Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Разные судьбы изобретателей телевидения

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 06 декабря 2013

Так начинался голубой экран

(Окончание. Начало см. “Зеркало” от 30 ноября 2013 г.)
“Такой ученый, как Зворыкин, никогда не уходит в отставку… Даже через столько лет после так называемого ухода в отставку, последовавшего за удивительно продуктивной деятельностью, он создал больше, чем многие люди за всю жизнь”.
Дэвид Сарнов, президент Radio Corporation of America
Разработкой систем передачи изображений в начале 1920-х гг. занимались во многих странах. Задачу эту одним из первых решил русский физик и инженер Владимир Зворыкин. И не в СССР, а на другом конце планеты.
2. Творец телевидения
Разные судьбы изобретателей телевиденияКак разительно отличается судьба Бориса Розинга от того, что произошло с его учеником Владимиром Зворыкиным. Страницы его биографии полны приключений и счастливых случаев.
Начнем с некоторой путаницы в дате рождения. В справочниках и энциклопедиях, изданных в США, указывается 1889 год. В Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга имеется метрическое свидетельство: “В метрической книге, хранящейся в архиве оной города Мурома, Сретенской церкви за 1888 год, мужского пола Владимир, показан рожденным 17 июля, а крещен – 19. Его родители: муромский купец, потомственный почетный гражданин Козьма Алексеев Зворыкин и законная его жена Елена Николаевна, оба православные”.
Сам Владимир Зворыкин указывал дату рождения 30 июля по новому стилю. Однако в позапрошлом веке разница между стилями составляла не 13, а 12 дней, поэтому правильно не 30, а 29 июля. Причины таких расхождений до конца не выяснены. Возможно, Зворыкин уменьшил свой возраст для защиты докторской диссертации в Питтсбургском университете. К ней допускали соискателей не старше 35 лет.
С отличием окончив в 1906 году Муромское реальное училище, Владимир едет в Петербург, чтобы продолжить образование в Императорском технологическом институте, который окончил в 1912 году по первому разряду. В этом же году Зворыкин по рекомендации профессора Розинга и на средства отца поехал на стажировку в Коллеж де Франс, к великому физику Полю Ланжевену. Там он слушал лекции по теоретической физике и изучал свойства рентгеновского излучения, затем выезжает в Германию, чтобы прослушать курс теоретической физики в Шарлоттенбургском институте.
В 1910 году произошло очень важное событие в жизни студента Зворыкина. Он начал исследовательскую работу в физической лаборатории профессора Розинга, который уже занимался вопросами передачи изображения на расстояние – электронным телевидением.
Зворыкин с большой теплотой вспоминал своего учителя. “В это время я полностью понял недостатки механического телевидения и необходимость использования электронных систем… Наши отношения вскоре переросли в дружбу, и я понял, что он не только талантливый ученый, но и всесторонне образованный и мудрый человек… Он по сути обогнал свое время. Система, над которой он работал, нуждалась во многих элементах, которые еще не были созданы”.
Первая мировая война застала Зворыкина в Берлине. Он срочно уезжает в Данию, оттуда через Финляндию добирается до России. На родине выпускника Технологического института призывают в действующую армию. В течение полутора лет Зворыкин служит на военной радиостанции в Гродно. Затем его направляют в Петроград для работы преподавателем офицерской радиошколы и военпредом на завод Российского общества беспроводных телеграфов и телефонов (РОБТиТ).
В 1917 году по заданию Временного правительства Зворыкин наладил работу радиостанции для связи между Таврическим дворцом и Кронштадтом, а потом возвратился на работу в РОБТиТ.
После Октябрьского переворота с каждым днем становится все понятнее, что мечты о научной карьере, создании лаборатории электронного телевидения в условиях революционного хаоса не реализуются.
Приказ народного комиссара по военным делам Льва Троцкого предусматривал мобилизацию всех царских офицеров в Красную армию. Никакого желания воевать за большевиков не было, поэтому ученый срочно уезжает из Москвы. Так началась полная опасных приключений одиссея Зворыкина. Тут нужно сказать, что в 1915 году он женился на студентке стоматологического училища Татьяне Васильевой. Во время недолгого пребывания супругов в Киеве в 1918 году Татьяна решила выехать в эмиграцию в Берлин.
На вокзале в Екатеринбурге Зворыкина арестовали. Вскоре заключенные узнали о расстреле царской семьи, и всех охватила паника. Казалось, что их судьба предрешена. Однако 10(23) июля Екатеринбург захватывают чехословаки. С их помощью Зворыкин выезжает в Омск.
