Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

О торге вокруг карабахского конфликта

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 02 сентября 2013

и о том, как Обама наказал Сноудена

О торге вокруг карабахского конфликта3 сентября начинается рабочий визит президента Армении Сержа Саркисяна в Москву, где он встретится с российским коллегой Владимиром Путиным. Основной темой встречи, скорее всего, будет вопрос парафирования Арменией Соглашения об ассоциации с ЕС в ноябре на Вильнюсском саммите.
Многие эксперты считают, что даже на данный момент, когда кажется, что все окончательно согласовано между Ереваном и Брюсселем, и парафирование Соглашения об ассоциации Армении с ЕС находится на финишной прямой и не оставляет места для сомнений, тем не менее, все решится в ходе встречи, запланированной на 3 сентября между президентами Армении и России.
Российскому эксперту, руководителю Политической экспертной группы Константину Калачеву действия Армении напомнили поговорку – ласковый теленок двух маток сосет. “Движение Армении в сторону ЕС – шаг вынужденный и часть большой игры. Подобные игры мы наблюдали на примере некоторых других стран СНГ. Главное здесь – цена вопроса. Цена выросла. Потребности российской внутренней и внешней политики определят формат. Встреча будет непростой. Россия постарается, чтобы Армения осталась в ее сфере влияния, хотя, возможно, эмоций тут больше, чем рационального”, – подчеркнул он.
Говоря об ответных шагах России, по словам эксперта, Москва уже сделала этот шаг. “Визит Путина в Баку свидетельствует об этом”, – подчеркнул он.
Очевидно, по мнению российского политолога, кавказоведа, главы аналитического центра Alte et Certe Андрея Епифанцева, как у любого политического шага, у сближения Армении с ЕС есть плюсы и минусы. “У меня складывается впечатление, что армянские политические круги убедили себя в том, что минусов здесь мало, и что ради реальности полупустой фразы “Если Россия уйдет из Армении, то она уйдет с Южного Кавказа” Москва будет делать что угодно и плясать под любую дудку. Но это не так. Минусы здесь очень велики, а в некоторых обстоятельствах просто катастрофичны”, – считает А.Епифанцев.
По словам собеседника Vesti.Az, ситуация вокруг подписания аналогичного договора Украиной, широкая публичная дискуссия, развернувшаяся вокруг этого вопроса вернули армянские власти к реальному восприятию ситуации, и сейчас Серж Саркисян хочет получить, что называется, “из первых рук” информацию о том, насколько велика угроза, и действительно ли Россия не позволит Еревану сидеть на двух стульях.
“Мой прогноз прост: если Москва четко и недвусмысленно даст понять Еревану, что в ответ на переход Армении в стан Запада она готова отказаться от статуса “стратегического партнера” со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами, то никакое парафирование в ноябре не состоится, либо ради сохранения лица оно произойдет, но никаких реальных перемен армянские власти делать не будут, и, таким образом, фактически все останется как прежде. Если же Путин поддастся на демагогические утверждения о том, что переход Армении на западные стандарты не несет в себе угрозы российскому влиянию, то это парафирование произойдет”, – подчеркнул он.
По мнению азербайджанского политолога, профессора Западного университета Фикрета Садыхова, налицо явное похолодание между Ереваном и Москвой. Россия устала кормить, поить, обеспечивать, защищать Армению. “Факт, что Армения – страна, которая по сути все меньше и меньше отвечает каким-то стратегическим интересам России на данном этапе, очевиден. Думаю, никуда Армения из-под влияния России не денется. Все это необходимо для демонстрации этого фактора. По всей видимости, Россия хочет продемонстрировать Армении, что она в своих действиях несамостоятельна, не может проводить независимый курс”, – отметил Фикрет Садыхов.
Думаю, что многие эксперты преувеличивают значимость парафирования Соглашения об ассоциации с ЕС. Необходимо учитывать, что внешняя политика большинства постсоветских государств остается ситуативно-реактивной, притом по большинству направлений, в том числе, на первый взгляд, геополитически важных. То есть для большинства стран даже подписание данного соглашения в краткосрочной перспективе мало что меняет. Только военно-политические и экономические узы скрепляют подобные соглашения. По большому счету, от любых подобных соглашений можно в любой момент отказаться.
