Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Сказка о принцессе, горошине и о том как, опасно надолго оставлять окна открытыми, даже днем

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 05 апреля 2013

(Окончание. Начало см. “Зеркало” от 30 марта 2013 г.)
Принцесса почувствовала, как сжалась грудь, стало трудно дышать. Откуда эти звуки? Не снаружи, нет. Близко, близко. Здесь, в комнате.
Топот внезапно прервался, и смутно знакомый голос зашептал, все еще задыхаясь: “Группы вооруженных хулиганов …продолжают нарушать покой мирных жителей в районе поместья баронессы фон…наша доблестная полиция контролирует..” “Шшшш, кому ты врешь, недоумок”, – зло шикнул гребень, и шепот стих. “Это же радио, – с облегчением подумала принцесса. – И звуки оттуда. Пьеса только странная, может, это новое веяние…” Мысли ее прервали громкие хлопки, похожие на праздничный фейерверк.
Опять зашептало радио: “Баронессу, говорят, привязали к ее любимому экипажу..сказали, тащи на себе..и кнутом, кнутом ее…жуть…сейчас часть их там осталась, а другие ммятежники пошли к усадьбе Раббиша, чем дальше идут, тем больше их…” В недрах шифоньера послышались возня, треск ткани: “Шлюхи безмозглые, что вы все собачитесь? – разъяренно проскрипел шифоньер. – К черту… рвите друг друга на куски, лейблы отгрызайте, мне плевать, только не будите ее. Сейчас думать, думать нужно! Что делать, когда повстанцы сюда дойдут?”
“Она накупит еще. Если успеет, – ухмыльнулись часы. – А думать поздно уже”. “А ты, гнида, что радуешься? – немедленно откликнулась скрипка. – Тебе тоже мало осталось. Разозлил вчера нашу дуру. Уж на что она недалекого ума, а и то поняла, что от тебя избавляться надо”.
“Ты же, милая, из того же вишневого дерева, что и шифоньер, – мечтательно протянул смычок. – Вдвоем, наверное, так загоритесь, что любо-дорого”. “За меня не беспокойся, подонок, 300 лет была нужна и еще послужу! -огрызнулась скрипка, – О себе подумай, в этом гадюшнике таких фальшивок, как ты, пруд пруди. Это вас нашей дебилке продавали за миллионы, а новые хозяева вас быстренько раскусят. На свалку, на свалку!”
“Это кто тут фальшивка?! – разъярилась пузатая кисть. – Да я в Париже выставлялась, награды получала…а эту мазню ее я всегда презирала!” Из тюбиков немедленно понеслись в ее стороны разноцветные плевки:
“А когда розочки выводила, палитру хвалила, не тошно было?”
“Прозрела она! Демократ дерьмовый!”
“Импрессионист долбаный!”
“Я 4 года в ящике лежала, в пыли! Боролась против деспотизма, пока ты тут ей картинки малевала!” – подала голос черная краска, под смешки остальных.
“Это была сатира, гротеск, идиоты!!” – толстая кисть грубо смахнула тюбики на кремовый ковер, те хищно отплевывались в ответ.
“Заглохните все, – резко приказало зеркало. – Радик, что там?”
“Хреново совсем, – зашептало радио. – Раббиша они, кажется, тоже того..пришили. Искромсали всего..”
“Доигрался, педофил сраный”, – выдохнула помада. Остальные молчали. Из радио доносились отдаленные крики, топот бегущих людей, чьи-то хрипы и звон разбитого стекла.
“Революционные силы экспроприировали усадьбу преступника Раббиша, – вдруг другим тоном и чуть повысив голос сообщило радио. – Сейчас манифестанты организованно движутся к королевскому дворцу”.
“Ах, ты тварь продажная”, – неожиданно весело и громко пропели в ответ часы.
