Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Разные судьбы изобретателей телевидения

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 29 ноября 2013

Так начинался голубой экран

Телевизор – средство развлечения, которое позволяет миллионам людей слушать одну и ту же шутку в одно и то же время
Томас Элиот, английский поэт
Мы включаем телевизор и не задумываемся не только над тем, как работает это чудо техники, но и над тем, как вообще стало возможным передавать на далекие расстояния изображение и звук. В 1950-1970-гг. в СССР был весьма популярен роман американского писателя Митчела Уилсона “Брат мой, враг мой” (в США вышел в 1952 году под названием My Brother, My Enemy). В нем два брата-изобретателя работают над созданием телевидения. Физик по специальности, автор окончил Колумбийский университет и был близко знаком с одним из создателей современного телевидения – Владимиром Зворыкиным.
1. Пионер телевидения
Разные судьбы изобретателей телевиденияПередача изображения во времени и на расстояние практически стала возможной после изобретения фотографии. Современники были настолько поражены этим фактом, что один из французских живописцев, глядя на дагерротип (изобретение француза Луи-Жака Дагерра), воскликнул: “В этот день умерла живопись!” Все оказалось не таким страшным, во всяком случае для художников. Однако фотографии был присущ один и весьма существенный недостаток – статичность. Выхваченное в какой-то момент времени изображение оставалось неизменным. Требовалось найти что-то совершенно другое.
Перспективы появились с изобретением телеграфа. Первые образцы таких устройств были электрохимическими. В 1832 году Павел Шиллинг в России, а также знаменитые математик Карл Гаусс и физик Вильгельм Вебер в Германии, чуть позже Кук и Уитстон в Великобритании, разработали систему стрелочных телеграфов. Информация передавалась и считывалась на приемном конце по положению стрелки на круговой шкале, на которую были нанесены буквы алфавита. Хотя система первых телеграфов была крайне неудобной и очень медленной. но она все же начала вытеснять оптическую систему французского инженера Клода Шаппа. Она была кардинально усовершенствована президентом американской Академии художеств Самуэлем Морзе. Он впервые ввел передачу буквенной информации кодированными сигналами в виде длинных и коротких импульсов для букв и разделительных знаков (азбука Морзе). Важным преимуществом аппарата Морзе была возможность печати принятых импульсов на бумажной ленте.
В 1843 году шотландский физик Александр Бэйн запатентовал собственную конструкцию электрического телеграфа с электрохимическим способом печати, которая позволяла передавать изображение по проводам. Так родилась факсимильная связь. К современному виду ее приблизило изобретение Артура Корна. В 1902 году в Германии он продемонстрировал первую фотоэлектрическую факс-систему, а в 1922 году – систему на основе радиосигналов.
В фототелеграфных аппаратах происходит считывание изображения построчно световым пятном, излучаемым фотоэлементом, в частности, светодиодом, который обегает всю площадь оригинала. Световой поток изменял свою интенсивность, в зависимости от отражающей способности участка оригинала воздействовал на фотоэлемент (фотодиод) и преобразовывался им в электрические сигналы. По линии связи (по проводам или через эфир) они передавались на приемный аппарат, в котором электрические сигналы обратно преобразовывались в модулируемый по интенсивности световой луч, обегающий поверхность листа фотобумаги. Фототелеграфия была первым шагом к будущему телевидению. В частности, в ней была применена механическая развертка светового луча. Кстати, современный факс есть развитие факсимильной связи. Его широкому распространению способствовало то, что передача и прием изображения осуществляется по обычным телефонным линиям или через эфир.
Уже в конце XIX века во многих странах начали работать над передачей движущегося изображения.
Разные судьбы изобретателей телевиденияПо сравнению с факсимильной связью задача перед создателями телевидения стояла намного более сложная. Нужно было не просто передать изображение, а добиться передачи его в динамике, то есть движущегося при приемлемой четкости. Эти две задачи оказались трудно решаемыми, особенно на первых этапах, по многим причинам. Отметим две из них. Во-первых, отсутствовала необходимая технологическая основа. Необходимого качества и размеров электронные лампы появились только во втором и третьем десятилетии ХХ века. До этого проблема усиления электрического сигнала решалась сложно, получить необходимую скорость обработки сигнала было просто невозможно. Во-вторых, отсутствовала теоретическая основа и соответствующий математический аппарат. Кстати, именно с решения задач телевидения родилась отдельная математическая дисциплина под названием “Теория распознавания образов”.