Проблема, по крайней мере, для президента России Путина заключается в следующих факторах: с одной стороны, у него нет времени ждать, а с другой – существует угроза потери военно-политического и экономического контроля над постсоветским пространством, даже над теми странами, которые и сегодня экономически или же с точки зрения обеспечения безопасности полностью зависят от России. Это пугает Кремль. Почему же партнеры готовы “сдать” Путина, несмотря на все выгоды сотрудничества с Россией? Ведь дешевые энергоносители, гарантии безопасности, а также поддержка авторитарных наклонностей чего-то да стоят.
Проще всего объяснить неблагодарность партнеров в отношениях с Путиным тем, что Россия не может предложить странам постсоветского пространства привлекательного будущего. Недавно прочел новый анекдот: “Обама наказал Сноудена за предательство тем, что заставил его остаться в России”.
Это серьезный аргумент, но только для общественного мнения, которое учитывается на постсоветском пространстве в самую последнюю очередь. Другими словами, вряд ли этот аргумент является определяющим при формировании внешнеполитического курса того или иного государства. Но политические элиты могут активно использовать этот вполне убедительный аргумент для манипуляции общественным мнением при необходимости для стимулирования антироссийских настроений.
Существуют исключения – например, Грузия и Азербайджан. Взаимоотношения между Россией и Грузией, по большому счету, можно считать закономерным результатом недальновидной политики Кремля. Москва сделала все возможное, чтобы лишить Грузию даже минимальной перспективы возвращения к пророссийскому тренду во внешней политике. Россия сама лишила себя всех рычагов влияния на Грузию. Сперва Грузию лишили дешевых энергоресурсов. Глупо. Если необходимо сохранить влияние в том или ином регионе, в той или иной стране, притом с неразвитой экономикой, надо взять на себя часть расходов, притом с прицелом на среднесрочную и длительную перспективу. Грузия сразу нашла замену российским энергоресурсам.
Потом Москва совершила еще большую глупость – ради сомнительных имиджевых приобретений и демонстрации крутизны самого Путина во взаимоотношениях с Западом признала Южную Осетию и Абхазию. Таким образом, исчез последний возможный предмет торга между Россией и Грузией.
Даже пророссийский Бидзина Иванишвили вынужден заявлять, что интеграция в европейское (читай: в Евросоюз) и евроатлантическое (читай: в НАТО) пространство является приоритетной целью внешней политики Грузии. Только в случае оккупации всей Грузии можно предотвратить реализацию этого сценария. По той простой причине, что Путин, который ставил и сегодня ставит оккупацию части территории Грузии и признание независимости Абхазии и Южной Осетии лично себе в заслугу, и это несмотря на то, что формально президентом РФ в тот момент был Дмитрий Медведев, не может позволить возвращения ситуации в грузино-российских отношениях к стартовой позиции. Речь идет о той ситуации, которая имелась до августа 2008 года, когда даже Михаил Саакашвили вынужден был в определенной степени оглядываться на Кремль.
С Азербайджаном изначально сложилась совсем другая ситуация. Нет, и азербайджанцы в той или иной степени обижены на Москву за проармянскую позицию в урегулировании карабахского конфликта. Тем более что эта позиция была проармянской при всех российских властях времен независимости, да и в горбачевский период тоже. Но вряд ли этот фактор является определяющим в становлении азербайджано-российских отношений, до тех пор пока Кремль не сделает не просто однозначного, но и формального выбора, как это было в отношении грузинских конфликтов. То есть карабахский фопрос формально присутствует в качестве предмета торга между Россией и Азербайджаном.
Но тогда возникает вопрос: почему Россия полностью не использует потенциал данного предметного торга? Предположим, что на постсоветском пространстве личные отношения междлу лидерами иногда имеют определяющее влияние на становление межгосударственных отношений. Ни для кого не секрет, что еще с советских времен между Борисом Ельциным и Гейдаром Алиевым не сложились личные отношения. Но к началу нового тысячелетия к власти в России пришел В.Путин, который, с одной стороны, пытался создать себе имидж собирателя “земель русских”, а с другой – везде и всюду во главу угла ставил выгоду. То есть был прагматиком-максималистом.
