Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Северокорейская привязка Китая

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 08 июля 2013

Денуклеаризация Корейского полуострова обладает более высоким приоритетом, чем стабилизация

Северокорейская привязка КитаяПосле весенней повышенной напряженности на Корейском полуострове шквал дипломатической активности последних недель принес некоторую надежду на достижение консенсуса, по крайней мере, между Китаем, Южной Кореей и Соединенными Штатами. Однако еще только предстоит найти жизнеспособный консенсус о том, как минимизировать риски в области безопасности, исходящие от непостоянного руководства Северной Кореи.
После сообщений о напряженной встрече председателя КНР Си Цзиньпина и вице-маршала Чхве Рен Хэ, одного из четырех членов правящего президиума Северной Кореи, в Калифорнии состоялся американо-китайский саммит, на котором Северная Корея являлась одним из основных пунктов, вынесенных на обсуждение. Вскоре за ним последовал пекинский саммит с участием Си и президента Южной Кореи Пак Гын Хе. Тот факт, что Си участвовал во всех трех встречах, подчеркивает две истины: политика Китая в отношении Северной Кореи является ключом к решению проблем, связанных с ней, и Китай, возможно, активно ищет новый подход к своему своенравному союзнику.
Интерес Китая к новой политике Северной Кореи нельзя назвать абсолютно новым. В конце концов политика Китая в отношении этой страны постепенно переходила в более конструктивное направление на протяжении последних двух десятилетий, отражая растущую международную известность Китая, а также процесс осторожного принятия его лидерами глобальной роли, которую предоставила новая экономическая мощь страны.
Непосредственно после окончания “холодной войны” Китай сотрудничал с другими заинтересованными сторонами в процессе урегулирования первого северокорейского ядерного кризиса 1993-1994 годов; однако в основном он был склонен расценивать ядерные амбиции Севера как вопрос двусторонних отношений между Северной Кореей и США. Казалось, президент Билл Клинтон был согласен с такой точкой зрения и принял двусторонний подход к ядерному кризису, в результате чего между двумя странами возникло рамочное соглашение 1994 года.
Однако Китай модернизировал свою роль в 2000-х. После того как программа по обогащению урана Северной Кореи вызвала очередной кризис в конце 2002 года, президент Джордж Буш хотел мобилизовать влияние Китая, сделав его более систематическим. Однако китайские лидеры ответили отказом, жестко ограничив свою роль. Хотя китайские лидеры стали более активными, принимая у себя шестисторонние переговоры, они по-прежнему расценивали себя в качестве посредника между США и Севером, а не одной из сторон, чьим интересам по вопросам безопасности был нанесен серьезный урон от событий на Корейском полуострове.
Сразу же после вторых ядерных испытаний Северной Кореи в 2009 году китайские чиновники провели пересмотр политики своей страны в отношении Северной Кореи и решили отделить проблемы ядерной программы от общих двусторонних отношений. Поэтому бывший премьер-министр Госсовета КНР Вэнь Цзябао посетил Пхеньян в октябре 2009 года и обещал щедрую экономическую помощь. Китайские лидеры, возможно, верили, что, побудив Север к принятию китайской модели открытия экономики, им удастся создать лучшую политическую среду на денуклеаризации. Одним из результатов стало усугубление экономической зависимости Северной Кореи от Китая.
Однако большая проблема заключалась в том, что руководство Северной Кореи, по-видимому, интерпретировало политику Китая как знак нежелания оказывать давление на Север по ядерным вопросам. Действительно, поведение Северной Кореи стало гораздо более провокационным, учитывая нападение в 2010 году, во время которого был затоплен южнокорейский корвет Чхонан, и еще одно, во время которого был обстрелян контролируемый Южной Кореей остров Енпхендо.
После весенних переговоров этого года относительно северокорейских провокаций Си, судя по всему, пришел к выводу, что с него достаточно. В результате северокорейская политика Китая вступила в новую стадию.
Критика Си в адрес ядерных амбиций Северной Кореи стала необычно публичной и прямой. Китайские лидеры все еще могут рассматривать Северную Корею в качестве стратегического буферного государства, однако китайский статус мировой державы подталкивает его к тому, чтобы посмотреть на Север по-новому. Согласно сообщениям, бывший член Госсовета Тан Цзясюань даже недавно заявил, что денуклеаризация на данный момент обладает более высоким приоритетом, нежели стабилизация Корейского полуострова.
Такой подход должен способствовать глобальной стратегии Китая, которая основывается на желании Си создать новый тип отношений “крупных держав” между Китаем и США (китайское правительство предпочитает термин “крупная держава” термину “великая держава”, вероятно, чтобы подчеркнуть его официальный отказ от гегемонистских амбиций). Действительно, среди множества нерешенных проблем, разделяющих США и Китай, ядерная программа Северной Кореи является одной из главных проблем, подрывающих взаимное доверие.
Если США и Китай не хотят быть втянутыми Северной Кореей в неуправляемое движение встречными курсами, у них, скорее всего, есть четыре или пять лет на разработку совместной стратегии – временные рамки, определяемые моментом, когда Северная Корея получит технологию, необходимую для доставки миниатюрных ядерных боеголовок ракетами дальнего радиуса действия.
По мере того как Север будет приближаться к данной отметке, США будут вынуждены укреплять свою оборону в западной части Тихого океана – районах, близких к Китаю, – для нейтрализации северокорейской угрозы. Результатом, как всегда, станет повышение китайско-американской напряженности.
Китай не заинтересован в подобном развитии событий. Долгосрочные издержки ухудшения конфронтации по вопросам безопасности с США превысят краткосрочные тактические выгоды, получаемые от сохранения Севера в качестве буферного государства, особенно с учетом углубления отношений между Китаем и Южной Кореей.
Хотя визит Пака в Пекин не закрыл разрыва между китайским и южнокорейским подходами к северокорейской ядерной проблеме, он, кажется, подготовил почву для более тесной координации между правительствами двух стран. Это улучшение отношений является значимым, поскольку для Китая настало время сбалансировать свои традиционные геостратегические интересы и его роль в качестве мирового лидера. Это призывает китайскую политику к дисциплинированному участию в вопросах Северной Кореи, без которого скоординированные на международном уровне решения ядерной проблемы – а вместе с ними и залог более продуктивных отношений с США и Южной Кореей – будут недостижимы.
* * *
Материал публикуется в рамках сотрудничества газеты “Зеркало” и Project Syndicate (www.project-syndicate.org)

Северокорейская привязка Китая
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.