Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Последняя весна его жизни

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 08 февраля 2013

(К 85-летнему юбилею академика Вагида Гаджиева)

Последняя весна его жизниОн родился в день святого Валентина – 14 февраля, теперь уже и у нас принятого как день влюбленных. Пять лет назад, когда торжественно отмечался его восьмидесятилетний юбилей, совпавший и с другими круглыми датами в жизни ученого – 60-летием трудовой и научной деятельности и 20-летием его правления Институтом ботаники Академии наук, как всегда, Вахид муаллим был бодрым, жизнерадостным и веселым. И никому в голову не пришло бы, что не пройдет и двух месяцев, как его не станет. В солнечный весенний день, накануне предстоящей операции, отъезжая от института, он оглянулся и помахал рукой на прощание, словно чувствовал, что больше не вернется сюда…
* * *
Это человек, знающий всю ботаническую науку “от и до”, в своей карьере не пропустивший ни ступеньки. Закончив аспирантуру в Ленинграде в ботаническом институте имени Комарова и защитив кандидатскую диссертацию, начал работать в Институте ботаники АН Азербайджана. В течение пяти лет стал заместителем директора института по научной части и исполняющим обязанности директора ботанического сада. Причиной столь стремительной карьеры была не улыбнувшаяся удача, а титанический труд, когда приходилось одновременно совмещать и учебу, и научные исследования, и организаторские дела в институте.
Таких, как он, знающих все названия растений на трех языках: на азербайджанском, русском и самое главное – на латинском, в нашей ботанической науке немного. Из более, чем 350-ти научных трудов ученого, краткий перечень некоторых из них красноречиво свидетельствует о масштабах научных исследований, проведенных им в разные годы: “Высокогорная растительность Большого Кавказа и ее хозяйственное значение”, “Флора и растительность Талыша”, “Растительность Малого Кавказа”, “Красная книга Азербайджана” и т.д.. Им проведены геоботанические и фитоценологические исследования флоры и растительности высокогорных лугов Большого и Малого Кавказа, Талыша. Изучены проблемы кормоведения, фитомелиорации, растительных ресурсов и их охрана. Дано описание и районирование растительного покрова высокогорных лугов, проведена паспортизация зимних и летних пастбищ. Гаджиев В.Д. является одним из авторов 8-томного определителя “Флора Азербайджана” и научным редактором более 10 книг, посвященных флоре, растительному покрову и растительным ресурсам. Его заслуги в науке были высоко оценены, в 2004 году он был удостоен самой высокой награды страны – ордена “Слава” – “Шохрет”, лично врученный ему президентом Ильхамом Алиевым.
Стать ботаником, флористом Вагиду Гаджиеву, выросшему в Шуше, богатом растительным покровом высокогорье, было написано на роду. Шушинец по рождению, он вырос в Тертере, в типичной азербайджанской семье. Был первенцем своих родителей, портного Джалала и красавицы Гэмер, той самой Гэмер, красоте которой Хан Шушинский посвятил ставшую популярной песню “Ай Гэмерим, Гэмерим”. Гэмер была дочерью известного в Шуше кондитера – ширничи Юниса, к которому часто забегал маленький Вагид за сладостями – печеньем курабье и конфетами монпансье. В знойные летние дни Юнис киши рано утром поднимал внука и они вместе отправлялись в подножие горы, где находилась военная часть, дислоцированная здесь. У солдат было много провизии, в том числе и сахара, так необходимого кондитеру для выпечки и приготовления конфет. Он махорку выменивал у них на сахар.
С малых лет приученный к труду, сам работать начал тоже рано, как и все дети из небогатых семей, да еще на юге, где детство кончается быстро. Будучи еще подростком, во время Отечественной войны работал в колхозе на молотилке весовщиком. Это была очень ответственная и почетная работа, так как за недостачу 1 кг пшеницы можно было угодить в тюрьму.