Таким образом, теоретически он мог бы добиться урегулирования карабахского вопроса с учетом территориальной целостности Азербайджана, но при этом сохранить Армению в сфере российского влияния. Особенно если учесть, что после провала переговоров на высшем уровне между Гейдаром Алиевым и Робертом Кочаряном в американском Ки-Уэсте Вашингтон не предпринимал никаких серьезных “сепаратных” шагов для урегулирования карабахского конфликта. Нельзя считать, что в Кремле настолько сильны проармянские настроения, чтобы не использовать эту возможность, или же там сидят полные идиоты, которые не стали даже разрабатывать этот вариант.
Вывод один: безусловно, во взаимоотношениях между Баку и Москвой карабахский конфликт рассматривается в качестве предмета торга. Любой торг имеет очень простую схему – что-то взамен на что-то. То есть полная переориентация на Россию внешней политики и экономической линии в этом торге не является тем, что может себя позволить официальный Баку взамен на возврат Карабаха. Азербайджан связан с Западом крепкими узами “брака”, притом, католического, когда развод невозможен. Не только разработаны, но и реализованы на деле важные коммуникационно-энергетические проекты огромного геополитического значения, которые предопределили геополитический курс официального Баку на долгие годы вперед. То есть тут вопрос не о том, стоит оно того или нет. Тут никакого выбора быть не может.
Таким образом, азербайджано-российский торг вокруг карабахского конфликта не может быть всеобъемлющим. И мы являемся свидетелями договоренностей тактического характера – формально Азербайджан не проявляет никакого интереса к интеграции в евроатлантическое пространство, то есть как бы не раздражает, по крайней мере, пока, Кремль, что, в принципе, выгодно нашей правящей элите, так как позволяет по доброй воле до поры до времени не демократизироваться, взамен на то, что точно так же формально не ставит Нагорный Карабах на одну доску с Абхазией и Южной Осетией. При этом конфликт сохраняется для России в качестве рычага манипуляции как Арменией, так и Азербайджаном.
Армения оказалась в диаметрально протиповоложной ситуации. Россия в любой момент может взорвать социально-экономическую ситуацию в Армении. Но необходимо отметить, что переориентация экономики из-за ее незначительности вполне возможна, хотя и требует определенного времени.
С карабахским конфликтом все намного сложнее. По сути, Россия обеспечивает не безопасность Армении, а является гарантом сохранения существующего статус-кво в карабахском конфликте. Другими словами, именно Россия является гарантом существования постоянной угрозы для Армении. Однако нынешняя ситуация при всей невыгодности для самой Армении позволяет ей чувствовать себя якобы “победителем”. Эта иллюзия гарантируется Россией. Утрата этой иллюзии угрожает крахом для ныне правящей элиты Армении.
То есть перед Ереваном стоит непростая дилемма. Думаю, что армянская правящая элита и далее было бы готова жить с этой иллюзией. Но от нее потребовали сделать выбор. Элита пытается убедить общество в том, что путь европейской интеграции – это для нее вопрос ценностного выбора. Элиты постсоветского пространтства и европейские ценности – очень смешное сопоставление.
Но существует геополитическая перспектива, которая заставляет сделать выбор. Падение Асада будет означать окончательный уход России с Ближнего Востока, окончательную утрату Москвой статуса одного из ведущих международных игроков. Но и это не все.
В Тегеране прекрасно осознают, что на Сирии не будет поставлена точка. Иран, безусловно, боится самого реального сценария развития событий. И поэтому пытается вовлечь Россию в сирийскую авантюру. При этом Иран пугает Россию угрозой потерей влияния на Южном Кавказе, что вполне реально.
Начальник штаба вооруженных сил Ирана генерал Хасан Фирузабади подчеркнул, что любое военное нападение на Сирию заставит запылать регион, США, Израиль и их западных союзников и создаст угрозу хаоса и нестабильности на долгие годы. Иранский генерал заявил, что риторика США и возможная атака против Сирии могут привести к большим проблемам для других держав, региональных союзников Израиля и Вашингтона, сообщает Fars.
Он подчеркнул, что военное вмешательство США в Сирии будет стоить России Кавказа, передвинув рубежи обороны Кремля к Москве. “Страны региона, поддерживающие эту жестокую войну, понесут серьезные потери”, – сказал он.
Фирузабади подчеркнул, что по Израилю будут также нанесены ответные удары в случае, если США нападут на Сирию.
