Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Слово о маме

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 15 ноября 2013

Слово о мамеМы, люди старшего поколения, родившиеся и большую часть своей жизни прожившие в СССР, бывшие октябрята, пионеры и комсомольцы, были воспитаны в соответствии с постулатом – скромность украшает человека. В наше время было неприлично говорить о собственных успехах и достижениях, о своих достоинствах, о себе, любимом. Советский человек ждал, когда это сделают окружающие, а он будет скромно улыбаться и говорить: “Ну что вы, что вы. Не надо! Я – как все”. О том, что себя надо уметь выгодно представить, уметь “подороже продать”, никому и в голову не приходило. Наверное, поэтому мы и современных CV писать не умеем. Тем более было неудобно “хвастаться” своими родными – родителями, родственниками…
Но я сегодня постараюсь “забыть о хорошем воспитании” и рассказать о моей маме, благо, повод совершенно особенный. Сначала я хотела попросить об этом кого-нибудь из ее многочисленных учеников, коллег, аспирантов. Но потом поняла, что должна это сделать сама – ведь лучше меня ее никто не знает и больше меня ее никто не любит. Почему-то у нас принято добрые слова говорить о человеке только после его смерти. Но я пользуюсь случаем и хочу это сделать сейчас, пока не поздно…
Моей маме, лауреату Государственной премии СССР, депутату Верховного Совета Азербайджанской ССР четвертого созыва, отличнику народного образования, доктору педагогических наук, профессору Лейли Галибовне Векиловой 17 ноября 2013 года исполняется (Шюкюр Аллаха!) 90 лет.
Более 60 из них она отдала народному образованию Азербайджана, работе в родном для нее и таком любимом Азербайджанском педагогическом институте русского языка и литературы им. М.Ф.Ахундзаде, сегодня это Бакинский славянский университет. Она пришла туда, тогда еще в двухгодичный учительский институт, по приглашению его первого ректора А.С.Логинова в 1949 году и прошла здесь все возможные для педагога и ученого ступени “иерархической лестницы” – от лаборанта до профессора, заведующей кафедрой, проректора по научной работе. В середине 60-х ей предлагали и ректорское кресло, но она отказалась от этого предложения прямо в кабинете первого секретаря КП Азербайджана – тех, кто хорошо знает Векилову, этот отказ не удивил. Так же, как не удивили и ее отказы от более высоких должностей. Но Лейли Галибовна всегда считала, что человек должен быть “на своем месте”. И работу она выбирала не престижную или выгодную, а, с ее точки зрения, нужную и интересную. А интереснее всего профессору Векиловой было, есть и, надеюсь, еще долго будет с учениками – в классе, в аудитории или за своим письменным столом.
60 лет только педагогического стажа (а общий стаж – 70 лет, работать она начала сразу после школы, в 1941 году, медсестрой в военных госпиталях) – это очень и очень много. Те, кто хоть пару лет проработал преподавателем, со мной согласятся. Лейли Галибовна преподавала в Азербайджанском государственном университете (сейчас БГУ) на филфаке, работала заведующей сектором в НИИ педагогики, заведывала кафедрой в Бакинской высшей партийной школе. Но, где бы она ни работала, всегда параллельно хоть на полштата, хоть почасовиком оставалась в своем любимом АПИ им. Ахундова. За эти годы она воспитала сотни, да нет, скорее тысячи учителей (вряд ли есть в республике школа или вуз, где сегодня не работают ее ученики или ученики ее учеников), подготовила несколько десятков ученых – кандидатов и докторов наук. Такие столпы азербайджанской русистики, как покойные профессор Мамед Таги оглу Тагиев, профессор Фридун Гусейн оглу Гусейнов, профессор Расим Мирзоев, ныне здравствующие профессор Сейран Мирзоев, профессор Наиля Велиева когда-то были ее студентами или аспирантами. Я уже не говорю о кандидатах наук и доцентах… Трудно сосчитать всех, кому она когда-то помогла, кого поддержала и ободрила, за кого заступилась, с кем щедро делилась своими знаниями, идеями, опытом.