Путь к науке пролегал через полуголодные школьные годы в Тертере, а затем студенческие, не более радужные в сельскохозяйственном институте в Гяндже. Но все равно ему повезло. Потому что, это были и годы становления азербайджанской науки, создания Национальной Академии наук. Республика нуждалась в научных кадрах, в молодых образованных людях. Напутствия в жизнь и в научную деятельность он получил от самого Гасана Алиева, выдающегося ученого, стоявшего у истоков создания Академии наук.
Прошедший школу Гасана Алиевича, он и сам любил выступать в роли “отца солдатам”. Помогал молодым ребятам и девушкам из района найти себя в жизни, немало среди его учеников тех, кто по праву считает его вторым отцом. Хлебосольный дом академика был открыт для всех, и в первую очередь для начинающих ученых-ботаников. Накормить гостя в этом доме считалось святым делом, особенно в праздничные дни, когда, возможно, у молодого специалиста не было праздничного стола. Также смело молодые ученые и сотрудники входили в его кабинет. В приемной академика и директора института не приходилось, как в иных подобных учреждениях, часами простаивать или заранее записываться на прием. Нарочитое высокомерие и апломб иных были чужды ему.
Порой оформление служебного кабинета также говорит о человеке не меньше, чем, например, стиль в одежде. Типичный кабинет работника Академии наук, в котором ощущался дух ушедшей эпохи, старый большой письменный стол, заваленный кипой бумаг, тут же гербарии всевозможных растений и селектор, видимо, оставшийся в наследие еще со времен советской власти. Сколько раз за этим письменным столом по мобильному телефону он обсуждал международные проекты, которых на счету у института в его бытность было около 10-ти. А на стене за его головой были наклеены фотообои с незамысловатым ботаническим пейзажем. Вагид Джалалович среди ученых так называемой “старой гвардии” отличался лояльностью к переменам, к новшествам в области науки и научных связей. Несмотря на преклонный возраст, он не был консервативным, всячески старался шагать в ногу со временем и вести институт в этом направлении.
Еще в середине 80-х годов он наладил тесные контакты с международным ботаническим сообществом, не раз в те годы ездил в Швейцарию на конференции Всемирного Фонда охраны дикой природы. Эти связи оказались очень полезными после распада Советского Союза. Благодаря международным проектам, осуществляемым совместно с зарубежными учеными, были сделаны большие подвижки вперед, которые, в свою очередь, помогли вывести институт из смутных для всей науки 90-х годов.
Одним из глобальных международных проектов являлось создание Красной книги Кавказа. Международные экологи рассматривают Кавказ как единую в экологическом смысле территорию. В него входят не только Азербайджан, Грузия, Армения, Россия, но также Иран и Турция. Вагид Джалалович являлся национальным координатором этого проекта. Известно, что Красная книга Азербайджана была издана в 1989 году, в которую вошли 240 видов растений, новое издание, вобравшее в себя все растительное разнообразие Кавказа, издано по современной номенклатуре. Деятельность В.Гаджиева в этом проекте, как знатока латыни, была незаменимой.
Как рассказывает доктор биологических наук Валида ханум Ализаде, в Институте ботаники многие международные проекты осуществлялись благодаря личному авторитету академика Вагида Гаджиева, ведь он являлся академиком Международной экоэнергетической академии, а также членом Нью-Йоркской Академии наук:
- В области экспериментальной ботаники есть ряд глобальных проектов, и эти проекты также увидели свет благодаря тому, что он все это поощрял, это проекты по линии НАТО, Европейской комиссии Научно-технический фонд, основанный в Украине, который поддерживают финансово ведущие страны мира, в том числе США, Канада и др. Был у нас очень интересный 2-летний проект по изучению грибных сообществ, наносящих вред деревьям и лесным породам. Эти исследования проводились на молекулярном уровне, приезжал Томас Харрингтон, первый исследователь в США в этой области. Он вместе с Вагидом Джалаловичем ездил в Элляр Ойугу под Гянджой, единственное в мире место природного произрастания Эльдаровской сосны. Это очень труднодоступное и приграничное место, но благодаря связям и личному авторитету Вагида Джалаловича им разрешили вести эксперименты. Это было в сентябре прошлого года. В результате проведенных там исследований было написано ряд предложений в Министерство экологии в отношении некоторых редких пород, которые необходимо взять под охрану. По линии НАТО приезжал крупный немецкий ученый, мы ездили вместе с ним по Большому Кавказу, где распространена кислая почва. Будучи в Закаталах, он поднялся вместе с этим ученым на высоту 3500 метров по непроходимым местам, никто не смог его отговорить воздержаться от этого возвышения, как рассказывали потом, они дважды попадали в экстремальные ситуации. Когда ночью ударила молния, ему вспомнилось, как он начинал когда-то в высокогорье и ему подумалось, что, видимо, суждено и жизнь закончить здесь. Но к счастью, тогда все обошлось. Вернулись они тогда все мокрые до ниточки. Но как потом отмечал немецкий ученый, это был “very good experience”,т.е. “прекрасный опыт”. Они отсняли изумительные фотографии.
- Мы всегда удивлялись его неуемной трудоспособности, тому, как он все всегда успевал,- говорит далее В.Ализаде. -В его лице мы потеряли опору, ведь автором, инициатором и организатором многих наших проектов был Вагид Джалалович. У нас были очень большие планы, он должен был ехать в мае в Россию, на международную конференцию по Кавказу.
На скоропостижную смерть В.Гаджиева откликнулось все мировое ботаническое сообщество. Так, из Американского Фонда, который финансировал глобальные проекты по сохранению критических экосистем, пришло письмо, в котором отмечалось, что “мы будем всячески поддерживать продолжение работы, начатой Вагидом Джалаловичем, потому что он оставил нужные и полезные развитию ботанической науке материалы”. Из “Миссури ботаникал гарден”, ведущего ботанического сада Америки получили письмо от известного ученого Татьяны Шульпиной – специалиста по Кавказской флоре. Они были знакомы с Вагидом Гаджиевым с молодых лет, еще в Ленинграде в ботаническом институте вместе начинали. Вот, что она писала в своем письме: “это ужасный шок, когда кто-то из таких великих ученых, хороших людей, очень большого друга для каждого из ботанического сообщества покидает нас. 30 лет мы знаем друг друга, он не только помогал мне в свое время в бывшем Советском Союзе, но и здесь, когда я начала свою новую жизнь в Америке. Вагид Джалалович был прекрасным азербайджанским ботаником везде, и я была очень счастлива, когда он приехал в ботанический конгресс в Америку, в Сент-Льюис”. В Грузии у него были очень крепкие связи, в письме из грузинской академии наук отмечалось: “от имени грузинской ботанической общественности выражаем глубокое соболезнование по поводу кончины замечательного ученого, организатора науки В.Дж.Гаджиева. Он был выдающимся исследователем кавказской флоры, внесшим большую лепту в развитие ботанической науки в Азербайджане и в целом на Кавказе, широко известным научным кругам в области геоботаники и флористики. Он был человеком большой души, который, несмотря, на чрезмерную занятость, всегда находил время для друзей и коллег. Мы высоко ценим его теплое дружеское отношение к коллегам ботаникам, светлая память о Вагиде Джалаловиче навсегда останется в наших сердцах”.
Ушел он из жизни весной, в самое красивое время года и, наверное, самое любимое всеми ботаниками. Ведь в эту пору расцветают алые тюльпаны и нежные георгины, начинается посадка молодых саженцев и рассады. Он очень любил весну, а еще любил сажать деревья, а затем наблюдать, как они растут и дают плоды. Их в его саду на даче было очень много: инжирных, вишневых, сливовых. Они и в эту весну расцветут, но только без него…

Последняя весна его жизни
оценок - 2, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Юбилей

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.