Таким образом, если сегодня Россия ничего не предпримет, то в конечном счете ей придется смириться с потерей Южного Кавказа. По той простой причине, что после Сирии наступит или очередь Ирана, или официальному Тегерану придется “сдаться” на милость Вашингтону.
О международных договоренностях по иранской ядерной программе в случае нанесения военных ударов по Сирии со стороны Запада можно будет забыть, однако Иран не начнет разрабатывать ядерное оружие в ближайшее время, считает эксперт ПИР-центра Андрей Баклицкий. Об этом сообщает РИА “Новости”.
“В последнее время ситуация вокруг иранской ядерной проблемы приняла позитивное направление… Все ждали, что сейчас начнутся новые переговоры по иранской ядерной программе. Но с возникновением сирийского вопроса все снова осложняется”, – описывает текущую ситуацию вокруг ближневосточного конфликта Баклицкий.
Он ожидает, что возможные удары по Сирии со стороны Запада “будут восприниматься, в первую очередь, исламским миром, тем же Ираном не как применение оружия массового уничтожения, а как действие против их союзников, против их соседей”. В этом случае “о перспективах выхода на какие-либо договоренности (с Ираном), об этом окне возможностей можно будет забыть на какое-то время”, – считает эксперт.
“Иран создает у себя технические возможности, которые в случае, если будет принято политическое решение, могут быть теоретически направлены на создание ядерного оружия”, – отмечает особенности ядерной программы Тегерана Баклицкий. Однако эксперт не исключает, что если Запад нанесет военные удары по Сирии, то “Иран ускорит свои действия в этом направлении, чтобы приблизить ту черту, на которой он может в любой момент, приняв решение, начать разрабатывать ядерное оружие”.
Тем не менее, по мнению Баклицкого, это не означает, что Иран начнет изготовление ядерного оружия и будет угрожать его применением. “На протяжении всей своей истории Иран заявлял, что не планирует делать ядерную бомбу, что он выступает только за мирное использование ядерной энергетики. Он не отойдет от этого принципа в ближайшее время”, – уверен эксперт.
В ближайшее время Иран, по мнению Баклицкого, может оказаться в “неудобном положении” из-за другого оружия массового поражения – химического. “Все осложняется еще и тем фактом, что Иран всегда выступал и будет выступать против химического оружия и его использования, поскольку Иран в свое время сам был жертвой химического оружия со стороны Ирака. И если будет доказано, что, действительно войсками Башара Асада было применено химическое оружие, тогда Иран окажется в очень неудобном положении”, – считает эксперт.
“Другое дело, что никаких неопровержимых доказательств, что именно Асад применил химическое оружие, не будет, и тогда ситуация остается в таком неопределенном поле”, – отметил Баклицкий.
Но тут необходимо учитывать следующий момент: Вашингтон не раз предупреждал, что Иран и так находится у “красной черты” со своей ядреной программой. Таким образом, прекращение переговоров с “шестеркой”, ускорение реализации ядерной программы только приблизят эту “красную черту”, после чего Израиль непременно спровоцирует войну с Ираном.
Естественно, война с Ираном, при всех угрозах и негативных последствиях, серьезно изменит геполитический расклад в регионе Южного Кавказа. Геополитические потери России станут неизбежными, хуже всего, наглядными, притом на постсоветском пространстве, что приведет как минимум к серьезным имиджевым потерям для Путина.
Россия будет иметь определенные и ощутимые экономические выгоды в краткосрочной, а может быть и среднесрочной перспективе в виде высоких доходов от экспорта энергоресурсов. Это также торг. Но уже между Россией и США.
Вашингтон ведет дело к реализации этого сценарию. Но вопрос для Кремля в другом: являются ли экономические выгоды равноценной конпенсацией геополитических потерь, в том числе, и потери Южного Кавказа? Позволят ли эти финансово-экономические выгоды сохранить и воспроизводить власть путинской элиты?
От ответов на эти вопросы зависит, скорее всего, тип поведения Кремля в связи с сирийским кризисом. Россия может ограничиться обозначением собственной позиции, в том числе в Совбезе ООН, но никак не мешать реализации американских планов, что в принципе устраивает США, или же предпринять что-то “материально существенное” для противодействия планам Вашингтона, в том числе и на Южном Кавказе.
Думаю, что С.Саркисян 3 сентября по пытается именно нащупать то, какой путь будет избран В.Путиным, чтобы потом не попасть “под горячую руку” ни Кремля, ни Белого дома.

