Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Почему Иран не хочет передумать

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 05 марта 2013

Почему Иран не хочет передуматьНикто не верил, что последний раунд международных переговоров с Ираном по его ядерной программе станет прорывом, так что неудивительно, что этого не произошло, даже несмотря на уступки, сделанные на встрече Р5+1 в Казахстане (Китай, Франция, Россия, Великобритания и США, а также Германия). Вера Америки в то, что только режим жестких санкций может вынудить Иран пойти на сделку, оказалась, по крайней мере, на данный момент, неоправданной.
Несмотря на изоляцию и остракизм, Иран сумел выгадать некоторую стратегическую передышку благодаря таким странам, как Китай, Россия, Индия, Сирия и Венесуэла, поскольку они позволяют ему противостоять давлению Запада. Что еще более важно, даже несмотря на то, что режим жестких санкций, возглавляемый США, неизбежно будет иметь бреши, он только еще больше ожесточает будущее сопротивление Ирана “планам Америки”.
Стоит уточнить, что союзники Ирана подвержены эрозии, и в случае падения его двух верных союзников, Сирии и Венесуэлы, этот союз обречен на полный крах. Конец Чавизма будет угрожать обширным интересам Ирана в Венесуэле и его значительному присутствию в Андах, а падение династии Асада стало бы сокрушительным ударом по региональной стратегии Ирана.
Однако, несмотря на это, Россия и Китай продолжают занимать гораздо более снисходительную позицию по отношению к Ирану, нежели Европа и США, начиная с момента выхода доклада Международного агентства по атомной энергии в ноябре 2011 года, в котором детально описывалась деятельность Ирана по реализации своего потенциала для производства ядерного оружия. В то время как западные державы принимали все более жесткие санкции, Россия и Китай расценивали Иран в качестве инструмента своей глобальной конкуренции с США.
Китайский интерес к Ирану сводится к экономике. Двусторонний товарооборот составляет приблизительно 40 млрд. долларов США в год, и Китай не только является крупнейшим потребителем иранской сырой нефти, но и колоссальным инвестором – от 40 до 100 миллиардов долларов в год – в транспортный и энергетический секторы Ирана. Разумеется, Китай не может полностью игнорировать давление США и стойкую оппозицию одного из его главных поставщиков нефти, Саудовской Аравии, к ядерной программе Ирана. Однако пока Китай поддерживает обязательные санкции, наложенные Советом Безопасности Организации Объединенных Наций, он не признает односторонних мер, принятых Западом.
При объемах двусторонней торговли, равных всего лишь 5 миллиардам долларов в год, экономические интересы России в Иране являются довольно скромными. Однако она опасается возможности того, что причинение вреда Ирану повлечет за собой волнения среди мусульманского населения России. К тому же Америка отказалась заплатить высокую цену Кремля – отмену постановлений Конгресса по нарушениям прав человека, отмену ограничений на российско-американскую торговлю времен “холодной войны” и отказ от планов по развертыванию ПРО в Европе – за поддержку России в вопросе Ирана (или, если уж на то пошло, в любых других проблемных вопросах, как, например, с Сирией).
Проблема попыток США добиться того, чтобы ключевые заинтересованные стороны присоединились к антииранскому крестовому походу, заключается в том, что некоторые их них живут в районах, где сам Иран является важным фактором. Индия, безусловно, обеспокоена возможностью создания Ираном ядерного оружия, не говоря уже о ее озабоченности относительно возможного влияния исламского фундаментализма Ирана на кашмирских мусульман. Однако объемы ее двусторонней торговли с Ираном, которые составляют 14 миллиардов долларов в год, а также зависимость от иранской нефти, при том, что многие нефтеперерабатывающие заводы Индии были построены исключительно ради переработки иранской нефти, являются ее ключевыми стратегическими соображениями.
Кроме того, Индия нуждается в Иране в качестве альтернативного канала для торговли и энергопоставок с Центральной Азией, минуя ее соперника – Пакистан, а также в качестве страховки против неопределенного будущего Афганистана после ухода оттуда американских войск в 2014 году. В результате политика Индии является отражением политики Китая: она присоединилась к обязательным международным санкциям, но отреклась от добровольных финансовых ограничений Запада. Лучшее, на что можно надеяться, это на то, что Индия продолжит действовать – например, при помощи снижения зависимости от иранской нефти благодаря увеличению импорта из Саудовской Аравии, которая уже является ее крупнейшим поставщиком нефти.
Тем не менее двусмысленный характер союзников Ирана может оказаться неоднозначным благом. Да, режим жестких санкций может продолжать находить новых сторонников, однако Иран в своем загнанном положении скорее всего будет еще больше упорствовать в своем ядерном рывке. В конце концов Ирак оказался легкой мишенью во время первой войны в Персидском заливе именно потому, что отказался от своей ядерной программы и не обладал оружием массового уничтожения. Аналогично, Муаммар Каддафи в Ливии сделал себя уязвимым для атаки НАТО, отказавшись от своего оружия массового поражения.
В отличие от них Северная Корея доказывает, что неповиновение, а не согласие, является рабочей стратегией. Вот почему Сирия при поддержке Северной Кореи пыталась разработать собственную ядерную программу (которая, предположительно, была уничтожена во время неподтвержденной военной операции Израиля “Фруктовый сад” в 2007 году). Иран не станет рассматривать отказ от своего ядерного страхового полиса до тех пор, пока в обширную повестку дня он не будет включен в качестве региональной державы и не будет обеспечен иммунитет его исламского режима от американских действий.
Определение безумия, данное Альбертом Эйнштейном, гласящее, что это значит “делать одно и то же раз за разом, ожидая получить разные результаты”, вполне можно применить к американской политике по отношению к Ирану. Дипломатия санкций, остракизм и балансирование на грани войны уже терпели сокрушительное поражение. В то время как Иран прежними темпами продолжает опытно-конструкторские работы по обогащению урана и созданию других видов оружия, США следует покончить со старыми правилами ведения боевых действий.
* * *
Материал публикуется в рамках сотрудничества газеты “Зеркало” и Project Syndicate /Institute of Human Sciences/ www.project-syndicate.org.

Почему Иран не хочет передумать
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.