Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Послевыборная расколотая Венесуэла

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 17 апреля 2013

Оппозиция требует пересчета бюллетеней, но это вряд ли что-то даст

Послевыборная расколотая ВенесуэлаРезультат выборов президента в Венесуэле был в определенной степени ожидаемым, но и неожиданным. Если на предыдущих выборах кандидат оппозиции лидер Блока демократического единства Энрике Каприлес отстал от Уго Чавеса почти на 10%, то ныне разница составила около 1,5%.
Выборное законодательство Венесуэлы – одно из самых демократичных в Латинской Америке. Многоступенчатая регистрация голосующих с двукратным оставлением отпечатков пальцев предотвращает так называемые карусели, когда один человек имеет возможность голосовать несколько раз, вроде бы защищает от подобных явлений, но так происходит далеко не везде. И административный ресурс действует во всей красе.
Начнем с того, что губернаторы практически всех 24 провинций откровенно играли в пользу кандидата от власти – наследника Чавеса Николаса Мадуро. Они не только лично участвовали в избирательной кампании, но и занимались откровенным подкупом избирателей, а кое-где – и их запугиванием. Добавим к этому тотальный контроль над средствами массовой информации. В условиях Венесуэлы, где половина населения является откровенными бедняками и не имеет доступа к Интернету, газеты и телевидение являются мощным инструментом в руках власти. И она им воспользовалась в полной мере. Не будем сбрасывать со счетов и откровенные фальсификации, особенно в отдаленных регионах. Каприлес, в частности, привел список из таких нарушений, и многие из них приходятся на районы, граничащие с Колумбией, где настоящей властью является армия. А высшее офицерство поддерживало Чавеса, а теперь его наследника. Есть еще целый ряд показателей использования админресурса.
Электоральной базой Мадуро являются именно бедные слои населения, привыкшие к бесплатным раздачам бытовой техники, получению так называемого муниципального жилья, низким ценам в специальных магазинах, бесплатной медицине и образованию. Как и в Древнем Риме, они привыкли к “хлебу и зрелищам” и видят в Мадуро продолжателя так понравившегося им курса. Они не вникают и часто просто не понимают сложности управления экономикой. Они с некоторой опаской смотрят в будущее и хотят, чтобы ничего не менялось. В индейских общинах тоже поддерживают Мадуро. Там опасаются, что при Каприлесе возможно изъятие их общинных земель. Такое уже бывало, но Чавес положил этому предел.
Примерно так же настроена армия, которая для выходцев из бедных слоев является социальным лифтом. Тем более высшее офицерство – это люди, выдвинувшиеся при Чавесе, и по понятным причинам не желают существенных изменений, в том числе и политического курса. История показывает, что от армии в Латинской Америке вообще, а в Венесуэле особенно, многое зависит. Это наглядно иллюстрирует восхождение к власти Уго Чавеса.
За Каприлесом идут интеллигенция, студенты, в Венесуэле они серьезная сила, мелкий и средний бизнес, так как крупного просто не осталось после безудержной национализации.
И здесь мы имеем довольно серьезное изменение ситуации. После предыдущих выборов многие обозреватели предсказывали, что электоральная база Каприлеса исчерпана. Больше сторонников ему искать негде. Как оказалось, это совсем не так.
Характерная деталь. В ходе скоротечной избирательной кампании опросы неизменно показывали, что разрыв между кандидатами остается довольно устойчивым и примерно составляет 10-12%. Другими словами, повторялась ситуация предыдущих выборов. И буквально за два-три дня у Каприлеса произошел скачок в количестве его поддерживающих. Причем настолько большой, что в некоторых регионах он вышел вперед. Другими словами, не все бедные такие твердые чависты, как их хотели представить. С учетом местных условий люди до какого-то момента просто не хотели откровенно высказываться, а предпочли избирательную кабинку для выражения своих предпочтений.
И в этом нет ничего удивительного. Левацкий курс Чавеса получил название “Социализм XXI века”. Главная его черта – всеобщая система субсидий. Бензин фактически бесплатный, так как стоит 2 цента за литр, цены на электричество и услуги ЖКХ занижены и очень сильно дотируются. Если вдуматься, то это настоящий грабеж бедных и неимущих.
У богатых больше машин, соответственно практически бесплатного бензина они потребляют больше. Дома у них тоже больше, потребление электроэнергии выше. По оценке МВФ, Венесуэла тратит в год на бензиновые субсидии 5,58% ВВП, еще 1,02% – на электричество и 0,59% – на природный газ. Эти показатели близки к рекордным, больше только у некоторых арабских стран. Траты на субсидии вытесняют более целесообразные и, кстати, более социально справедливые расходы на образование, медицину или инфраструктуру. Из-за субсидий страна потребляет слишком много энергии. Зачем экономить, если топливо почти бесплатное? Как следствие, подача электроэнергии часто отключается, даже в столице Каракасе, что уже говорить о провинции.