Ее список научных трудов включает более 200 наименований. Одних только учебников для школы и вуза около 20. Порой она сама уже не может вспомнить все свои работы. Но, как говорили, важно не количество, а качество…
Кандидатская диссертация Векиловой (она защитила ее в начале 50-х годов) была одной из первых в Азербайджане работ в области сопоставительного анализа грамматики азербайджанского и русского языков, сделанного в дидактических целях. Докторская диссертация Лейли Галибовны была посвящена истории преподавания русского языка в Азербайджане, но в ней были намечены основные пути, методы, проблемы преподавания русского языка в республике лет на 20 вперед.
Лейли Галибовна одна из первых в республике, задолго до всеобщей моды на компьютеры, вводила в практику преподавания языка ТСО и программированное обучение, говорила о необходимости тестовой системы контроля знаний тогда, когда многие еще и слова такого не знали – тесты.
Учебниками и учебными пособиями профессора Векиловой пользовались и пользуются не только в Азербайджане. На ее учебниках русского языка для азербайджанской школы выросло не одно поколение наших детей. Ее пособие для студентов “Грамматическая правильность русской речи” (она выступала в нем одним из соавторов) использовали в вузах всего бывшего Союза. По пособию, которое она подготовила совместно с одним из своих аспирантов, Хусейном Парлаком, сегодня изучают русский язык в Турции.
Почти 10 лет Лейли Галибовна была редактором Всесоюзного научно-методического сборника, собирала, вычитывала, редактировала, готовила к печати статьи ученых-русистов со всего СССР.
Методические и научные труды профессора Векиловой известны далеко за пределами республики. Когда-то очень давно, еще в 50-х годах, она, молодой ученый-русист, была в рабочей группе, которая готовила первую в СССР Всесоюзную конференцию по вопросам преподавания русского языка нерусским – работали они в ЦК КПСС, и кабинет их был напротив кабинета тогдашнего Генерального секретаря КПСС Никиты Сергеевича Хрущева. А потом были десятки симпозиумов, конгрессов, конференций, семинаров, совещаний по всем республикам бывшего СССР и за рубежом. И каждый раз выступления Лейли Галибовны, ее доклады и сообщения вызывали искренний и неподдельный интерес и внимание аудитории. Вообще, Векилова не только крупный ученый, талантливый педагог, но и прекрасный оратор. Где бы ей ни приходилось говорить – в аудитории перед студентами, на заседании кафедры или на Ученом совете, на научной конференции или совещании самого высокого уровня, – никогда в ее руках не было не только текста ее выступления, но даже “шпаргалки” с планом или тезисами. Она никогда не “читала” лекцию или доклад – она говорила с аудиторией. И ни разу за всю ее жизнь не было случая, чтобы Векилова не завладела вниманием своих слушателей. Лейли Галибовну слушали все – и юные студенты, и маститые ученые, и государственные деятели.
Всю свою жизнь Лейли Галибовна живет для людей. Эта привычка, этот образ жизни, воспитанный еще с детства, всегда был ее отличительной чертой, на которую обращают внимание все, кому пришлось с ней сталкиваться. Векилова помогала не только тогда, когда ее просили. Она помогала, если могла помочь. И практически ни разу она не высказалась о ком-либо дурно, не осудила, не нагрубила в сердцах. Она всегда старалась рассмотреть в людях что-то хорошее, была одинаково приветлива и корректна и с министрами, и с уборщицами. Она умеет находить общий язык с любым человеком, независимо от его возраста, уровня образования, общественного статуса. Наверное, это и есть подлинная интеллигентность.
