Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Размышления по поводу статьи А.К.Шагиняна “Нахичевань в составе Арабского халифата”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 19 апреля 2013

(Окончание. Начало см. “Зеркало” от 6 и 13 апреля 2013 г.)
Итак, сведения арабских авторов IХ-Х веков о городах Южного Кавказа, в том числе и Нашаве-Нахчыване, очень ценны, но тем не менее, в силу недостаточной осведомленности этих авторов, в ряде случаев противоречивы и нуждаются в уточнении.
Согласно А.Шагиняну (с. 110), арабские авторы Кудама, Йакут ал-Хамави, ал-Балазури, Халифа ибн Хаййат “считают Нашаву столицей ал-Бусфурраджана”, идентифицируя последний с армянской областью Васпуракан. Имеющийся в источниках данный факт – т.е. то, что Нашава является основным городом арабской области ал-Бусфурраджан (или алБусфурраджан или ал-Басфурджан) нами вовсе не оспаривается. Однако наши последние разыскания по истории Нахчывана “от арабов до монголов” [См.: Нахчыван - от арабов до монголов (VII-XII века). Баку, 2005, на азерб.яз.)] привели к очень интересным выводам в отношении имеющегося в арабских источниках административного арабского названия ал-Бусфурраджан. Так, выяснилось, что несмотря на явную схожесть названий античной Басоропеды и раннесредневекового Васпуракана с арабским Бусфурраджаном, было бы ошибочным отождествлять их, тем более по местоположению; поскольку, политические преобразования, происходящие в регионе, приводили также и к административно-территориальным изменениям, то уменьшая или же, наоборот, расширяя границы той или иной области.
Обратимся к источникам, которые дают возможность прояснить связь Нашавы-Нахчывана с арабским ал-Бусфурраджаном. Отметим, что чуть ли ни все исследователи идентифицируют его с армянским округом Васпуракан, который после упомянутого выше договора 591 года политически был подчинен Сасанидам (А.Тер-Гевондян, с. 19). Ибн Хордадбех (с. 123-124) в числе подчиненных ими земель “до самого Ширвана” называет и Нашаву.
Согласно источникам (ср. напр. ал-Балазури), арабы в процессе завоевания заключали договоры с владетелем каждой завоеванной местности в отдельности, а в некоторых случаях (если владетель по какой-то причине отсутствовал – погиб, бежал и т.п.) – с ее населением. В Нахчыване отдельный договор был заключен между арабским полководцем Хабибом ибн Масламой и населением города.
По сведению ал-Балазури, владетель (батрик) ал-Бусфурраджана (Васпуракана), прибыв в завоеванный арабами Нашаву, также в отдельности заключил договор от имени всей своей страны и еще двух областей (названия которых не поддаются чтению) с условием политического подчинения и уплаты подати.
Заключение отдельных договоров с ал-Бусфурраджаном и Нашавой говорит о неподчинении города армянскому батрику Васпуракана и подтверждает факт наличия своего местного владетеля – скорее всего сасанидского ставленника.
У Степанноса Орбеляна, автора ХIII века, имеется сообщение о причислении Нахчывана в I-II вв. н.э. к области Сюник в качестве областного центра. Не оспаривая этот факт, вспомним вышеупомянутые нами слова А.П.Новосельцева о том, что проникновение армянского этноса в Сюник и Албанию усилилось только после VI в. н.э.; т.е. считать Сюник армянским, как это делает А.Шагинян, не верно.