Впервые слово “телевидение” (греч. tele – далеко и лат. video – вижу; от новолатинского televisio – дальновидение) прозвучало в 1900 году в докладе русского физика (штабс-капитана царской армии) Константина Перского “Современное состояние вопроса об электровидении на расстоянии (телевизирование)” на IV Международном электротехническом конгрессе в Париже.
Первые же шаги на пути к практическому электронному телевидению сделал Борис Розинг, который был знаком с Перским по Петербургскому технологическому институту и посвятил вопросам передачи изображений на расстояние методами электрической связи более 30 лет жизни. Такую передачу изображений он назвал электрической телескопией (греч. tele – далеко и skopeo – смотрю, наблюдаю). Кстати, термин “телескопия” до конца 1930 гг. был весьма употребительным и только затем его вытеснил термин “телевидение”.
Не достигнув положительных результатов с различными вариантами электрохимических систем передачи изображений и убедившись в их бесперспективности, Розинг делает важнейший шаг – использование электронного луча в катодной трубке Брауна (прообраз современного кинескопа). Так как электронный луч в такой трубке можно было отклонять с помощью либо электростатического, либо магнитного поля, то так появлялась, пока теоретическая, возможность передавать движущееся изображение.
Следующая весьма важная задача состояла в построении системы развертки. Другими словами, устройства, которое бы заставило отклоняться электронный луч по частям изображения.
Такая система с двумя зеркальными барабанами для развертки луча была создана 25 июля 1907 года, и ученый подал заявку на изобретение способа электрической передачи изображений на расстояние в нескольких странах. Интересно отметить, что патент в Англии он получил 25 июня 1908 года, в Германии – 24 апреля 1909-го, а в России – только 30 октября 1910 года.
Главной датой в трудах Розинга, конечно, является 9 мая 1911 года. В этот день он впервые получил точное изображение на экране своего простейшего телевизора. Оно состояло из четырех белых полос на черном фоне. Многочисленные физики Петербурга, присутствовавшие при этой демонстрации, единогласно присудили Розингу уже в 1912 году Золотую медаль Русского технического общества.
В период Первой мировой войны Розингу пришлось переключиться на выполнение работ для военного ведомства. Однако, не получая никакой поддержки, он продолжает работы над устройством телевидения. Даже в период Гражданской войны ему удалось организовать в Екатеринодаре (Краснодаре) физико-математическое общество и подготовить итоговый труд “Электрическая телескопия (видение на расстоянии). Ближайшие задачи и достижения”. Эта книга была издана в Петрограде в 1923 году.
На этом этапе развития телевидения главным являлась проблема развертки электронного луча. В факсимильных аппаратах применялась оптико-механическая. В тот период она была наиболее разработана и имела необходимые технические устройства. Она применялась на первых аппаратах звукового кино. Однако, в силу присущей механическим системам инерционности, она имела принципиально не могла решить задач передачи и приема изображения на расстоянии в динамике. Тем не менее, первые системы телевидения имели именно такую развертку.
У электронной развертки было не очень много сторонников, так как она была трудно реализуемой из-за отсутствия необходимых электронных устройств. Однако Розинг одним из первых понял всю перспективность именно электронной развертки. Он и его сподвижники твердо отстаивали необходимость ее применения.
В 1924-1928 гг. в лаборатории Ленинградского электротехнического института под руководством Розинга была усовершенствована электронная система телевидения. В частности, между катодом и анодом приемной трубки он помещает сетку для модуляции тока луча, развертывает изображение на 48 строк (сейчас 625 и выше), усиливает фототок в ламповом усилителе, разрабатывает фотоэлектрический прибор для ориентировки слепых, читающую машину, систему записи звука, и на все это получает соответствующие патенты.
