Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Памяти поэта А.С.Пушкина

Опубликовано:21:19 14/06/2013

День столетия рождения А.С.Пушкина

Памяти поэта А.С.Пушкина4 мая исполнилось 150 лет со дня рождения одного из основателей Азербайджанской Демократической Республики, выдающегося политика, общественного и государственного деятеля, дипломата, публициста Алимардан бека Топчибашева (1863-1934).
26 мая славянский мир отмечал день рождения русского гения – поэта Александра Сергеевича Пушкина.
Их дороги пересеклись в 80-е годы ХIХ века. Одним из любимых школьных предметов самого яркого ученика Первой Тифлисской гимназии А.Топчибашева была русская литература. Не случайно, что до перевода на юридический факультет Санкт-Петербургского университета он по рекомендации гимназического совета как особо одаренный выпускник в области русского языка и литературы сначала учился на историко-филологическом факультете.
В мае 1899-го, когда вся Россия отмечала 100-летие своего замечательного сына, бакинская газета “Каспий” откликнулась на этот величайший праздник культуры специальным выпуском. На первой странице была опубликована статья главного редактора – А.Топчибашева, где давалась удивительно точная оценка личности и творчества Пушкина.
В дни памяти двух выдающихся представителей наших народов хочу представить читателям “Зеркала” слова А.Топчибашева о Пушкине.
Вилаят Гулиев

Сегодня прошло ровно сто лет со дня рождения великого русского поэта А.С.Пушкина.
К встрече столь знаменательного дня давно готовилось все русское просвещенное общество, чувствуя и зная, какое огромное значение имеет этот день в истории культуры России и общественного самосознания русского общества.
Готовясь к сегодняшнему торжеству, русское общество в продолжение всего настоящего “пушкинского года” вдохновлялось той идеей, что оно будет справлять свой собственный юбилей, годовщину известного периода интеллектуального и морального своего состояния и культурного развития. Оно, это общество, ни на минуту не забывало, что день 26 мая, завершая собой истекающее столетие, ознаменует ту степень общественного самосознания, которого достигло оно за этот период, и благодаря которому русское общество получило право гражданства в семье просвещенных народов современного человечества.
Вот почему сегодняшний праздник имеет значение праздника общественного, гражданского.
Счастлив народ, у которого много таких праздников, таких действительно светлых дней, в которые можно прославлять победу самосознания и “духа жива” над мертвящей косностью, победу просвещения, света над невежественной тьмой…
Но в России сегодняшний юбилей поэта Пушкина – первый такой праздник – и тем более он дорог нам. Вступив на стезю развития общественного самосознания и прогресса, русское общество должно идти от пушкинского дня, как от светоча, к восприятию всех начал и условий действительно культурной жизни, стремящейся во всех своих проявлениях соблюдать требования истины, справедливости в целях достижения возможного благополучия всеми членами общества.
В этом все обаяние настоящего всероссийского торжества. И не даром празднование его совпало со знаменательными отныне днями, когда представители всех цивилизованных народов на мирной конференции обсуждают вопросы, имеющие в виду создать для общества средства мирного их развития и преуспевания.
Эта новая заря для всех народов взошла и теперь с Востока – ex oriente lux (1) – подобно тому, как сто лет тому назад в Восточной империи появился новый свет в лице А.С.Пушкина, которому суждено было озарить собою всю Россию.
Гениальный поэт сам предвидел, что слух о нем пройдет по всей Руси великой:
И назовет меня всякий сущий в ней язык:
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикий
Тунгус, и друг степей – калмык.
Эти слова сказаны поэтом только за год до смерти – в 1836 году, но русское общество в лице образованнейших и влиятельнейших своих представителей “назвало” Пушкина значительно раньше. Эти представители должны были признать небывалый до того в России поэтический талант уже в самых ранних его произведениях, в которых молодой поэт еще лицеистом проявил свой божественный дар, выказал поразившие тогдашних корифеев русской поэзии – Державина и Жуковского – всю мощь, нежность и музыкальность своего стиха и красоту форм воспетых им образов и картин. В особенности было сильно впечатление, произведенное появлением поэмы-сказки “Руслан и Людмила”, удивившей всех своим добродушным юмором, соединением фантастического с реальным, живым и легким стихом. Привыкшие к напускному пафосу поэтических произведений в духе ложноклассическом, современники Пушкина поразились талантом поэта и умением облечь в художественную форму “преданья старины глубокой”.
