Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Снова о Кеннеди

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 05 ноября 2013

Снова о Кеннеди22 ноября исполнится 50 лет со дня убийства президента Джона Ф.Кеннеди. Для людей, живших в то время, это было событие столь потрясающее, что им невозможно забыть даже о том, где они находились, когда услышали о нем впервые. Лично я увидел драматический заголовок в газете, сходя с поезда в Найроби.
Кеннеди было только 46, когда его убил в Далласе Ли Харви Освальд, бывший морской пехотинец-диссидент, некоторое время живший в Советском Союзе. Кеннеди, хотя болезнь отравляла ему жизнь, производил впечатление молодого и энергичного человека, что придало дополнительного драматизма и остроты его смерти.
Мученический ореол заставил многих американцев приравнять Кеннеди к великим президентам наподобие Джорджа Вашингтона и Авраама Линкольна; однако историки в своих оценках проявляют больше сдержанности. Критики указывают на его временами бесшабашное сексуальное поведение, на его более чем скромные достижения на законодательной ниве, а также на то, что слова у него расходились с делами. Хотя Кеннеди говорил о гражданских правах, снижении налогов и борьбе с бедностью, но лишь его преемник, Линдон Джонсон, воспользовавшись мученичеством Кеннеди и собственными, намного более впечатляющими, способностями политика, добился принятия исторических законов в этих областях.
По итогам опроса 2009 года среди 65 американских ученых, занимающихся историей президентства, Кеннеди оказался на 6-м месте по значению среди президентов США, в то время как в недавнем опросе британских специалистов по американской политике он был 15-м. Это очень высокие показатели для президента, пробывшего в должности меньше трех лет. Но чего Кеннеди реально достиг и как могла бы пойти история, если бы он не погиб?
В своей книге Presidential Leadership and the Creation of the American Era (“Президентское руководство и зарождение американской эры”) я подразделяю президентов на две категории: преобразователей, следующих долгосрочному предвидению, связанному с крупными переменами, и тактических лидеров, больше сосредоточивавшихся на “оперативных” вопросах, добиваясь того, чтобы, выражаясь фигурально, поезда шли по расписанию (и не сходили с рельсов). Кеннеди благодаря своей активности и прекрасному дару убеждать и вдохновлять людей вошел в первую категорию. Его кампания в 1960 году прошла под девизом обещания “Снова привести страну в движение”.
В своей речи на инаугурации Кеннеди взывал к жертвенности (“Спрашивайте не о том, что страна может сделать для вас, а о том, что вы можете сделать для нее”). Он учредил такие программы, как Корпус мира и “Союз ради прогресса” с Латинской Америкой, а также поставил США на тот путь, благодаря которому стала возможной высадка на Луну в конце 60-х годов.
Но, несмотря на его активность и риторику, Кеннеди был скорее осторожным человеком, чем идеологом. Как сказал специалист по истории президентства Фред Гринстейн, “Кеннеди мало что мог предложить в отношении глобальной перспективы”.
Вместо того чтобы критиковать Кеннеди за то, что он не следовал собственной риторике, мы должны быть благодарны ему за то, что в критических ситуациях он был, скорее, предусмотрительным тактиком, чем идеологом-преобразователем. Самое важное достижение Кеннеди за краткий период его правления – это улаживание и разрядка кубинского ракетного кризиса 1962 года; пожалуй, самого опасного эпизода с начала ядерной эры.
На Кеннеди, безусловно, можно возложить вину за неудачное вторжение на Кубу в заливе Свиней и последующую операцию “Мангуст” – тайную попытку ЦРУ свергнуть режим Кастро, убедившую Советский Союз, что его союзник – в опасности. Но Кеннеди извлек урок из своего провала в заливе Свиней и бдительно контролировал кризис, последовавший за размещением советских ядерных ракет на Кубе.
Многие советники Кеннеди, как и военные лидеры США, выступали за удар с воздуха и вторжение, которое, как мы сейчас знаем, могло бы заставить советское командование использовать тактическое ядерное оружие. Вместо этого Кеннеди выигрывал время и оставлял выбор за собой, пока вел переговоры с советским лидером Никитой Хрущевым. Судя по “ястребиным” высказываниям вице-президента Линдона Джонсона в то время, последствия могли бы быть куда хуже, если бы президентом был не Кеннеди.
Более того, и кубинский ракетный кризис кое-чему научил Кеннеди; 10 июня 1963 года он произнес речь, направленную на смягчение напряженности, вызванной “холодной войной”. “Поэтому я говорю о мире как о необходимой рациональной цели рациональных людей”, – сказал он. Хотя президентское видение мира не было чем-то новым, Кеннеди вслед за этим достиг первой в истории договоренности по контролю над ядерными вооружениями – был заключен “Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой”.
Величайший не получивший ответа вопрос по поводу президентства Кеннеди и влияния его убийства на внешнюю политику США заключается в следующем: что бы он сделал в отношении войны во Вьетнаме? Когда Кеннеди стал президентом, в Южном Вьетнаме находилось несколько сот американских военных советников; он увеличил их количество до 16 000. Джонсон, в конце концов, довел численность вооруженного контингента США до более чем 500 000.
Многие сторонники Кеннеди утверждают, что он никогда бы не сделал подобной ошибки. Но он поддержал заговор с целью смещения президента Южного Вьетнама Нго Динь Зьема и оставил в наследство Джонсону ухудшающуюся ситуацию и группу советников, выступающих против ухода из страны. Некоторые убежденные сторонники Кеннеди – например, историк Артур Шлезингер-младший и составитель речей Кеннеди Теодор Соренсен – писали, что Кеннеди планировал уход из Вьетнама после своего переизбрания в 1964 году, и утверждали, что он делился этим своим планом с сенатором Майком Мэнсфилдом. Но скептики отмечают, что Кеннеди всегда публично высказывался о необходимости одержать верх во Вьетнаме. Вопрос остается открытым.
По моему мнению, Кеннеди был хорошим, но не великим президентом. Его заслуга заключалась не только в его умении вдохновлять людей, но и в его дальновидности, когда дело касалось сложных вопросов внешней политики. К нашему счастью, во внешней политике он был чаще тактиком, чем преобразователем. К нашему несчастью, мы потеряли его спустя всего лишь тысячу дней правления.
* * *
Материал публикуется в рамках сотрудничества газеты “Зеркало” и Project Syndicate /Institute of Human Sciences/ www.project-syndicate.org.

Снова о Кеннеди
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Мир | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.