Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Подобно чайке

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 10 мая 2013

(рассказ)
Теперь и пляж, и его шум-гам остались позади. Поставив свой мольберт на землю, Чингиз стал осматриваться вокруг. Сзади были камышовые заросли. Спереди морские волны целовали прибрежные пески. А стоявшие рядом высокие серые скалы напоминали каменный мост, соединяющий море с густыми зарослями камыша. Далеко, где море сливается с горизонтом, виднелись чайки. Птицы громким криком приближались к берегу.
Севда положила свою сумку на небольшой обломок скалы на берегу.
- Холодно?
Девушка ответила вопросом на вопрос Чингиза:
- Не хочешь поплавать?
- Нет, хочу немного поработать.
- Будешь рисовать море?
- Нет, тебя…
- И в таком наряде?
Девушка улыбнулась.
Чингиз серьезно ответил:
- Разумеется. На море другая одежда нb к чему.
Севда^ взяв сумку, направилась к зарослям.
Чингиз с удивлением оглядел девушку:
- Что ты делаешь?
- Собираюсь надеть платье. Ты хочешь меня нарисовать обнаженной и опозорить?
Чингиз рассмеялся:
- Ладно, я тебя одену в платье.
- Как это?
- Очень просто…. Могу нарисовать тебя в одежде, если хочешь^ хоть в пальто.
- Нет, лучше в шубе.
- Пускай в шубе…. Девушка, купающаяся в шубе. Ну, как тебе, звучит?
- Вроде неплохо, но как это будет смотреться…. Вот в чем вопрос…
Чингиз растянулся на песке и, не глядя на девушку, сказал:
- Знаешь, меня осенила идея.
- И что за идея?
- Сейчас тебе скажу….
Девушка наклонилась над ним.
- Изволь, слушаю.
- Не торопись…. Дай мне сначала обдумать композицию….
Чингиз поднялся, крепко установил “ножки” мольберта, разложил краски и взял кисть. Неподалеку зашуршали камыши. Сквозь них выбежала птица, это была чайка, которая волокла за собой крыло, скорее всего, раненое. Потом выскочила из зарослей серая собака, она схватила чайку и побежала вдоль берега. Птица визжала, кричала. И все это произошло в мгновение ока. Чингиз побежал за ней, но было уже поздно. Вскоре собака скрылась.
Севда сама не знала, почему взяла горсть песка и бросила вслед за собакой.
- Собачье отродье….
Поступок и слова девушки рассмешили Чингиза:
- Не успели, не удалось спасти птицу.
- Видел, как билась бедная птичка?
- Чайка, видимо, искала в нас спасителей, увы, не получилось. Что же тут поделаешь, это жизнь. Там, как и здесь, сильнейшие уничтожают слабых.
- Да, думаю, можно начинать. Разденься….
Девушка бросила на него недобрый взгляд:
- Что?
- Раздевайся….
Девушка:
- Раздеваться? Да я и так раздета….
Чингиз равнодушно сказал:
- Все, что на тебе, брось куда-нибудь.
Севда раздраженно и с удивлением:
- Что ты говоришь? Для этого меня привез сюда?
Чингиз разразился хохотом:
- “Для этого”? Ну и для чего же? Подойди-ка.
- Ну, подошла.
Чингиз наклонился и поцеловал горячие щечки девушки.
- Вот так. А теперь присядь.
- Где?
- Можно тут, на песке….
- И что дальше?..
- Теперь сними все ненужное и лишнее.
- Ты опять за свое? Все, я ухожу….
Чингиз сначала нежно погладил ее загоревшие на солнце плечи, затем, проводя рукой по бретелькам застегнутого на спине бюстгальтера, ласково сказал:
- Сними хотя бы это. Я нарисую картину.
- Ну и рисуй…. Я не возражаю.
Чингиз взял кисть и начал мешать краски. Девушка наблюдала за движением его рук. Со стороны камышей дул легкий ветерок.
Чингиз нагнулся и неожиданно коснулся кистью спины девушки. Девушка вздрогнула.
- Чингиз, что ты делаешь?
- Хочу нарисовать картину на твоей спине. Прекрасней, чем это полотно, и не найти. Щетина кисти щекотала спину девушки. Севда, приподнимая плечи, повернулась назад.
- Перестань, всю одежду испачкал…
- Разве ты одета? Погоди, я сейчас закончу, потом умоешься…
- Зачем тебе понадобился такой рисунок?
- Я хотел нарисовать совершенно другой рисунок, но сейчас пришел к другой мысли, вернее сменил тему. Не пойму, что ты так беспокоишься?.. Неужели тебя так раздражает кисточка? Не может быть…. Твои сверстники на своем теле иглой рисуют картинки, а ты…. Боишься обыкновенной кисти.