О торге вокруг карабахского конфликта
оценок - 17, баллов - 3.65 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Политика

комментариев - 8

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • если уж по чесноку,то кто нарисовал эти границы?справедливы ли они?когда страна распадается,наверно надо было взять последнию перепись населения,и тогда армения могла бы претендовать на армянонаселеную часть азербайджана и грузии,а зербайджан на часть армении,грузии,дагестана,и возможно на часть ирана,если тот вздумает распасться,азербаджан не признавая прав армян на самоопределение,лишает этих прав азербайджанцев живущих в других странах

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • пока всё будет статус-кво,т.е. никак, армяне будут бессмысленно барахтаться,азербайджанцы важно надувать щеки,самое смешное что решения принимаются не ими,и все доводы,приводимые сторонами,НИКОМУ НЕ НУЖНЫ,в этом поганом мире ток баблосы решают вопросы

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Vse prognozi vedushix organizasiy mira govoryat o kraxe armenii v budushem.uydet ona s kararabaxa ili net.naladit otnosheniya s tursiyey ili net.v lubom sluchaye ona rastvoritsa v etoy masse.razvitiye mira uskorit etot proses.I nachnetsa on s assimilyasii armyan.poteri yazika.yazik na kotorom goovorit 2-3 milliona chelovek ne imeyet budushego.nado zhdat.vremya rabotayet na nas..

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Karabaxskiy vopros. Sushestvovaniye armenii vigodno azerbaydzhanu.obraz vraga nam neobxodim.on ukrepit nashu gosudarstvennost budet sposobstvovat ukrepleniyu nasionalnogo samosoznaniya.pravitelstvo putina viigodno nam.a to chto sdelal sarkisyan dlya azerbaydjana ne sdelayet nikto.ob etom govorit polozheniye armenii.nam nado zhdat.vremya rabotayet na nas.naseleniye azerbaydjana I tursii uvelichivayetsa.armeniya rastvoritsa v etoy masse.kak loshka saxarnogo peska v more.

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Да. действительно, всё , видимо, идёт к тому, что Армения растворится в регионе, учитывая демографическую катастрофу, тяжёлое экономическое положение, обнищание масс (кстати, Россия никак в этом вопросе помочь Армении не может ), и массовую эмиграцию из страны. Не понимаю, о какой победе здесь пишут при таком катастрофическом положении дел?! Чушь какая то……………………..

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • avanesof, Вступление Ирана в войну принесёт разрушительные последствия для Армении, а не Азербайджану. После разрешении Ирана, Южный и северный Азербайджан соединяются. Тогда рядом Турции появится еще один мощный туркское государство. Великий АтаТурк незря говорил 21 век будет тюркским.К этому моменту Армения точно будет уйти не Европу а Тюркским государством!

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Kомментарий из Константинополя очень самоуверен- братство турков и Кремля закреплен Московским договором 1921г и хотя сердце Нариманова не выдержало вопросы Сталина-договор остался как продажа Армении ради якобы бакинского керосина…Второй оказался наглее и через трупы Армении протащил трубу братьям… все это произощло при России…Так что гос.РМ исторически Россию неоправдать за смежный геноцид,Баку 1918,Сумгаит 88,Баку 90… ”Кольцо” и что еще будет!!! Радуйтесь !-Назарбаев установил памятник Чингисхану, Целиноград- в Акмалу, Узун -Варташен в ОГУЗ…Читайте Вейцмана,”Палестина”, 1918г….

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Serj+Kocharyan

    Хороший обзор прессы на тему событий в Сирии и вокруг нее.Признаюсь сам не имею чёткого понимания политики Армянского руководства в вопросе Европейской интеграции и перспектив отношений с Россией.
    На первый взгляд игра с “огнём” с северным соседом явна опасна в свете политической и военной ситуации в регионе. С другой стороны не видно явных бенефитов ассоциации с Европой,более того,только явные проблемы. Назвать своего тезку глупым политиком ,было бы глупо.
    Скорее всего тут очень тонкая игра Армении,многократно доказавшей своими деиствиями в последние два десятилетия способность к шахматному анализу ситуаций в стиле Тиграна Петросяна.
    Знаю одно, глупее чем начать новую войну Обама не мог бы придумать. Вступление Ирана в войну принесёт разрушительные последствия как для Армении так и для Азербайджана. Сценариев развития событий много, самое предсказуемое новая война которая кстате может начатся по инициативе каждой из сторон в зависимости от развития событий в регионе.В победу Азебайджана в войне никто неверит, вклячая посетителей казино. Победу Армении вижу, но скорей всего это не будет окoнчательная победа, но смену власти она обеспечит.И как не породоксально это будет не в интересах Армянского государства.

    Thumb up 0 Thumb down 0