Комната сразу наполнилась звуками, уже никто не заботился о том, чтобы соблюдать тишину. Смычок резко ударил по струнам, и скрипка взвыла от ужаса и боли, что-то снова заелозило, забилось в шифоньере, лихорадочно зашуршали глянцевые страницы журналов, тонкая кисть острым концом принялась с треском кромсать холст с алыми розами.
“ААААА!!!” – хриплый крик шифоньера перекрыл все остальные звуки. Гигантский шкаф закачался, створки его резко распахнулись, вывалив то, что еще прошлым вечером было самой изысканной коллекцией туалетов (по оценке журнала Вог за 11 января текущего года), а теперь превратилось в огромный разъяренный клубок разодранного в клочъя тряпья. Расшвыривая все на своем пути, клубок с ревом заметался по комнате, полетели вазы, с грохотом повалились венские стулья, фарфоровые статуэтки, шкатулки и этажерки.
Уже не пытаясь унять дрожь во всем теле, ничего не видя толком из-за слез, лившихся непрерывным потоком, принцесса выскочила из-за балдахина и стремглав кинулась вон. Прочь, прочь из страшной комнаты. Дубовая дверь захлопнулась за ней. В коридоре было темно и тихо.
Коридор был длинным и упирался в выложенную разноцветной мозаикой дверь, ведущую в сад. Босыми ногами она бесшумно ступала по ковру. Осторожно повернула дверную ручку и зажмурилась от ярких всполохов.
“Солнце восходит, как хорошо!” – с облегчением она опустилась на крылечко. Прислонила горячий лоб к прохладной мраморной колонне. Ах, что за нелепая, жуткая ночь.
“Ну если уж говорить о нелепостях, принцесса, – сообщила колонна, – то вам следует учесть, что солнце обычно не восходит на юге. В норме оно поднимается с востока”. “Не на юге?” Она подняла голову. Зябко кутаясь в кружевной пеньюар, оглянулась по сторонам и замерла.
Со всех сторон вокруг нее горизонт наливался кровяным красным цветом. Казалось, что прямо сейчас, на ее глазах, солнце восходит на юге, на востоке и во всех других частях света, которые она никогда не могла толком запомнить.
“Да и не солнце это вовсе, – холодно добавила мраморная статуя у подножья лестницы, – пожары везде”. Красные всполохи освещали темное небо. Со стороны пруда доносились хлопанье крыльев и птичий гомон.
“Лесные?” – тихо спросила принцесса.
“Нет, городские и загородные” – ухмыльнулась статуя. – Усадьбы горят, виллы всякие, шато”.
Между тем шум крыльев становился все громче. Принцесса осторожно выглянула из-за широкой колонны. Служанка в белом крахмальном переднике шла от пруда к дому. В руке у нее судорожно трепыхалось, билось, жалобно щебеча, что-то пушистое, желто-серое. Вокруг шипя, вытягивая шеи и хлопая крыльями, теснились утки и черные лебеди. Свободной рукой отмахнувшись от налетавших птиц, служанка вытащила из кармана передника длинный нож. Раздраженно прикрикнула :
“Кышшш! Сколько раз объяснять? Ей нужны новые стельки из самого нежного пуха. Каждое утро!”
“Не сссмей, не сссмей – шипение и крики становились громче с каждой минутой, птицы обступали старуху колышущимся, разъяренным кольцом.
“Я делаю, что поручено!!” – ей приходилось отбиваться, красные всполохи то и дело сверкали на широком лезвии ножа. Она положила птенца на землю и прижала его трепещущую головку.
Хлопающий крыльями черный круг сжался вокруг нее еще теснее. “Да что на вас нашло сегодня! Кышшш! Кышшш!” В ту же секунду одна из уток, с размаху бросилась на руку, сжимавшую нож. “Месть! Месть!” Еще одна и еще, хлопая крыльями, птицы наскакивали на фигуру в белом переднике и клевали в лицо, глаза, грудь. Женщина закричала, попыталась бежать. Споткнулась. Упала. Сверху немедленно навалилась гогочущая черно-серая стая.
