Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Россия и Кавказ

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 13 сентября 2013

Взгляд из Вашингтона

Россия и КавказНа эту тему решил порассуждать, точнее, “доложить” профессор Джорджтаунского университета Чарльз Кинг. Свой доклад он сделал в Московском центре Карнеги. Впрочем, не суть, где состоялась “презентация” взгляда Вашингтона на Россию и Кавказ, дело в самом взгляде.
Однако лучше по порядку
Американский политолог Чарльз Кинг родился в штате Арканзас. Докторскую степень получил в Оксфорде, где и работал до приглашения преподавать на факультете международных отношений Джорджтаунского университета (Вашингтон). Является постоянным автором The Washington Post и The Los Angeles Times, также сотрудничает с CNN, BBC и History Channel. Он автор четырех книг об истории Восточной Европы, включая знаменитое исследование по истории Кавказа “Призрак свободы”.
Итак, по мнению политолога, сегодня наблюдается окончание того, что американцы называли евразийской шахматной доской. И пояснил: “Мы говорим о том периоде, когда говорили, думали о том, кто влияет на Кавказ – Россия или США”. Кинг считает, что для Кавказа, в основном Южного, это время прошло. США стали своеобразным продолжением внутренней политики. И республики Южного Кавказа выстраивают свои отношения, уже исходя не из стратегических интересов США, а из личных. Другой вопрос, насколько они достигают цели.
“Если раньше главы государств постоянно искали встреч с президентами США или России, ездили в Вашингтон или Москву, если так можно выразиться, за ценными указаниями и рекомендациями, то сейчас этого нет”, – уверен американский политолог. Чарльз Кинг считает сложившуюся ситуацию возвращением к трезвому и серьезному подходу. “Наверное, это неплохо и для самих стран, и для США”, – резюмирует Кинг. В качестве примера ученый приводит ситуацию в Грузии в 2008 году, когда в связи с вооруженным конфликтом кандидат в президенты США от Республиканской партии Джон Маккейн заявил “Все мы – грузины”. Сегодня вряд ли какой-нибудь крупный политик может сделать заявление подобного рода. И вообще, как заявил Чарльз Кинг, образ Саакашвили в США начал бледнеть. Причем это связано не только с августовской войной 2008 года, но и “цветной революцией”. К слову сказать, разочарование “цветными революциями” привело к тому, что США охладели к “революционерам”.
“Как считают в США, ни одна из “цветных революций” не привела к фундаментальным изменениям, – говорит Чарльз Кинг. – И это разочаровало американских политиков и граждан”.
Разочарование также вызвал и не имеющий никакого продолжения “этап разрядки” между Турцией и Арменией осенью 2009 года, инициированный США. По признанию Кинга, в эту мирную перспективу был инвестирован серьезный капитал, однако инициатива ни во что не вылилась, отношения так и не были восстановлены на ожидаемом уровне.
Новый прагматизм
Все это и еще многое другое привели к тому, что тема под общим названием “Надо работать на Южном Кавказе” стала иссякать.
Сегодня ситуация из Вашингтона видится так: в республиках Южного Кавказа существует некая “замороженность”, отмечаются разные взгляды на политическую ориентацию с Россией и США. Одни говорят об улучшении отношений с Россией, другие пытаются уводить отношения в сторону Запада. Все зависит от того, с каким политиком вы беседуете. Иногда они хотят в Европу, иногда – в Россию.
“С моей точки зрения, это определенный конец отношений России и Южного Кавказа в том смысле, в котором мы привыкли обычно говорить: кто в доме главный, – объясняет Кинг. – Мы сегодня не говорим, кто спустился на ступеньку ниже – США или Россия, а кто поднялся. Страны региона вырабатывают свой сбалансированный подход. Последние 20 лет они искали себе “патрона”, и уже, исходя из этого, определялась политика. В случае с Грузией это хорошо видно”.
Наблюдается новизна в отношениях Азербайджана и США. Чарльз Кинг напомнил, что несколько лет назад для США и Европы важно было соблюдение прав человека. Нарушение гражданских прав в Азербайджане было важным сигналом для той власти, которая была в Баку. Сейчас в США нет такой серьезной группы, которая бы настаивала на соблюдении прав человека, выстраивая свои отношения с азербайджанской властью, исходя из этих позиций. “Сейчас решения принимаются в пользу стратегии, а не демократии”, – констатирует Чарльз Кинг.
Устраивает США и установившаяся “замороженность” в Карабахе, потому что более всего американцам не хотелось бы войны в регионе, поскольку она им не нужна. “Конечно, это не та стабильность, которую хотели бы США, но, тем не менее, стабильность”, – пояснил политолог.