Все приветствовали наступление новой эпохи русской поэзии, а певец “Светланы” – Жуковский подарил автору свой портрет с надписью:
“Победителю-ученику от побежденного учителя”.
Но те же современники скоро убедились, что Пушкин рожден не только… для вдохновения.
Для звуков сладких и молитв, но что певец “Руслана и Людмилы” в своих произведениях проводит идеи, которые заставляют “мыслить и страдать”, что, несмотря на свой юный возраст, поэт, заменяя опыт жизни божественным прозрением, воспевает образы и картины, внутренний мир свой и своих героев, проникнутых глубокой скорбью и заставляющих серьезно задуматься над жизнью. В целом ряде высоко поэтических произведений (“Деревня”, “Мечтатель”, “Андре Шенье”, “Возрождение” и др.) он выказал удивительно глубокое знание психологии страсти, верность и меткость характеристики, а главное – редкое для своих современников понимание угнетенного положения тогдашнего крестьянского сословия. В этом последнем отношении Пушкин является одним из первых провозвестников великого акта освобождения крестьян из крепостной зависимости. В прекрасном своем стихотворении “Деревня” поэт рельефно выставил перед тогдашним обществом положение закрепощенного народа и, выступив горячим, гуманным защитником “угнетенных рабов”, широкой и крайне сильной для аракчеевской эпохи кистью нарисовал верную историю русской деревни, в которой наряду с цветущей природой
…барство дикое, без чувств, без закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца…
О, если б голос мой умел сердца тревожить!
Почто в груди моей горит бесплодный жар
И не дан мне в удел витийства грозный дар?
Увижу ль я, друзья, народ неугнетенный
И рабство падшее, по манию царя,
И над отечеством свободы просвещенной
Взойдет ли, наконец, прекрасная заря?
Это стихотворение поэта было прочитано Императором Александром I, сказавшим по прочтении: “Поблагодарите Пушкина за добрые чувства, которые пробуждаются этими стихами”.
Иначе, однако, думали об этих стихах рабовладельцы; они не могли простить поэту ни его успеха, ни его желания о том, чтобы скоро взошла прекрасная заря освобождения…
Из биографии поэта известно, что за все подобные желания ему пришлось до конца своих дней пережить и перенести обиды, притеснения,
Ряд горьких мук обманутой любви,
Стыд бедности, неправду, чванство
И гордость знатных родом…
В течение нескольких лет Пушкин вел жизнь скитальца, полную глубокого трагизма, но в то же время весьма чреватую по своим последствиям.
Посещение поэтом юных окраин России – Кавказа, Крыма, Новороссии, Бессарабии – дало возможность ознакомиться с дивной южной природой и с ее разноплеменным и разноверным населением.
На нашем Кавказе Пушкина поразили величественная природа его, самобытная жизнь и нравы его обитателей, аулы, сакли, верблюды, дикая вольность черкесов. “Пушкин, – говорит в своем прекрасном очерке о поэте Ив. Иванов, – не истощим в рассказах о своих впечатлениях. Он не насмотрится на горы, не наслушается музыки горных потоков, не налюбуется на красоту лиц и живописность наряда вольных горцев. Поэтическая речь невольно льется из-под его пера, когда он говорит о чудном южном небе с миллионами звезд, о величавом Бештау, о темной южной ночи с черными громадами гор. Каждая поездка представляла новость, вызывала не испытанные ранее волнения, знакомила с бесконечно разнообразным и ярким миром полудикой, но могучей жизни”.
Результатом этих поездок по югу России были: “Кавказский пленник”, “Бахчисарайский фонтан”, “Цыгане”, “Погасло древнее светило” и др., написанные Пушкиным в увлечении романтизмом под влиянием английского поэта Байрона.