- Да не боюсь же я, тело содрогается…. А еще сижу под палящим солнцем. Задыхаюсь от жары.
Чингиз надел на ее голову свою легкую кепку с большим козырьком:
- Вот тебе антисолнце…. Я абсолютно не чувствую жары. До сей поры не видел такое чудесное полотно.
- Ишь, ты, нашел же себе забаву….
Чингиз перемешал краски кистью и отошел назад, внимательно посмотрел на спину девушки, определил контуры будущего рисунка. Начальные эскизы картин, которые он рисовал масляной краской, он обычно делал карандашом. Но сейчас ему хотелось нарисовать картину одним махом.
Кисть начала бродить по спине девушки. Похоже, это ее больше не тревожило. А наоборот, Чингиз внутренним чутьем чувствовал, что девушке приятно.
- Что ты рисуешь?
- Чайку….
- Ту, которую утащила собака?
- Пока точно не могу сказать, что будет та или иная чайка. Во всяком случае, я хочу нарисовать здесь не хилую, израненную птицу, а величественную чайку.
Спустя некоторое время Чингиз тихонько, не отвлекая внимание, равнодушно расстегнул бюстгальтер купальника и бросил на колени девушки.
Она повела плечами и сказала тихим голосом:
- Что это ты делаешь, стыдно же ведь….
- Теперь здесь нет ни собаки, ни чайки. Стесняться некого….
- А вдруг кто-то придет.
- Не волнуйся…. По-моему, здесь купаются одни только нудисты.
- Вот как? Неужто мы пришли увидеть людей в костюмах Адама и Евы?
Судя по мягкости голоса, как кокетливо она водит плечами от прикосновения кисти, Чингиз ощущал девушку, все это разноцветие на ее теле, запах краски вовсе не раздражает, напротив, доставляет удовольствие. Чингиз впервые рисовал на человеческом теле, и в эти минуты ему почему-то казалось, что он работает над самым прекрасным полотном на свете. “Полотно” на глазах его то сжималось и раскрывалось, то дергалось и дрожало.
- Отведи-ка руки в сторону. Словно крылья чайки….
Подобно белой искорке вырвавшейся сквозь черно-серые тучи, белоснежная чайка будто опустилась на спину Севды. Вскоре были “готовы” и крылья чайки. Они были изображены на руках девушки. Когда она отводила руки, и чайка “раскрывала” свои крылья. А когда девушка опускала их, то и у чайки свисали крылья. В такой позе птица напоминала ту раненую чайку, искусанную собакой.
Когда работа над картиной была закончена, Чингиз глубоко вздохнул, отошел на несколько шагов назад, стал внимательно рассматривать ее.
- Распахни свои крылья, чайка….
Севда отвела руки. И словно вспомнила что-то, спохватившись, прикрыла руками обнаженную грудь.
Над морем кружилась стая гомонящих чаек.
Девушка, повернув голову назад, сказала:
- Но я не вижу свою чайку.
- Для этого тебе понадобится трюмо.
- Скажи, только честно, она смотрится красиво?
- Если кто-то это увидит, может подумать, что ты на своей спине носишь чайку.
Девушка рассмеялась.
- Хорошо, что ты не нарисовал орла…. Вдруг принялся бы клевать мою спину….
- Да, теперь можешь полететь.
Севда устремилась вперед и развела руками. Клюв птицы был запечатлен на шее девушки. Чайка и облака, среди которых она парила, вдруг ожили. Девушка побежала к морю. Вошла в воду до колен. Стала громко-громко кричать:
- Я теперь чайка, полечу к свободным птицам в небеса…. Ты мне веришь?
- Не-сом-нен-но….
Девушка, разрывая воды, все дальше уходила прямо в глубину.
Неожиданно совершилось чудо. Чайки, кричащие над морем, внезапно собрались подобно сгустку облаков и ринулись вниз. А одна из них села на плечи Севды. Чингиз нырнул в воду. Птицы вспорхнули ввысь. Вокруг опустилась странная тишина. Лениво плескалось море.
Девушки не было видно. Словно Севда улетела вместе с той стаей чаек. На берегу моря появилась собака. Это была та самая серая собака, которая унесла раненую чайку. Птица все еще билась в пасти собаки.

Подобно чайке
оценок - 2, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Чтение

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.