“Если регион не острый, то он уходит с повестки дня США”, – открывает “тайну” профессор.
Но главная мысль американского политолога все-таки сводилась к тому, что США глубоко разочаровались в деле своих рук, и им не на кого опираться на Южном Кавказе, не с кем делать свою политику. Иначе никак не объяснить слова Чарльза Кинга: “Грузия, которая не может обеспечить территориальную целостность, Азербайджан, который становится авторитарным государством, Армения, которая теряет своих людей. Всем, кто принимал в этой игре участие, должно быть стыдно”.
Честно говоря, это заявление повергло в легкий шок. С одной стороны, ситуация почти анекдотичная. Она напоминает анекдот об обезьяне и крокодилах, которые решили подшутить над ней, задав вопрос, почему она не замужем, ожидая услышать: “Никто не берет”, а услышали: “А за кого выходить, если кругом одни крокодилы?” Неужели американцы были настолько наивны, что, как у нас говорят, строили партию, а получили КПСС? А как же все авансы, бонусы, поддержки и прочие реверансы?
С другой стороны, если они так разочарованы, то почему не делают выводы из “арабских революций”?
Что-то не верится ни в наивность, ни в разочарованность. Да и ослабление интереса к Южному Кавказу связано, скорее всего, с другими геополитическими интересами. Как говорится, эпицентр несколько сместился. И как бы в подтверждение этих наших размышлений американский политолог произнес фразу: “Сейчас мы подошли к моменту появления нового прагматизма”.
Видимо, это надо понимать, что прагматично ослабить внимание на Южном Кавказе, гораздо прагматичнее воевать в Сирии.
Северный Кавказ: стратегия эквивалентности Что касается Северного Кавказа, то и тут американцы столкнулись с разочарованием и бесперспективностью. “Война на Северном Кавказе не приобрела большого масштаба, – пояснил Чарльз Кинг. – Более того, произошла чеченизация региона”.
Вывод, сделанный из слов политолога, несколько настораживает, поскольку наводит на мысль, что от Северного Кавказа ожидалось другое. Это другое, даже страшно предположить, – объятый огнем Кавказ, кровью прокладывающий себе дорогу к отделению от России. А тот факт, что президенту Чечни Рамзану Кадырову удалось навести порядок в республике, и не только в своей, восстановить Грозный и другие города республики, зарубежных политологов обескуражил.
Американский политолог заявил, что сегодня можно говорить о стратегии эквивалентности. “Все государства должны время от времени делать неприятные вещи в интересах соблюдения порядка, и в этом очень мало различий между Россией и США”, – пояснил Кинг.
В качестве примера он привел ситуацию с братьями Царнаевыми. “Чего искренне не могли понять американцы, так это заявления матери Царнаевых о том, что ее сыновей подставили, – говорит Кинг. – Быть может, она сравнивает с ситуацией, которая случилась в ее жизни на Северном Кавказе, где такое вполне допустимо, но американскому обывателю очень сложно рассматривать ситуацию на Северном Кавказе и понять, как они могут так поступать”.
Но при этом политолог отмечает, что, к примеру, в ситуации со Сноуденом сейчас сложнее показать, чем Америка политически отличается от России. По данным организации Human Rights Watch за 2012 год, на Северном Кавказе были убиты 700 человек (700 смертей на несколько миллионов населения): “Если применить сюда стратегию эквивалентности, то количество насилий, к примеру, в Вашингтоне тоже немало. Более того, американцы все меньше верят, что насилие на Северном Кавказе перекинется на соседей, как говорили раньше в США. Мы стали реальнее смотреть на ситуацию на Северном Кавказе, чем 5 лет назад”.
Как итог: из-за стратегии эквивалентности сейчас США сложнее влиять на ситуацию на Северном Кавказе.
Сегодня, судя по взгляду из Вашингтона, на Северном Кавказе главная проблема – не проблема регионального и экономического развития или отсутствие рабочих мест (эти проблемы есть везде). Она заключается в том, что в регионе государство – единственный источник дохода для человека. Единственная возможность жить и что-то делать связана с государством (учеба, работа, лечение). Регион полностью зависит от федерального бюджета, и это предпосылки для катастрофы. И парадокс заключается в том, что государство, с одной стороны, сильное, а с другой, – слабое, так как не может обеспечить порядок, безопасность. Именно поэтому на Северном Кавказе насилие связано в основном с представителями государства. Но это уже совсем другая история.

Россия и Кавказ
оценок - 2, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Новости | Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.