В это же время поэт, несмотря на превратности судьбы, много работал над своим самообразованием, что в особенности энергично велось по возвращении в село Михайловское, где Пушкину пришлось безвыездно жить три года.
Восторженно были приняты современниками перечисленные произведения, написанные поэтом на юге, по которым русское общество впервые знакомилось с разными народами, населяющими Кавказ, Крым, Бессарабию, с их природой и взглядами полудиких кочевников на страсти и пороки “просвещенных” обитателей городов. Певец свободы, и сам стремясь к ней, влагает в уста старика-цыгана благородный протест против не умеющего просить и не знающего доброты Алеко:
Оставь нас, гордый человек!
Мы дики, нет у нас законов,
Не нужно крови нам и стонов, -
Но жить с убийцей не хотим.
Ты не рожден для дикой доли:
Ты для себя лишь хочешь воли,
Ужасен нам твой будет глас!
Мы робки и добры душою -
Ты зол и смел. Оставь же нас!
Таково уж свойство гениальности – не стесняйся духом места и времени; гениальный поэт – свой везде, во всем мире; ему одинаково доступны и древняя Русь, и благословенный Восток, и пламенная Колхида, и средневековая Европа, и Испания, и Древний Рим.
“Сцены из рыцарских времен”, “Каменный гость”, “Моцарт и Сальери” проникнуты оригинальным характером эпохи и народности. В “Подражаниях Корану” с удивительной точностью поэт воспроизводит поэтический стиль и объективное миросозерцание священной книги мусульман:
Мужайся ж, презирай обман,
Стезею правды бодро следуй,
Люби сирот, и мой Коран
Дрожащей твари проповедуй.
Раннее знакомство с французской литературой, увлечение Байроном, изучение величайших мировых гениев – Шекспира и Гете, ряд мастерских переводов из Мицкевича, Хафиза, Горация, Шенье и др., указывая на бесконечную широту поэзии Пушкина, способствовали еще большему развитию таланта поэта переноситься в чужую жизнь. Так правдиво и картинно ее воспринимать и отражать в своем творчестве.
В этом отношении поэт на первом плане ставил добросовестное изучение иностранных писателей. То же самое он советовал делать и соотечественникам, и хотя находил, что то, “что нужно Лондону, то рано для Москвы”, но, желая добра своей стране, внушал ту мысль, что “на поприще ума нам нельзя отступать”,..
Ставя высоко это поприще, поэт стремился расширить и пополнить его путем поднятия уровня национального и общественного самосознания тогдашнего русского общества. В целом ряде произведений поэт воскрешает подавленные иноземщиной русскую жизнь и русскую историю, нашедшие в Пушкине гениального художника-бытописца.
“Евгений Онегин”, “Медный всадник”, “Полтава”, “Повести Белкина”, “История села Горюхина”, “История пугачевского бунта”, “Дубровский”, “Капитанская дочка”, “Русалка”, “Утопленник”, “Бесы”, “Полководец”, “Пир Петра Великого”, ряд стихотворных переложений русских народных сказок и множество эпических и лирических стихотворений – вот богатейшее поэтическое наследие, оставленное Пушкиным как поэтом русским, национальным!
В этих высоко-поэтических произведениях современники нашли родные картины и знакомые типы, вполне правдивые, взятые из будничной русской жизни и “из преданий старины глубокой”; тут и современный поэту петербуржец Евгений Онегин со всеми жалкими и смешными чертами, с его напускным полуромантизмом, полускептицизмом; тут и противоположный ему тип Белкина, человека простого, доброго и смиренного; тут и чистая, правдивая, но строгая и простая Татьяна; тут ряд дивных картин из семейной хроники простого русского народного быта (“Дубровский”, “Капитанская дочка”), тут и описание причин народных волнений рядом с ужасной картиной крепостничества (“Дубровский”, “История пугачевского бунта”), тут и вся ложь, барское самодурство и продажность современного общества, в котором,
Любви стыдятся, мысли гонят,
Торгуют волею своей,
Главы пред идолами клонят
И просят денег да цепей…
Тут, наконец, высокий образ Великого Преобразователя России:
То академик, то герой,
То мореплаватель, то плотник,
Он всеобъемлющей душой
На троне вечный был работник.
