого чрезмерного внимания и складывается их успех. Без него, без постоянного обожания публики, звезда угаснет. Привыкнув к сильному наркотику – любви своих поклонников, позволяющей быть богатым, успешным, – поп-звезде практически невозможно согласиться на то, чтобы уйти в тень. Очень мало подобных случаев не только в нашей, но и в мировой практике. Парадоксально, но именно таким образом артисты остаются на вершине, правда, в качестве легенды. Грета Гарбо, ушедшая из кино на взлете, Муслим Магомаев, оставшийся на недосягаемой вершине, еще и потому, что ушел со сцены, не дожидаясь проблем с голосом и внешностью. Бывают счастливые исключения: Лючано Паваротти, например. Но на то они и исключения.
У серьезных политиков несколько другой стимул, возможно, еще более привлекательный: власть. Испытание властью – самое суровое. Отказаться по доброй воле от власти возможно лишь очень сильному человеку. И еше. Не стоит забывать об окружении. О свите, которая играет короля. Как в случае с Брежневым, ему могут не позволить уйти по вполне понятным причинам. Власть настолько желанна, что иногда даже люди, равнодушные к богатству, такие, как Сталин или Фидель Кастро, становятся диктаторами. Пьянящее чувство безмерной силы и вседозовленности движет ими. И чем может заняться политик в случае ухода с политической сцены? (Терминология в политической сфере и шоу-бизнесе в современном мире временами похожа). Быть экспертом, консультантом, читать лекции, участвовать в рекламе, как первый и последний президент Советского Союза Михаил Горбачев? Немногим нравится подобный сценарий. Влиятельный политик, сойдя с вершины, переходит из числа сильных мира сего в категорию “людей со связями”. Для некоторых политиков такая деградация статуса смерти подобна.
Высокие чиновники, удельные князья, сросшиеся с креслами, не в состоянии расстаться с должностью по нескольким причинам, но есть одна, как мне кажется, самая главная. В случае опалы им грозит не только потеря должности, но вместе с ней (довольно часто) и потеря колоссального имущества, “нажитого непосильным трудом”. Для того, чтобы лишить их добра, прибегают к испытанным временем приемам, вытаскивая на свет божий компромат, заблаговременно собранный для подобного случая. И как после этого расстаться с креслом? Невозможно! Остается одно – изо всех сил держаться в седле, то есть в кресле, и драться, как лев, защищая завоеванную в тяжелой борьбе должность.
В обществе, живущем по этим законом, наблюдается стабильность, скажут те, кто на вершине и боится упасть, стагнация, скажут те, кто вне игры и не может надеяться попасть на вершину именно по причине “чрезвычайной стабильности”. В нашем социуме пытаются бороться со стагнацией, но опять же особенным, специфическим образом. Ротация касается только безропотной массовки. “Не нравится, уходи” – стандартный ответ начальника на малейшее замечание подчиненного. Недавно началась кампания по увольнению пенсионеров в Министерстве образования, идеально подходящая для улучшения ситуации с ротацией кадров. Правда, с одной маленькой оговоркой. Эта кампания касается лишь рядовых кадров. Влиятельные начальники могут спать спокойно. Им не грозит ничего, разве что какой-нибудь природный катаклизм.

Стабильность или стагнация?
оценок - 7, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.