Всю свою жизнь она занималась общественной работой, относилась к ней так же серьезно, добросовестно и творчески, как к своей профессии. В 60-х годах она была избрана депутатом Верховного Совета Азербайджанской ССР. И это был не совсем обычный депутат. Возможно, впервые в жизни жители ее избирательного участка воочию, у себя дома, увидели того, за кого голосовали. Векилова ходила по дворам, по домам, по квартирам. Она носила больным лекарства, одиноким – еду. Она проводила воду и свет, организовывала вывоз мусора, устраивала взрослых на работу, а детей – в детские сады, вытаскивала из тюрем, выбивала квартиры, пенсии, путевки. Я говорю об этом не с чужих слов, а как непосредственный “участник событий” – зачастую мама брала меня с собой, чтоб не ходить одной по чужим дворам. И все это не для “эфира”, не напоказ, не для прессы, не в качестве “кампании” раз в год, а ежедневно, все пять лет своего депутатства. Просто потому, что по-другому она не умела.
Говорить о маме и легко, и очень трудно. Легко, потому что действительно есть что сказать. Трудно – потому, что если попытаться сказать обо всем, говорить придется бесконечно.
Наверное, нет смысла здесь рассказывать биографию Лейли Галибовны – тем, кто ее хорошо знает, она известна. Тем, кто мало с ней знаком – вряд ли интересна. Но о некоторых моментах я все-таки хочу сказать.
О том, что у Векиловой два высших образования (по первому она инженер-электрик, в 1945 году закончила Азербайджанский индустриальный институт), знают многие. Но о том, что филфак университета Лейли Галибовна закончила экстерном, за два (!) года, параллельно с ежедневной 8-мичасовой работой на производстве, знают не все. И закончила, кстати, с красным дипломом. Современные студенты вряд ли смогут понять, чего это стоило.
Через пару лет она поступила в аспирантуру, написала и защитила диссертацию, тоже полностью уложившись в аспирантский срок. А у нее на руках был грудной ребенок, семья, да и работу в аудитории она практически не прекращала. Окружающих всегда поражало, сколько успевала Лейли Галибовна – впору троим осилить. И всегда оставалась человеком неравнодушным, доброжелательным и проявляющим искренний интерес к людям, к животным, к природе, ко всему нашему огромному Миру. И на пенсию она ушла всего два года назад – после тяжелого перелома Лейли Галибовна почти год не выходила из дому. Но с магистрантами и аспирантами работает до сих пор, а одним из ее самых первых “выходов в свет” стало участие в защите диссертации одной из ее диссертанток.
Ее дом до сих пор открыт всегда и для всех – родных, друзей, знакомых, студентов, аспирантов, диссертантов, коллег, etc, etc…
Здесь всегда встретят, приветят, напоят и накормят, а если надо – то и уложат спать. Наверное, только к ней в дом из далекого района мог приехать совершенного незнакомый человек и привезти невесту – студентку-заочницу. Он прочитал статью о Векиловой в газете “Азэрбайджан муаллими” и решил, что только ей можно доверить свою невесту на время сессии. И удивительно не то, что они приехали, а то, что Лейли Галибовна их приняла. Это только она могла однажды вечером привести домой двух незнакомых женщин, которые плакали около ректората: мать с дочерью-заочницей приехали на сессию из Гейчая, а им не дали общежития. Они жили у нас неделю, и на следующую сессию уже ехали прямо к нам. Я сейчас не помню ни их имен, ни фамилий, но почему-то уверена, что они Лейли Галибовну не забыли. А когда из другого города к маме на консультацию приезжали аспиранты, им тоже ставили раскладушку в одной из комнат.
И все это было не из ряда вон выходящим событием у нас в доме, а, скорее, правилом. Кому-то это кажется смешным, кому-то глупым, кто-то искренне возмущается, удивляется или сочувствует нам, ее близким, но мало кто может поступать так же. Но в семье у Векиловых так было принято всегда.