Видимо Нахчыван, относимый ранними источниками то к атропатенской Басоропеде, а иногда и к Сюнику в результате сначала наступления Сасанидов, а затем арабов вместе с видоизменившими территориями тех местностей перешел в подчинение арабам и стал играть роль административного центра, теперь арабского. Арабы, завоевавшие армянский Васпуракан, добавили к нему по ходу завоевания территории, не только собственно армянские, но и соседствующих народов и создали новую искусственно образованную административную единицу – арабский ал-Бусфурраджан с центром в Нахчыване. Таким образом, новый арабский административный округ ал-Бусфурраджан с центром в Нашаве отличался от собственно армянского Васпуракана с известным центром в Ване, также как арабская провинция Арминийа от собственно Армении. Именно поэтому арабские авторы включают ал-Бусфурраджан (естественно, арабский) в состав Аррана-Албании, а не Армении. А что касается мнения А.Шагиняна о том, что Васпуракан занимал территории еще севернее Аракса (видимо, искусственное передвижение его пределов на север произошло из-за Нахчывана), это просто обыкновенная “натяжка” для удовлетворения своих домыслов. И не стоит делать открытие, включая Васпуракан (без его исконных южноараксинских земель – а куда их девать?) в “административную единицу Арминийа, т.е. Армению”. Лучше ознакомиться А.Шагиняну еще с одним местным дербендским источником ХI века, в котором автор, в отличие даже от синхронных ему арабских источников, описывая пределы арабской Арминийи, приводит нижеследующее сведение: “Что касается Арминийи …то ее пределы с западной стороны страна ал-Арман (билад ал-Арман), с востока и юга пределы Аррана и Азербайджана и часть ал-Джазиры, с севера часть страны Арран…” (см. Минорский. Шаддадиды, с. 6, араб. текст, с. 20.
Дальше А.Шагинян, считающий, что ему удалось закрепить Нахчыван в составе арабской провинции Арминийа, и конечно в пределах собственно Армении, продолжает развивать свои домыслы, утверждая, что и “после расформирования арабской провинции Арминийа и восстановления Багратидами армянской и албанской государственности в 886 г… Нашава (Нахчыван) продолжала пребывать в составе Армении”. И опять свидетелями его являются вышеупомянутые арабские географы-путешественники ал-Истахри и Ибн Хаукал, сведения которых нами выше разбирались. Здесь же автор приводит и сообщения средневековых армянских авторов Товмы Арцруни, Йовханнэса Драсханакертци и других, которые якобы подтверждают его выводы, согласно которым Нахчыван с конца IХ века (с 886 г.), очевидно, до ликвидации Багратидов, принадлежал Армении.
Следует отметить, что Нахчыван, довольно часто подвергавшийся нападениям извне, исходя из сведений источников, в начале IХ века оставался в ведении арабских эмиров или же их клиентов (мавля). Одним из последних был Йезид ибн Хисн (Хусн), согласно ал-Йа’куби (Тарих, II, 564) – клиент одного из арабских племен, местный мусульманин, который, несмотря на свой явный сепаратизм, длительное время (вплоть до середины IХ века) был эмиром стратегически важного для арабов пункта в регионе – Нахчывана. У достаточно компетентного арабского историка ал-Йа’куби имеются довольно интересные и важные также для истории Нахчывана сведения, касающиеся событий этого, весьма сложного периода для народов региона. Ибо именно в это время и нахчыванский эмир, воспользовавшись распространившимся по всему региону антиарабским движением, также пытался закрепить свои позиции в Нахчыване, т.е. обособиться от халифата. Однако, назначенный в конце 20-х годов халифский наместник Азербайджана, Аррана и Армении Халид ибн Мазйад сумел подавить восставших, но вскоре был смещен с должности за то, что, по словам ал-Балазури (с. 211), принимал подарки от армян. Согласно ал-Йа’куби (т. II, с. 580), когда очередной халифский наместник Хамдуйа ибн Али ибн Фадл в 849 г. прибыл в Нахчыван, здесь его встречал тот самый Йезид ибн Хисн. Все эти сведения отрицают факт принадлежности Нахчывана и в этот период Армении, а точнее армянскому роду Арцрунидов.
Далее А.Шагинян, ссылаясь на сообщения армянских авторов (Т.Арцруни, Й.Драсханакертци “и многие другие”), с уверенностью говорит “о принадлежности города Нахчыван после 886 года восстановленному Багратидами царству Великая Армения”. Он также утверждает что, “…Багратиды отняли Нахчыван у васпураканских князей Арцрунидов и передали его другим своим вассалам – Сюнидам”.
Во-первых, вышеприводимые нами сведения ал-Йа’куби, сами по себе говорят о том, что и в первой половине IX века, даже чуть позднее, в Нахчыване, также как и во всей арабской провинции Арминийа, арабская администрация все еще была сильна и там находился арабский гарнизон, а также налоговый чиновник (амил) и местный владетель-мусульманин (ибо он был мавля арабов).