Изучение родной истории и памятников письменности, знакомство с живою народною поэзиею, собирание народных песен и прислушивание к народной речи дали в результате “Бориса Годунова”, произведение в полном смысле слова народное, в котором русское драматическое искусство было поставлено на истинно шекспировскую высоту развития и совершенства.
После этих произведений Пушкин закрепил за своим именем заслуженный им титул “вождя мыслей и чувств” и оправдал высокий взгляд на свое призвание и назначение поэта. Подобно пророку поэт должен “исполниться” волей Бога и жечь своим возвышенным глаголом людские сердца.
Что Пушкин, исполненный волею Бога жег сердца людей, что он, по выражению критика Ап.Григорьева, был “и первым, и полным представителем нашей народной физиономии в мире всех наших сочувствий, не только художественных, но и общественных”, и что, наконец, все истинные, правдивые стремления современной русской литературы находятся в духовном родстве с пушкинскими стремлениями и от них-то по прямой линии и ведут свое начало – прекрасно доказали 19 лет назад знаменательные пушкинские дни в Москве когда Москва, воздвигла поэту по всенародной подписке памятник. В эти дни поэт предстал во весь свой рост как гений-художник и великий вождь и учитель, как величайший русский народный поэт. Здесь-то потонул в море восторгов и умилительных впечатлений и тот протестующий голос, который несся с эпохи шестидесятых годов, обрушившихся на Пушкина, “аристократа” и “чистого эстетика” за его стихотворение “Чернь”, в котором он отнесся презрительно к толпе. Но напрасны были нападки, так как Пушкин не раз разъяснял, что под толпой, этой раздражавшей поэта “чернью” он имел в виду не просто народ, не крестьянство, а ту полуграмотную, светскую челядь, которая Пушкину отравляла жизнь в столице и пред которой
На лире скромной, благородной
Земных богов я не хвалил,
И в силе, в гордости свободной
Кадилом мести не кадил.
Природу лишь учился славить,
Стихами жертвуя лишь ей…
Вся поэзия Пушкина, развивающая вокруг себя идеи добра, истины, красоты и свободы, говорит против подобных не заслуженных поэтом нападок. Везде и всюду защитник народа, будь это черкес, еврей, грек или молдованин, громитель позора крепостничества, Пушкин в своем “Наполеоне” нарисовал достаточно яркую картину безумного самовластия и преступного презрения к людям.
Не о том же ли говорят идущие от Пушкина лучи гуманизирующей поэзии, разлитые по всей стране славной плеядой поэтов и писателей пушкинского периода русской литературы, в течение которого благодаря гениальному родоначальнику народились и другие отрасли искусства: русская музыка, русская опера, русская живопись… А теперь не тот же ли певец народный вызывает к жизни для того же народа сотни и тысячи просветительных учреждений во всех уголках обширной России: пушкинские школы, читальни, библиотеки, народные дома, больницы, приюты, столовые, стипендии, дешевые издания произведений поэта…
Кто же в сегодняшний день с благоговением не скажет, что поэт был прав, говоря:
И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал.
И милость к падшим призывал…
Во всей России имя великого поэта завладеет с сегодняшнего праздника еще большим вниманием читателей просвещенных и просто грамотных.
Торжество в честь героя мысли и слова – редкий светлый, культурный праздник с глубоким общественно воспитательным значением… Это победа света над тьмой, залог прогресса на пути просвещения, великая идея которого должна сплотить под свое спасительное знамя всех людей, весь народ, без различия “племен, наречий, состояний”.
Да здравствуют музы,
Да здравствует разум.
Да здравствует солнце,
Да скроется тьма!
А.М.Топчибашев
“Каспий”, Спец. выпуск, 26 мая 1899 г.
—————
1. Ex oriente lux (лат) – С Востока свет. Парафраза Евангельского повествования о рождении Иисуса Христоса

Памяти поэта А.С.Пушкина
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.