Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Повышаются экологические риски Каспия

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 02 декабря 2013

Экспертов беспокоит ввод в эксплуатацию казахстанского Кашагана

Повышаются экологические риски КаспияВвод в эксплуатацию Кашагана – крупнейшего выявленного нефтегазового месторождения на шельфе Каспия, существенно повышает риски, связанные с экологическим состоянием моря, считает директор научного центра “Каспий”, председатель Центра регионального развития, профессор Бакинского государственного университета Чингиз Исмайлов. По его словам, очень большие затраты связаны с предусмотрением рисков загрязнения моря, сообщает Новости.аз. Правительство Казахстана предъявляет большие требования нефтяным компаниям, участвующим в разработке данного месторождения, и поэтому несколько раз откладывался запуск эксплуатации Кашагана.
“Кашаганское месторождение отличается сложными геологическими условиями. С одной стороны, это аномально высокое пластовое давление, с другой стороны, в отличие от азербайджанских месторождений, Кашаган находится на небольшой глубине, толща воды здесь составляет 5-15 метров, не больше. Вообще север Каспия – неглубокая часть, и для разработки таких месторождений использование платформ неудобно. Поэтому казахстанская сторона вынуждена создавать искусственные острова, а это дополнительные расходы”, – говорит эксперт.
Третья отличительная особенность – высокое содержание серы, что делает нефть не очень качественной. “Все месторождения в казахстанском секторе Каспия – сернистые. Поэтому разработка Кашагана осложнена еще и тем, что в случае аварии там произойдет техногенная катастрофа. При попадании серы в морскую среду образуется серная кислота, которая уничтожает все живое. Если принять во внимание то, что северная часть Каспия – основная зона нереста осетровых и более 80% нереста происходит здесь, то это означает уничтожение экосистемы всего Каспия”, – сказал Исмайлов.
Эксперт отметил, что давление на Кашаганском месторождении достигает 3000 атмосфер. Платформа или скважина для такого давления – как щепка. По словам Исмайлова, мощнейший взрыв произошел на Тенгизском месторождении на северо-восточном побережье Казахстана в 1989 году. Полтора года эту скважину не могли потушить еще в советское время с привлечением даже западных специалистов. И тогда впервые на практике были применены вооруженные силы. Только благодаря бомбардировке это месторождение уничтожили.
Напомнив о недавней аварии на месторождении “Булла-Дениз” в азербайджанском секторе Каспийского моря, эксперт подчеркнул, что и в этом случае пожар был потушен после привлечения пограничных сил. При этом он отметил, что давление на “Булла-Дениз” было 900 атмосфер.
“Риски есть. Если на суше можно локализировать загрязнение, то на море, тем более что речь идет о сернистой нефти, это будет практически невозможно. А если учитывать то, что течение с севера идет против часовой стрелки, то в случае аварии выбросы потекут в сторону России, а затем Азербайджана”, – сказал Исмайлов.
Он также добавил, что на любом производстве есть сброс, и даже ведущие международные компании не могут гарантировать его отсутствие. Речь идет о минимизации рисков, отметил эксперт. Названное в честь казахского поэта XIX века, родившегося в Мангистауской области, месторождение Кашаган является одним из крупнейших мировых открытий за последние 40 лет. Промышленная добыча нефти на Кашагане началась 11 сентября этого года. 9 октября в ходе плановой проверки газопровода были обнаружены следы утечки газа. В связи с этим добыча нефти на месторождении была приостановлена. При этом выброса газа в количестве, которое может представлять угрозу для здоровья людей и окружающей среды, не обнаружено. Это уже не первое временное прекращение добычи из-за аварии на Кашагане.
Между тем на днях министр нефти и газа РК Узакбай Карабалин сообщил, что возобновление добычи нефти на Кашагане возможно во второй половине декабря.
Вообще же экологическое состояние Каспийского моря в течение очень длительного времени является проблемой N1 в отношениях прикаспийских государств. В связи с бурным ростом добычи нефти как на прибрежных территориях, так и с новыми шельфовыми проектами, угроза каспийской экологии и многочисленным каспийским видам-эндемикам только возросла. Насколько может быть серьезной авария при шельфовой добыче нефти показала авария платформы Deep Water в Мексиканском заливе в 2010 году, когда нефтью был загрязнен целый залив, а негативное воздействие распространилось на всю северную Атлантику. Для Каспия подобная авария – это приговор, поскольку объем воды в море значительно меньше, чем в Атлантическом океане, нет сильных течений и вообще водооборот в море довольно медленный. Кроме того, Каспийское море, как бессточный водоем, накапливает в себе все загрязнения, которые стекают в него с водой впадающих рек, сообщает Ferghana.ру.
