Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Политический поворот на Ближнем Востоке

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 07 августа 2013

или последствие смены власти в Египте

Политический поворот на Ближнем Востоке

 

 

После отстранения президента Египта Мурси от власти кардинально изменилось положение не только в стране, но и на всем Ближнем Востоке. В первую очередь, в Сирии.

Египет — ключевое государство арабского мира. Для этого есть множество исторических, экономических, социальных и ментальных причин. Начнем с того, что страна сформировалась как независимое государство в начале XIX века. Здесь произошло формирование нации в то время, как на других арабских территориях существовало племенное деление. Не преодоленное, например, в Ливии, Йемене или Мавритании, до сих пор. Не удивительно, что события на берегах Нила имеют такое значение в расстановке сил на Ближнем Востоке и непосредственно влияют на происходящее в Сирии.

Нынешний переворот во многом определяется ситуацией, сложившейся после свержения монархии в 1952 году. Тогда антимонархический переворот стал возможным из-за временного совпадения интересов армейских офицеров и ассоциации «Братья-мусульмане». Последняя была организована в 1928 году в Исмаилии, а в 1933 году перенесла свою штаб-квартиру в Каир. Первый президент Египта Нагиб представлял в новой власти «Братьев».

Как только опасность восстановления монархии миновала, между союзниками возникли острые противоречия по дальнейшему развитию страны. Интересы военных отражал амбициозный Насер — лидер организации «Свободные офицеры». После неудавшегося покушения на него со стороны «Братьев-мусульман» их лидеры были брошены в тюрьмы или казнены, а организация формально запрещена.

Одновременно репрессии обрушились на египетских коммунистов, в частности начались аресты членов ХАДЕТУ — коммунистической организации «Демократическое движение за национальное освобождение», ее армейской секции, представители которой приняли активное участие в свержении монархии.

Египетские «Братья-мусульмане» казалось учли влияние армии, и президент Мурси поставил во главе ее своего человека, 59-летнего генерала Абдель-Фаттаха ас-Сисси — самого молодого из членов Высшего совета вооруженных сил. Казалось, что дело сделано и армия поставлена под контроль «Братьев-мусульман». Но здесь и крылась системная ошибка. В отличие от полностью светской турецкой армии, египетская — весьма религиозна, и следование канонам исламского вероучения является общепринятым.

Однако новые правители Египта не учли того системообразующего фактора, что у армии есть значительные корпоративные интересы. Религия привнесенная в политику не может являться краеугольным камнем построения нового государства. Религия — это одно, а финансовые интересы и власть над страной — это совсем другое.  Военные контролируют предприятия напрямую или через сложные схемы, производящие до 40% ВВП. Значительную часть египетской бюрократии тоже составляют бывшие военные, в частности, они занимают большинство губернаторских постов. В такой обстановке любые попытки президента Мурси реформировать экономику затрагивали бизнес военных. А все политические изменения, которые пытались провести «Братья-мусульмане», в том числе реальные местные выборы, напрямую угрожали интересам армейской элиты. Речь шла о будущем вытеснении армии из экономики и одновременно из политики. Странно, что Мурси и «Браться-мусульмане» этого не понимали и не учли противостояние, которое обязательно должно было возникнуть. Военные в Египте не могли безучастно смотреть на такие попытки и оставаться в казармах.

Несмотря на напряженное внутриполитическое положение, Мурси удалось добиться впечатляющего успеха на международной арене. Под его давлением ХАМАС согласилась прекратить обстрелы израильской территории, а при посредничестве Египта Тель-Авив решил остановить ответные действия.

По понятным причинам как «Братья-мусульмане», так и администрация Мурси выступили безоговорочно на стороне противников сирийского президента Башара Асада. Главным патроном тогдашней египетской власти был Катар. Основное противостояние проходило по оси шииты, за которыми стоял Иран, и сунниты, поддерживаемые монархиями Персидского залива. По мере того, как сирийский кризис не обозначал преимущество той или другой стороны, стал намечаться некоторый разлом среди спонсоров и вдохновителей сирийской оппозиции.

Ее разнородность отражает разные подходы международных противников Асада среди арабских стран. Как в Эр-Риаде и Абу-Даби, так и в Дохе. Заливники, в принципе, едины в своем неприятии претензий Ирана на гегемонию даже региональную. Но дальше их интересы кардинально расходятся. Саудиты уже давно с известной ревностью следят за значительным ростом влияния Катара. Отношения между заливниками далеки от идеальных. И в событиях в Египте саудиты увидели шанс несколько уменьшить влияние Дохи.

Сложное и постоянно ухудшающееся экономическое положение Каира как нельзя лучше соответствует таким планам. Американская помощь если и сохранится, то в любом случае не увеличится. А нынешним властителям в Каире средства нужны для выживания режима. И в этом смысле возможности Эр-Риада несравненно большие, чем у Катара. Так что выданные египетским властям 10 млрд долларов от Саудовской Аравии и ОАЭ можно считать авансом. Несомненно, в случае необходимости поступления увеличатся. Вместе с ними и привязка Египта к другим спонсорам.