А, во-вторых, уже в 893 г., т.е. буквально через несколько лет после восстановления армянского и албанского царств, когда Халифат был ослаблен, но еще достаточно силен, халифский наместник региона Мухаммад ибн Абу-с-Садж (хотя в это время уже провинции Арминийа фактически не было) по указанию своего правителя выступил против армянского царя Смбата I; эта же политика продолжалась и при преемнике Мухаммада – в то время уже правителя азербайджанского государства Саджидов Йусуфа (все эти события описаны в работах А.Тер-Гевондяна, З.Буниятова, М.Шарифли, В.Минорского и др.).
В этот сложнейший для региона период, когда в Нахчыване все еще находился арабский гарнизон, Йусуф назначает эмиром Нахчывана и Гохтана (Ордубад с Джульфой) представителя рода Абудулафидов, которые с промежутками правили здесь с титулом “Нахчыван-шах” вплоть до 1075 г. Я не буду останавливаться на событиях тех лет, когда, судя по тем же упомянутым А.Шагиняном арабским источникам (ал-Истахри, Ибн Хаукал, ал-Мукаддаси и др.), Азербайджан, Арран-Албания и собственно Армения управлялись “единым правителем”, т.е. представителями Саджидов и Саларидов (Ибн Хаукал, с. 224). Однако отмечу, что в эти времена даже город Двин (Дабил) часто переходил из рук в руки, а владетель Нахчывана, “доблестный” эмир Абу Дулаф (кстати, воспетый в стихах известных поэтов Асади Туси и Гатрана Табризи), участвовавший в разных походах, для расширения своих границ, по сообщению Асогика, (с. 133) разбил лагерь “в местечке, называемом Какъяром”, на территории Васпуракана, а затем разбил посланные Ашотом Арцруни войска.
Таким образом, если принять вывод А.Шагиняна о принадлежности Нахчывана после 886 года Армении, а в данном случае Васпуракану, как же быть тогда с такими историческими фактами?
Хочу остановиться еще на упомянутом А.Шагиняном трагическом событии, происшедшем якобы в Нашаве-Нахчыване в 705 г. Неоднозначное отношение исследователей (З.Буниятов, А.Тер-Гевондян, Р.Мамедов и др.) к этому вопросу, нашедшему свое отражение в местных (Моисей Каланкатуйский, Гевонд, Асогик и др.) и арабских (ал-Балазури, ал-Йа’куби, ал-Куфи) источниках, как видим, продолжается по сей день.
По сообщению местных авторов, арабский наместник заманил всю местную знать в городскую церковь и приказал заживо их сжечь (Гевонд, с. 22; Асогик, с. 92-93; М.Каланкатуйский, с. 190). Ряд историков (Р.Мамедов, с. 38; А.Тер-Гевондян, с. 77), исходя из этого сообщения, называют местом происшествия Нахчыван. Однако арабские авторы, для которых замена названия местности вряд ли имела бы какое-либо значение, приводят иную версию. Ал-Балазури (с. 242) и ал-Йа’куби (Тарих, т. II, с. 324-325) называют местом происшествия “церкви области Хилат”, а ал-Куфи (с. 13) просто “середину Арминийи”. Академик З.Буниятов, учитывая результаты археологических раскопок, проведенных под руководством армянского академика И.Орбели (он обнаружил в одноименном городе Нахчыван, находящемся в Карсской области Турции, остатки сожженной церкви периода арабского владычества), местом сожжения представителей местной знати считает Карсский Нахчыван (Государство Атабеков…, Баку, 1978, с. 195-196). Анализ разноречивых сообщений источников и литературы если и не дает возможности однозначно отнести упомянутое событие непосредственно к Нахчывану, но, тем не менее, позволяет прийти к выводу о том, что и город, и окрестности сильно пострадали от продолжавшихся карательных мер арабского наместника, направленных против всего населения.
Однако и это событие совершенно не подтверждает факт принадлежности Нахчывана к Армении. А что касается того, что деятельность “Багратидов, Арцрунидов и других армянских князей”, по словам А.Шагиняна, непосредственно связана “с Нахчываном на Араксе, что в велико-армянской области Васпуракан, у подножия Арарата” (сколько эмоций?!), то эта связь была просто, если можно так назвать, соседская, и не всегда добрая.