Вроде бы ситуация более чем странная. Венесуэла имеет 18% мировых запасов нефти, достаточно много ее добывает, а электроэнергии не хватает. Значительное потребление – одна из составляющих, сказывается и непрофессиональный менеджмент, так как более или менее грамотных уволили или они уехали в другие страны.
Следующая проблема так называемого социализма – огромная коррупция. Субсидии и регулирование – это распределение, очереди, неравенство и огромные возможности для чиновников. В Венесуэле, как уже было отмечено, литр бензина стоит 2 цента, а в соседней Колумбии, граница с которой большая и “полупрозрачная”, тот же литр стоит уже 1 доллар. Неудивительно, что при разнице в 50 раз огромное количество автомобильного топлива становится предметом контрабанды. И точно так же понятно, что она не может проходить без соответствующего участия пограничников и таможенников. По данным Crisis Group, Венесуэла теряет на контрабанде бензина не менее 0,5 млрд. долларов в год. И достаточное количество из этой суммы оседает в карманах заинтересованных в контрабанде лиц. В первую очередь высокопоставленных офицеров и чиновников.
Цены на цемент и на все основные продукты – рис, молоко, сахар, яйца и т.п. – тоже искусственно занижены. И, конечно, все это переправляется контрабандой в страны, где цены выше. Колумбийская ассоциация производителей риса Fedearroz в 2010 году жаловалась на падение цен на рис в стране на 35%. Причина – контрабанда не менее 100 тыс. т риса из Венесуэлы в год. При этом в Венесуэлу этот рис тоже завозится – искусственно заниженные цены делают практически любое производство нерентабельным. Пока нефть дорогая, все закупается за рубежом. Каналы импорта и распределения товаров управляются государством, и здесь тоже есть большие возможности для чиновников. Из розничной сети субсидируемых товаров Mercal продукты перетекают в лавки уличных торговцев – бухонерос, ну а в Mercal – очереди, отсутствие товаров, дефицит и прочие прелести, у нас забытые с советских времен.
Инфляция поднялась до 30% в год, и это по официальным данным. Эксперты утверждают, что на самом деле она уже превысила 50%. Национальная валюта, боливар, падает. Запуганный экспроприациями бизнес уходит в тень. Там, по официальным данным, трудятся 40,9% занятых. Когда произойдет обвал, предсказать нетрудно. Как только сократится экспортная выручка от нефти.
Еще одна проблема Венесуэлы и наследства Чавеса – преступность. Если в 1998 году в стране было зафиксировано 4,5 тыс. насильственных смертей, то в 2012-м – более 21 тыс. Банды контролируют целые районы столицы страны, а в провинции сформировались даже полувоенные подразделения, подчиняющиеся только своему командиру. Иногда доходило до столкновений с военными, но это редкость. Чаще всего бандиты и армия находят общий язык и друг другу не мешают. По мнению сторонников оппозиции, Уго Чавес не замечал этой тенденции, так как неблагополучные слои населения – его электорат. Но Николасу Мадуро придется решать эту проблему. Во время предвыборной кампании он вынужден был обещать начать борьбу с преступностью и коррупцией. Но, видимо, не все ему из бывших избирателей Чавеса поверили и проголосовали за его оппонента.
Уже сейчас совершенно ясно, что при Мадуро курс Чавеса будет изменен.
Во-первых, копия всегда хуже оригинала. Хотя Мадуро выбрал сам Чавес, нынешнему президенту не хватает харизмы предшественника. Бывший водитель автобуса и профсоюзный активист не имеет специального образования и своим выдвижением обязан беспредельной преданности Чавесу. Но для решения насущных экономических и политических задач этого мало.
Не меньше проблем и на внешнем фронте. Поставки нефти на Кубу, в Никарагуа по низким ценам, финансовая поддержка Боливии – все это тяжелым грузом ложится на венесуэльский бюджет. Слишком сильная смычка с братьями Кастро вызывает вопросы не только среди сторонников Каприлеса, но и у поддерживающих Мадуро. Но последнему уйти из цепких кубинских объятий будет очень непросто. Тем не менее, это становится первоочередной задачей, так как денег в бюджете все меньше.
Вторая не менее острая проблема – это постепенный отход от государственного патернализма. Однако даже лидер оппозиции Каприлес с большой осторожностью касается этой темы. В штате Миранда, в котором он занимает пост губернатора, многие социальные программы им оставлены в силе, но рационализированы. Каприлес является сторонником бывшего президента Бразилии Лулы да Силвы, успешно сочетавшего социально ориентированную политику с прагматизмом и рыночными реформами.
Так или иначе, но Мадуро досталось тяжелое наследство. Если в ближайшее время не предпринять буквально экстраординарных мер, в экономике наступит коллапс. А для проведения реформ, пусть и медленных, стране нужно внутреннее спокойствие, но оно расколотой Венесуэле только снится. Сумеет Мадуро найти общий язык с оппозицией – страна получит шанс. Если нет, то очередного военного переворота ждать осталось не очень долго.

Послевыборная расколотая Венесуэла
оценок - 4, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.