Дед Лейли Галибовны, генерал-топограф царской армии Ибрагим ага Векилов, воспитал в своем доме вместе со своими тремя детьми еще кучу родных и неродных племянников и племянниц из Газаха (в том числе и будущего народного поэта Азербайджана Самеда Вургуна и его брата Мехтихана). Кормил, поил, одевал, наравне со своими детьми давал образование, женил, выдавал замуж. Дед когда-то учил маленькую Лейли: “Если в твою дверь постучал человек, ты его сначала накорми, напои, а потом спрашивай – зачем пришел”. Это правило живет в нашем доме до сих пор. И когда сегодня к маме на консультацию приходят молоденькие магистранки, я, шестидесятилетний доктор наук и профессор, бегу на кухню ставить для них чайник.
Вообще, Векиловы – это не просто семья. Это род, фамилия, которая известна в Азербайджане более 400 лет. Я всегда ощущала, что быть Векиловыми – это особая гордость и особые обязательства. Нет человека, который хотел бы опозорить свою фамилию. Но прожить жизнь так, чтобы не только не уронить чести родового имени, но и добавить к ней хоть немного – особенно, если речь идет о такой семье, как Векиловы, – очень не просто. Но моя мама, операционная медсестра военных госпиталей, боец истребительного батальона времен Великой Отечественной войны, инженер-электрик, филолог, педагог, доктор наук, профессор, депутат Верховного Совета, лауреат Государственной премии СССР в области образования, etc, etc, etc; моя мама – Лейли Галибовна Векилова – прожила жизнь, достойную своей фамилии, жизнь настоящего Человека, яркой Личности, подлинного Ученого, изумительной Женщины.
Так думаю не только я одна. Так думают все, кто ее знает – ее родные и близкие, ее ученики и студенты, ее аспиранты, ее коллеги, ее бывшие начальники и ее бывшие подчиненные, ее друзья, приятели, знакомые. Так думают даже те, кто вряд ли ее любит, но не может не уважать. В доказательство я могла бы привести высказывания о Лейли Галибовне Векиловой ее учеников, аспирантов, коллег и сотрудников, ведущих русистов Азербайджана из брошюры, вышедшей в 1998 году в серии “Деятели науки и культуры Азербайджана” в связи с ее 75-летием.
Но чтобы меня не обвинили в том, что я занимаюсь “семейственностью” и слишком уж расхваливаю Лейли Галибовну, я позволю себе вспомнить еще один эпизод из ее жизни, о котором мало кто знает. Это было в середине 90-х годов на приеме в посольстве Грузии. После выступления Гейдар Алиевич Алиев шел через весь зал к накрытому у противоположной стены столу. Так получилось, что мы с мамой стояли в первом ряду людей, которые расступились перед президентом республики. Гейдар Алиевич прошел мимо нас, потом остановился, повернулся, сделал пару шагов назад, сказал: “Добрый вечер, Лейли ханум”, и пошел дальше. Думаю, какие бы то ни было комментарии излишни.
В этом году Лейли ханум исполняется 90 лет. Она – мать, бабушка и даже прабабушка. Говорят, тому, кто увидел своих правнуков, уготовано место в раю. Но мы все хотим только одного: чтобы Аллах дал ей еще долгих лет жизни, чтобы она как можно дольше была с нами. А я считаю честью и наградой для себя, когда мне говорят: “Как ты похожа на маму!”…

Слово о маме
оценок - 4, баллов - 4.00 из 5
Рубрики: Новости | Юбилей

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • бакинец

    «Методические и научные труды профессора Векиловой известны далеко за пределами республики. Когда-то очень давно, еще в 50-х годах, она, молодой ученый-русист, была в рабочей группе, которая готовила первую в СССР Всесоюзную конференцию по вопросам преподавания русского языка нерусским – работали они в ЦК КПСС, и кабинет их был напротив кабинета тогдашнего Генерального секретаря КПСС Никиты Сергеевича Хрущева».

    Н. С. Хрущёв никогда не был Генеральным секретарём КПСС по двум причинам: 1) никогда не было такого поста, так как был пост Генерального секретаря ЦК КПСС; 2) на пике своей карьеры в 1953 – 1964 гг. Н. С. Хрущёв был первым секретарём ЦК КПСС.

    Thumb up 0 Thumb down 0