Вторая проблема, которую решают в данный момент саудиты, — это попытка несколько затормозить развитие арабской весны. Сирия в этом смысле не стала продолжением процесса, начатого в Тунисе, Ливии и Египте. Возможно, что вначале такой потенциал там и был и события могли развиваться по уже известному сценарию, но он очень скоро выродился из-за вмешательства разнонаправленных внешних сил. Порожденная арабской весной неустойчивая ситуация грозит при дальнейшем развитии дестабилизировать положение в Иордании и тем более в Ливане. В этом случае в выигрыше окажется Катар и Иран, что саудитам совсем не улыбается. Они уже проиграли Йемен и с наличием в Саудовской Аравии значительного шиитского меньшинства должны найти способы противодействия такому тренду. Вот и нашли в Египте.

Получившие там власть «Братья-мусульмане» никак не вписывались в такую стратегию, так как находились под достаточно плотным контролем Катара. Отстранение последних вполне соответствует саудовским планам. На первый взгляд странно, что Эр-Риад помогает восстановлению светского характера власти в Египте, хоть и способом вмешательства армии в политику. Но у саудитов не было выбора. Или они поддержат противников «Братьев-мусульман», или еще больше ослабят свое и, соответственно, усиливают катарское влияние.

Здесь вступает в действие еще один весьма важный фактор ближневосточного политического расклада — это Турция. Изменение, в частности, сирийского сектора египетской политики не соответствует турецким интересам. Более сдержанное отношение новых властей Египта к сирийской оппозиции, в первую очередь к ее радикальной части, означает потерю для последней существенной поддержки. Обратим внимание, что боевые успехи армии Асада в борьбе за стратегически важные города по времени совпадают с международными изменениями в расстановке сил между противниками сирийского президента. Антиасадовский фронт никогда не был единым, теперь он дифференцируется еще больше. Как следствие его политическое и военное ослабление. Да и не такие уж твердые противники Асада находятся в Эр-Риаде. В конце концов деньги решают если не все, то очень многое. А возможности Тегерана поддерживать сирийский режим в условиях дальнейшего ужесточения режима санкций пропорционально уменьшаются. Так что Асаду волей-неволей придется подумать и о других спонсорах. И выбор у него очень небольшой.

В выигрыше из-за изменений в Египте в первую очередь будет Тегеран. Раньше Саудовская Аравия объединялась с Турцией перед иранской угрозой. Теперь же шиитский Тегеран получает нового союзника — суннитских «Братьев-мусульман» и не только в Египте. Турция же со своей стороны оказывается зажатой с востока Ираном, с юга — рвущимися к автономии сирийскими курдами, получающих значительную помощь со стороны фактически независимого Иракского Курдистана. Конечно, дистанцирование Египта от антиасадовской коалиции совсем не в масть турецким политическим раскладам. Отсюда крайне враждебное отношение Анкары к нынешним египетским властям и демонстративное признание Мурси законным президентом.

Изменяющийся политический ландшафт Ближнего Востока получит более четкие очертания в ближайшее время. И на нем можно будет увидеть весьма неожиданные картины смены союзников и вражду с бывшими до недавнего времени друзьями. Впрочем, для Ближнего Востока это привычная и многократно повторяющаяся ситуация. Нет ничего нового в перманентной враждебности важнейших арабских государств друг с другом. Линия противостояния шииты-сунниты будет размываться все больше.

Политический поворот на Ближнем Востоке
оценок - 7, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Мир

комментариев - 2

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Уменьшение влияния армий на экономику и политику на БВ это общий долговременный тренд.
    И в Египте, как только Сиси решит поставленные перед ним задачи: нанесёт поражение синайским террористам, прессанёт ХАМАС [читай обеспечит нужный фон переговорам палестинцев и израильтян под колпаком Керри], так он, Сиси, и передаст власть обратно ихванам.
    Что касается Турции, то по сирийским курдам у них всё идёт как по нотам, скоро они свой зонтик над ними полностью раскроют. К обоюдному согласию.

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • А ПО МОЕМУ ВСЕ ЭТИ СОБЫТИЯ ТАК НАЗЫВАЕМОЙ АРАБСКОЙ ВЕСНЫ ПРОИЗОШЛИ ПОСЛЕ ТОГО КАК ПАКИСТАН ОБРАТИЛСЯ КО ВСЕМ МУСУЛЬМАНСКИМ ГОСУДАРСТВАМ О ГОТОВНОСТИ ПОМОЧЬ ИМ ПО СОЗДАНИЮ АТОМНОГО ОРУЖИЯ И РАКЕТНОЙ ТЕХНОЛОГИИ,ПОНЯТНО ЧТО ПАКИСТАН НЕ СМОГ БЫ СДЕЛАТЬ ТАКОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ НЕ ПОЛУЧИ ОН ПОДДЕРЖКУ ОТ КИТАЯ,ТАК ЧТО ЛАРЧИК ТО ПРОСТО ОТКРЫВАЕТСЯ,НО НАДО ОТДАТЬ ДОЛЖНОЕ МАСТЕРСТВУ ГОСПОДИНА РАЙХЕЛЯ КРАСИВО СОЧИНЯЕТ И САМОЕ ГЛАВНОЕ ПРАВДОПОДОБНО ПОЛУЧАЕТСЯ

    Thumb up 0 Thumb down 0