На V съезде советских физиков другой талантливый изобретатель Лев Термен сделала доклад “Видение на большом расстоянии” и продемонстрировал на экране движущиеся руки. Эта система была сразу засекречена, так как предполагалось ее использование в пограничных войсках.
По заданию советской разведки Термен в 1928 году прибыл в США. Там он открыл студию электромузыки, в которой выдающиеся произведения игрались на им изобретенном электромузыкальном инструменте терменвоксе. В 1922 году он демонстрировал его работу Владимиру Ленину. В его студии бывали знаменитые композиторы и исполнители Джордж Гершвин, Морис Равель, Яша Хейфец, Иегуди Менухин, актер Чарли Чаплин, великий физик Альберт Эйнштейн. В круг его знакомых входили финансовый магнат Джон Рокфеллер, будущий президент США Дуайт Эйзенхауэр.
Вообще, жизнь Термена – это увлекательный детективный роман, в котором переплетены научные открытия в области телевидения, электромузыки, разработки охранных и подслушивающих устройств, знакомства с выдающимися деятелями искусства, науки, политиками, а также работа на советские спецслужбы, репрессии и Сталинская премия 1947 года. Но это тема для отдельного материала.
Судьба Розинга оказалась трагической. В 1929 году в стране разворачивается так называемое “Академическое дело”. На первом этапе в этот молох попадают в основном ученые гуманитарных наук. В частности, историк академик Евгений Тарле проходил по этому делу как будущий министр иностранных дел в новом правительстве. Затем начинается “Пулковское дело” ученых математиков и астрономов. Процесс Промпартии довел этот вал до апогея. Попал в этот водоворот и Розинг.
Своему знакомому профессор одолжил денег. Обычное дело между знакомыми людьми. Проблема в том, что этот знакомый был арестован ОГПУ как участник “Академического дела”. Соответственно, пришли и за Розингом. Одолжил деньги контрреволюционеру и иностранному шпиону – значит материально поддерживал их деятельность. К тому же царский профессор голландского происхождения. Неважно, что предок Розинга приехал в Россию по приглашению царя Петра и связь с исторической родиной была давно утеряна. Все это в глазах малограмотных следователей было крайне подозрительно.
Поскольку активной контрреволюционной деятельности абсолютно аполитичного профессора, вопреки всем стараниям следователей, выявить не удалось, а времена по меркам 1937 года были еще “либеральными”, то Розинга выслали из Ленинграда. Как говорится, счастливо отделался.
Первый год он провел в Котласе, а затем был переведен в Архангельск. Самое страшное – Розинга сослали “без права работать”. Но имя его было тогда настолько известным, что за него просили многочисленные ученые в СССР и за рубежом. Результатом стало получение права работать на кафедре физики Архангельского лесотехнического института, которой тогда руководил Петр Покотило. Но без зарплаты.
Жизнь выдающегося ученого была ужасной. Ученый с мировым именем сначала жил за занавеской у первой хозяйки, потом на кухне, и только в последние месяцы обрел тихий приют в квартире Александры Поповой. Эта простая женщина как могла заботилась о постояльце.
Время было голодное. Все по карточкам, да и денег не платили. Питался тем, что приносил в кастрюльках из дома Петр Покотило. Как было переносить все это русскому интеллигенту в лучшем смысле этого слова – остается только догадываться.
В апреле 1933 года за два дня до смерти Розинг возвращался домой на трамвае, везя в судочках обед, который принес ему Покотило. На крутом повороте трамвай качнуло, и содержимое судочка попало на пальто сидящей рядом дамы. Она устроила скандал, оскорбительный для Розинга, а он только извинялся и пытался носовым платком почистить ее пальто. Придя домой, Борис Львович сразу лег на кровать, повернувшись к стене, и, сжимая голову, только повторял: “Господи, господи, за что?..”. На следующий день он не встал и не пошел на работу, у него произошло кровоизлияние в мозг, а через два дня его не стало.
На долгие годы в СССР про ученого с мировым именем забыли, и только в 1957 году его посмертно реабилитировали за отсутствием состава преступления. Сегодня его имя упоминается в любом учебнике по телевидению.
(Окончание следует)

Разные судьбы изобретателей телевидения
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: История | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.