“Всем детям нашим крылья поотрезали, чтоб вам сгнить заживо!” – огромный лебедь, поднявшись выше всех, черным камнем упал на голову старухи и через несколько мгновений взметнулся в воздух. В клюве краснел только что выклеванный глаз.
Вблизи колонны одна из молочно-розовых туфелек, медленно с наслаждением втаптывавшая другую в черную, липкую от крови грязь, внезапно мягко промурлыкала:
“А вот и ее высочество пришли посмотреть, как готовят ей пуховые стельки”.
Черный лебедь неспешно поднял голову и повернулся к дому. За ним еще один…Когда принцесса захлопнула входную дверь, они уже кружили прямо над крыльцом, протяжно вскрикивая.
* * *
В комнате царил полный хаос. Осколки разбитых ваз, клочья одежды, сломанные кисти и раздавленые тюбики с краской валялись на вконец изгаженном ковре. Из распоротой обивки кресел торчали пружины. Сломанный смычок еле ворочался под тяжестью бронзового канделябра. Дверцы шифоньера были сорваны с петель, холст с розами разодран на полосы. С зеркала сорвали ленты и серебряные колокольчики, а атласный пояс с сиренью свисал с полуразбитой хрустальной люстры. Радио играло незнакомую бравурную мелодию. Часы громко тикали.
“Когда будет утро?” – спросила принцесса.
“Подожди, увидишь”, – сказали часы.
“Утром все разъяснится!” – сказала принцесса.
Никто не ответил.
“За меня заступятся!” – сказала принцесса.
Вещи молчали.
“Что со мной будет?” – спросила принцесса.
Тишина
“Это вы во всем виноваты!! Вы все утаивали, вы мне лгали подло, все время..”
“Ты нас выбирала, – мягко возразило зеркало. – Ты нас покупала”.
“Это вы меня подкупали, каждый день, каждую минуту!!”
“Мы вещи. У вещей нет выбора”.
“Значит, и я вещь, – тихо сказала принцесса. – И спрос с меня должен быть такой же”.
“Это им решать” – сказало зеркало.
“Да кто они, КТО?! Повстанцы?”
“Ну, пока повстанцы, а если войдут сюда, то будут уже не повстанцы. Принцы будут, герцоги наследные, ну или всенародно избранные. Как захотят”, – промолвило зеркало.
“А если они сюда не войдут?” – спросила принцесса.
“Тогда сложно нам будет”, – загрустило зеркало. “Но обычно входят”, – оптимистично продолжило оно.
Принцесса взяла остаток гребня, подошла ближе. Вдруг застыла, прижав ладонь ко лбу. Из знакомой рамы глядело чужое лицо. Натянутая бледная кожа, шрамы у висков, лиловые набухшие губы.
“Ч-что ты показываешь!? Это я???”
“Ну не я же, – сказало зеркало. – Привыкай. А теперь помолчи, не мешай. Мне подумать надо, как их показывать лучше, когда придут”.
Окно накрыла темная тень. Два лебедя, похожие на завернутых в черные покрывала женщин, присели на подоконник. Не торопясь ритмично застучали клювами в стекло.
Принцесса отошла от зеркала. Подтолкнула пуфик к середине комнаты. Забравшись на него, потянулась пальцами к атласному поясу, свисавшему с люстры. Сиреневые кисти на белом фоне. Пояс ласково обвился вокруг ее шеи.
“Все международные организации признали – у меня самая тонкая талия в мире”, – тихо сказала принцесса. “Аха, щас”, – сказал пояс и затянулся.
————-
Все герои и обстоятельства являются исключительно плодом вычурной и сумбурной фантазии автора, и любые совпадения с реальными лицами и событиями останутся на совести пронырливых и злонамеренных читателей, таковые заметивших.

Сказка о принцессе, горошине и о том как, опасно надолго оставлять окна открытыми, даже днем
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Чтение

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.