Экологические проблемы Каспия стали настолько острыми, что в последние годы даже отодвинули на второй план политические и экономические разногласия прикаспийских государств по поводу раздела шельфа. Экологические решения и протоколы принимаются в первую очередь, но, к сожалению, как показывает практика, до их точного и безусловного исполнения еще очень далеко.
Конечно, для защиты природы Каспийского моря сделаны определенные шаги. Так, в 2006 году была ратифицирована Тегеранская Рамочная конвенция о защите морской среды. В декабре 2012 года на 4-й сессии министерской конференции Тегеранской конвенции был подписан протокол о защите Каспийского моря от загрязнения из наземных источников. Это большой прогресс, поскольку долгое время проблема наземного загрязнения была отделена от общих проблем моря, и на согласование документа ушло шесть лет. Теперь, согласно подписанному протоколу, прикаспийские страны будут каждый год отчитываться о мерах по предотвращению вредных сбросов с суши в море. Юридически решена одна из важнейших проблем.
Однако, повтоpимся, до полного выполнения всех необходимых мер еще очень далеко. Реконструкция инфраструктуры вдоль рек, впадающих в Каспийское море, потребует многих лет, если не десятилетий работы. В России это означает реконструкцию канализационной инфраструктуры во всех приволжских регионах, до Московской области включительно, а также всех северокавказских регионов. В Азербайджане это означает необходимость развития сотрудничества с Турцией, Грузией по Куре, и с Арменией по Араксу, ибо без них все азербайджанские меры окажутся малоэффективными. Но с Арменией у Азербайджана долгий и нерешенный конфликт вокруг Карабаха, и быстрых успехов тут ждать не приходится.
Между тем ряд стран на словах выступают за охрану природы Каспия, но на деле предпринимают шаги, которые способны на порядок ухудшить состояние экологии. Казахстан ведет развитие Кашаганского проекта с проектной добычей в 50 млн. тонн нефти в год, который расположен прямо в центре бывшей заповедной территории по вылову осетра, в котором раньше добыча нефти была запрещена. Одного крупного сброса с Кашагана достаточно, чтобы необратимо загрязнить все ООПТ (особо охраняемые природные территории) в дельтах Урала и Волги – главного места нерестилища и нагула осетровых и других пород рыб, гнездилища птиц и других видов. Течение понесет нефть от Кашагана на запад, как раз на эти ООПТ, и очистить от нефти дельту и лиманы, поросшие камышом, будет неимоверно трудно, если вообще возможно. Вообще, чего стоят заявления Казахстана по поводу каспийской экологии при подобных планах добычи нефти в бывшей заповедной территории, вблизи от особо охраняемых заповедников?
“Особая позиция” у Туркменистана, который тоже на словах поддерживает экологические меры, но практически ничего не делает. Туркменские экологи считают свой участок побережья наиболее чистым, хотя это не так. Во-первых, на туркменском побережье еще с XVIII века велась колодезная добыча нефти (Небитдаг расположен примерно в 15 км от моря, и нефть через грунтовые воды попадает в море), из порта Туркменбаши велась отгрузка нефти на танкеры и мощный вклад в загрязнение вносит Туркменбашинский НПЗ, и потому туркменское побережье имеет накопленное нефтяное загрязнение.
По оценке независимых экспертов, ситуация на туркменском участке мало чем отличается от ситуации на азербайджанском и казахстанском участке. Во-вторых, Туркменистан развивает свои шельфовые проекты. Для освоения намечено 32 блока, часть из которых уже освоена и на них ведется добыча нефти и газа. Объем добываемой нефти будет только расти, поскольку только разведанные ресурсы месторождений Магтымгулы, Овез, Диярбекир оцениваются в 500 млн. тонн нефти и могут быть открыты новые запасы. Уже сейчас запасы нефти в туркменском шельфе составляют треть от минимальных оценок запасов Кашаганского месторождения. Понятно, что со временем туркменский шельф станет одним из источников нефтяного загрязнения Каспийского моря, и течения понесут нефть на север, вдоль восточного побережья моря, а далее в его северную часть, в “дополнение” к загрязнению от Кашагана.

Повышаются экологические риски Каспия
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Новости | Общество

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.