Любопытно еще одно “открытие” А.Шагиняна. Если З.Буниятов второй Нахчыван, упомянутый Йакутом, нашел в Карсском вилайете Турции, почему же А.Шагиняну не найти одноименный город где-то в другом месте, например, “на западном берегу озера Урмия”, который, по его словам, был “административным центром округа Траби исторической области Персоармения”, и который в арабское время входил “в состав провинции Адзарбайджан” (с. 112).
Я не понимаю, для чего это “открытие” понадобилось. Ведь Йакут, упоминавший о двух Нахчыванах, помещает их на территории Азербайджана или Аррана, но не в Армении. Таким образом, из всего вышесказанного очевидно, что анализ соответствующих сведений из сочинений довольно известных нам “основоположников”, как называет их А.Шагинян, “арабо-мусульманской историографической и географической школы” вовсе не свидетельствует о принадлежности азербайджанского города Нахчыван, при арабах и после, к территории Армении. Наоборот, они свидетельствуют о том, что арабский административный округ с названием ал-Басфурраджан с центром в Нашаве-Нахчыване был таким же искусственно образованным в ходе завоевания названием оккупированной арабами территории, как и путающее многих дилетантов арабское административное название “Арминийа”. Последнее, как известно, включало в свои пределы не только собственно Армению, называемую арабами ал-Арман, но и все остальные завоеванные арабами страны Южного Кавказа. Арабские источники называют округ ал-Басфурраджан в составе страны Арран (в основном нынешний Северный Азербайджан) и свидетельствуют о том, что этот новообразованный округ, в главном городе которого с первых же дней завоевания находился арабский гарнизон, охраняющий округу, территориально отличался от одновременно существующей на юго-востоке озера Ван армянской области Васпуракан с известным центром в городе Ван.
А до нашествия сельджуков Нахчыванский эмират, управляемый Абу Дулафом с титулом “нахчываншах”, начиная с ликвидации этого эмирата султаном Алп Арсланом вплоть до падения государства Шаддадидов (1075 г.) находился в пределах последнего. Центр эмирата Нахчыван и в период правления сельджукского эмира смог сохранить свое военно-стратегическое значение.
Хочу закончить эту, оставившую в душе неприятный осадок, рецензию словами известного армянского ученого К.П.Патканова, который продемонстрировал свое объективное отношение к критике О.Луки Инджиджьяна [согласно его характеристике, "глубокий знаток армянских древностей и географии в начале текущего столетия" (т.е., XIX в. - Н.В.)], направленной против работы французского армениста Сен Мартена (он в 1819 г. издал в Париже Mеmoires sur l’Armenie): “Обыкновенно, когда при решении научных вопросов взгляд исследователя затемнен патриотизмом и лишен необходимой в таких случаях объективности, результаты трудов оказываются далеко не соответствующими потраченным на них воодушевлению и стараниям. Так было с Инджиджьяном. В его возражениях не столько было веских доводов, сколько требования, чтобы французский ученый относился с должным пиететом к памятнику армянской древности. В конце концов, результатом полемики было то, что всякий беспристрастный читатель невольно становится на сторону Сен-Мартена, который поддерживает свое мнение наукообразно и с целым арсеналом доказательств, тогда как его противник ограничивается голословными опровержениями. (Предисловие К.Патканова к кн. Армянская география VII в. по р.х., приписывающаяся Моисею Хоренскому. С.-ПБ., 1872, с. VII).
Мне добавить нечего.
P.S. Откровенно говоря, вызывает не столько негодование, сколько сожаление, что статья А.Шагиняна выполнена “на средства гранта президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых – доктор наук МД – 1664-2012. 6, проект “Раннесредневековая география стран Южного Кавказа (Закавказья) и Армянского нагорья”.
Опять создаем проблему?

Размышления по поводу статьи А.К.Шагиняна “Нахичевань в составе Арабского халифата”
оценок - 4, баллов - 4.00 из 5
Рубрики: История

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.