Временное Сибирское правительство командирует его в США. Для того чтобы выехать в Европу, сначала нужно было попасть в Архангельск, который был занят войсками Антанты и куда перебрались из Петрограда посольства большинства западных стран. Добраться из Омска до Архангельска можно было только по Северному морскому пути, так как европейская часть России находилась под властью большевиков. После головокружительных приключений во время путешествия на маленьком пароходике через льды и высадки на остров Вайгач Зворыкин добрался до Архангельска.
Там Владимир познакомился с американским послом Фрэнсисом и с его помощью получил не только американскую визу, но и транзитные документы в Англию, Норвегию, Данию и Швецию. Осенью 1918 года он прибыл в США. Во время плавания через океан на американском пароходе “Мавритания” Зворыкин познакомился и подружился с Аугусто Легией, будущим президентом Перу. Тот был единственным, с которым он мог разговаривать по-французски. Зворыкин английского языка не знал. Удивительно, но, даже прожив большую часть жизни в США, этот необычайно способный человек не смог научиться в полной мере говорить по-английски, так как владел французским и немецким.
В США Зворыкин занимался закупками радиооборудования для радиостанций Сибирского правительства. Весной 1919 года омское правительство отзывает его в Россию. Захватив запасные части для омской радиостанции, он через Японию прибывает во Владивосток и по Транссибирской магистрали через Харбин в Омск, что тогда было весьма опасным путешествием. По дороге у него неоднократно отбирали личные вещи.
По прибытии в Омск Зворыкин стал свидетелем нарастания хаоса. Положение на фронте было нестабильным, и мысли перебраться в более спокойную страну, где можно было бы заниматься научной деятельностью, все чаще приходили на ум. Как писал он в своих воспоминаниях, такой страной представлялась Америка, но выехать туда можно было только официально. И тут судьба подарила такой шанс. Правительство решило снова направить его в США для решения вопросов закупки оборудования радиосвязи для Северного морского пути.
Снова он прибыл за океан в апреле 1919 года, но вскоре правительство адмирала Колчака пало и с этим был утрачен официальный статус. Не зная языка, с помощью друзей он устраивается в мастерскую по ремонту пишущих машинок. Из Берлина к нему приезжает жена, которую посчастливилось разыскать. Родилась дочка, через несколько лет – другая.
В 1920 году Зворыкина пригласили на работу в большую электротехническую компанию Westinghouse Electric, и он с женой переехал в Питтсбург. Там он занимался системами передачи и приема телевизионного изображения. Были получены определенные результаты, но для дальнейшей работы нужна была финансовая поддержка. Было решено показать установку генеральному директору Westinghouse Electric Дэвису.
Накануне демонстрации произошло случайное, но знаковое событие. Исследуя различные режимы работы, Зворыкин сжег конденсатор и всю ночь был вынужден восстанавливать схему. Генеральному директору и начальнику патентного отдела была продемонстрирована синхронная электронная передача изображения без использования механической развертки. Однако на больших начальников это не произвело никакого впечатления. Дэвис посоветовал “занять этого парня чем-то более полезным”. Есть предположения, что начальники просто не поняли Зворыкина из-за его плохого знания английского языка. Некоторое время изобретатель разрабатывает системы записи звука для кино, также им был создан высокоскоростной факсимильный аппарат.
Неизвестно, как бы сложилась творческая судьба Зворыкина, но снова помог случай.
В Нью-Йорке в 1928 году он встретил Дэвида Сарнова, тогда вице-президента компании RCA (Radio Corporation of America). Этот предприниматель был фанатиком телевидения, который твердо верил в его великое будущее. На торжественном вечере 1 августа 1954 года в связи с выходом Зворыкина на пенсию Сарнов вспоминал: “27 или 28 лет назад я в первый раз встретился с этим молодым человеком, который говорил с тем же самым ужасным акцентом, что и сегодня. Он с увлечением рассказывал мне об изобретенной им электронно-лучевой трубке, о больших перспективах и возможностях ее использования на практике – о создании электронного телевидения… Признаюсь, я почти ничего не понял из того первого рассказа о его изобретении, но я был очень впечатлен этим человеком… просто очарован его убедительностью. Я спросил: “Принимая во внимание все, что вы говорите, скажите, сколько нужно выделить средств, чтобы воплотить ваши идеи на практике? Сколько нужно потратить денег, чтобы появилась реально работающая телевизионная система?” Он хитро посмотрел на меня, глубоко вздохнул и ответил очень уверенно: “Я думаю, 100 тысяч долларов хватило бы”… То, насколько он был прав, стало понятно только теперь. Мы потратили почти 50 миллионов долларов, прежде чем вернули хотя бы один цент от продажи первых телевизоров. Но кто сегодня может сказать, что мы потратили эти деньги зря? Я могу с уверенностью заявить, что Зворыкин – самый лучший продавец идей из всех, кого я знал”.
Конечно, Сарнов и не подозревал, что в Зворыкине жила отцовская коммерческая жилка. Показательно высказывание Зворыкина по поводу внедрения изобретений. “Я понял, что работу над идеей, способной привести к коммерческому успеху, нужно камуфлировать до тех пор, пока возможность получения прибыли не станет очевидной для людей бизнеса”.
В 1929 году, уже работая в фирме RCA, Зворыкин разработал высоковакуумную телевизионную приемную трубку – кинескоп, к 1931 году завершил создание конструкции передающей трубки – иконоскопа.
В конце 1920-х гг. телевизионная система Зворыкина была принята во всем мире. В 1933 году Зворыкин принял приглашение приехать в СССР, чтобы прочесть курс лекций и познакомиться с работой научных лабораторий. Сарнов поддержал эту поездку, считая, что, находясь в СССР, Зворыкин сможет провести переговоры по вопросу поставок телевизионного оборудования RCA в Советский Союз. Через два года такие поставки действительно начались. Как впоследствии признавался Зворыкин, во время первого пребывания в СССР его не покидало чувство тревоги и даже страха. И основания для этого были. “При посещении спектакля “Дни Турбиных” Московского художественного театра (МХАТ – авт.) со мной произошел удивительный случай. Я был в театре с руководителем Треста связи и несколькими инженерами, которых я уже встречал в лабораториях… Я сидел между руководителем треста и человеком, лицо которого мне как будто бы было знакомо, но кто он и где я его видел, не мог вспомнить. Во время перерыва я спросил его, из каких он краев и чем занимается. Когда он ответил, что приехал из Екатеринбурга, я неожиданно узнал в нем следователя из тюрьмы, в которой там побывал”.
Последовало предложение вернуться в СССР. В 1934 году на семейном совете в Ленинграде муж сестры Зворыкина – Анны – профессор Ленинградского горного института, в будущем академик Дмитрий Наливкин категорически не советовал возвращаться в СССР. На настроение Владимира повлияла и встреча с его давним другом – физиком Петром Капицей, сообщившим, что власти СССР больше не выпускают его в Кембридж. В тот приезд в СССР состоялось знакомство Зворыкина с Берией. Это произошло в Тбилиси, где жил брат Зворыкина – Николай. Еще были поездки в СССР, но с 1936 года они прекратились. В следующий раз он приехал на родину только в 1959 году.
По возвращении в США Зворыкин продолжил свои разработки в области телевидения. Первая телевизионная трансляция состоялась в 1939 году – со Всемирной выставки в Нью-Йорке. Зворыкин много ездил по миру с лекциями и выступлениями, однако от предложения фашистского правительства Германии приехать в Берлин отказался. В годы Второй мировой войны Зворыкин активно занимался телевизионной наводкой бомб и измерением расстояний с помощью СВЧ-излучения. Им была разработана электроннолучевая трубка, работавшая в инфракрасном диапазоне, а также ночные прицелы, бортовые ТВ-системы. В 1941 году его лаборатория в RCA переехала в Принстон. Там Зворыкин соседствовал домами с великими учеными XX столетия – Альбертом Эйнштейном и Робертом Оппенгеймером – и был близко знаком с ними. В эти годы он часто общался и с одним из отцов компьютеров Джоном фон Нейманом. Эти два замечательных ученых надеялись, что в дальнейшем им удастся объединить возможности телевизионной и компьютерной техники. Позже их идеи воплотились в персональном компьютере и мобильном телевидении.
В возрасте 60 с лишним лет Зворыкин развелся с первой женой и женился на Екатерине Полевицкой, женщине, которую любил долгие годы. Возможно, во многом благодаря Полевицкой – профессору микробиологии Пенсильванского университета – научные интересы Зворыкина сосредоточились на медицине. После ухода на пенсию в 1954 году он становится директором Центра медицинской электроники при Институте Рокфеллера в Нью-Йорке. Здесь Зворыкин создает уникальный микроскоп для исследования химических реакций внутри живых клеток, который воспроизводит цветное изображение объекта на телеэкране. Зворыкин стал основателем новых направлений в науке – биоинженерии и медицинской электроники.
Великий изобретатель и инженер умер в госпитале Принстона 29 июля 1982 года. За несколько часов до смерти этот удивительный человек дал по телефону свое последнее интервью. В нем он вспомнил много событий своей жизни и в конце сказал, что умирает от старости.
Если бы в бурные революционные годы Зворыкин не выехал в США, то в лучшем случае раздели бы судьбу своего учителя Розинга. Как писал Булат Окуджава: “Как хорошо, что Зворыкин уехал, И телевидение там изобрел. Если бы он из страны не уехал, Он бы, как все, на Голгофу взошел”.
Судьба Зворыкина хранила…

Разные судьбы изобретателей телевидения
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: История | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.