Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

О некотоpых новатоpских пpинципах

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 03 мая 2013

в твоpчестве Каpа Каpаева

О некотоpых новатоpских пpинципахВ музыкальной жизни нашей страны произошло еще одно знаменательное событие – V фестиваль современной музыки, посвященный 95-летию со дня рождения выдающегося азербайджанского композитора К.Караева. Этот музыкальный фестиваль на протяжении многих лет всегда вызывал огромный интерес не только в Азербайджане, но и в других странах. Сюда привлекаются многие видные музыкальные деятели и исполнители с разных стран.
Прошедшие на протяжении ряда дней интересные концерты натолкнули меня на мысль поделиться с читателям о некоторых новаторских устремлениях К.Караева. Безусловно, К.Караев – композитор мирового значения. Его гений всегда привлекал внимание ведущих музыковедов. Интерес к его творчеству безграничен.
Феномен Караева заключается в том, что, предвосхитив многие новшества в музыкальном искусстве, он смог опередить многих своих современников. Неповторимость и непревзойденность его музыкального языка поднимает его творчество на более недосягаемые высоты. Другая сторона феномена К.Караева заключается в том, что он глубинно внедрялся в суть азербайджанской музыки. Опираясь на многие жанры народной музыки, взяв лишь определенные зерна из него, он сумел профессионально соединить их с европейскими формами.
Высказывался К.Караев порой недоступным и непривычным для восприятия музыкальным языком. Он будто бы ломал установившиеся традиции и стереотипы, вырываясь из них. Средства, которыми пользовался К.Караев, были абсолютно новыми – это присущие для ХХ века импрессионизм, экспрессионизм, неоклассицизм, додекафонная и серийная техника письма. Казалось, К.Караев, отдаляется от национального мелоса. Однако, изучая произведения К.Караева, мы видим, что творчество композитора полностью зиждется на элементах народно-национального фольклорного искусства. Взяв из них некоторые маленькие ритмо-попевки, он профессионально внедрял их в музыкальную ткань своих произведений и преобразовывал их до такой степени, что рождалась совершенно иная музыка, которая не могла быть легко прочитана слушателем.
Караевский почерк мощно проступает в таких, полярно противоположных по своей стилистике и образноинтонационному содержанию произведениях, как симфонические гравюры “Дон Кихот” и Струнный квартет, балет “Тропою грома” и симфоническая поэма “Лейли и Меджнун”, Третья симфония для камерного оркестра и во многих других сочинениях последнего периода жизни. В каждом из них “караевское” предстает в совершенно новом переосмыслении, в новом ракурсе. В этом, собственно, и заключается неисчерпаемость дарования композитора, смело прокладывающего непроторенные тропы в азербайджанской музыке.
В творчестве К.Караева нашли совершенно индивидуальное преломление классические полифонические традиции. В этой связи его можно считать мастером-полифонистом во всех областях композиторской деятельности.
Причину значительного внимания К.Караева к полифонии и, в, частности, к Баху, следует искать в том, что композитор стремился найти “ключ” к открытию общих для баховской и народно-национальной музыки интонационно-выразительных средств и приемов развития.
К.Караев органически синтезировал в своем творчестве речитативно-декламационный “разлив” баховского мелоса со свободной импровизацией азербайджанских мугамов. Этот интересный “сплав” двух разнородных по своей сути “музык” отмечен единством художественного итога. Примером служат такие произведения, как Largo из Второй симфонии, из Струнного квартета ля минор, многие пьесы из цикла “24 прелюдии” для фортепиано.
Музыкальная ткань большинства произведений К.Караева – полифоническая. Полифонией, как главным принципом развертывания тематизма, композитор пользуется во всех жанрах. Это касается как крупномасштабных симфонических полотен, так и камерных сочинений. Полифония для Караева была не только стилем изложения. Она использовалась как важное драматургическое средство. Полифония, многосоставная в основе своей, применялась композитором в наиболее “сгущенных” участках, где внутренняя динамика и потенция произведения достигали апогея. Обычно это были контрапунктические сплетения различных тем. Полифоническая форма становилась основным средством раскрытия целостного художественного содержания. Сохраняя ее традиционные контуры, К.Караев насыщал музыку своеобразным национальным содержанием.
Камерно-инструментальные сочинения К.Караева позволяют сделать вывод о том, что композитора все еще привлекали различные формы полифонической музыки – фуга, полифонические вариации (пассакалья, ричеркар). Он широко использовал различного рода остинатные комплексы в качестве одной из ведущих формообразующих основ. В его прелюдиях встречаются такие сложные приемы полифонического развития, как стретта, канон, двойной канон, двойной контрапункт.
Полифонические формы для К.Караева – это не только дань традициям, а средство активной разработки народно-национальных основ. По-существу, композитор на протяжении всего своего творчества стремился связать “узами законного брака” многообразные достижения эпохи полифонического стиля с закономерностями народно-песенного творчества и добился на этом пути блестящих творческих результатов. В ранних опусах композитора это взаимодействие более наглядно, непосредственно и откровенно. В более поздних опусах народно-национальное настолько органично введено в “нутро” полифонической ткани, завуалировано, что распознать эти корни порой становится невозможным, и это все рождает новые новаторские композиции автора.
Сама природа полифонической музыки Караева, основанная на сочетании самостоятельных мелодических голосов, способствовала возникновению политональной основы, которая нашла широкое применение в современной музыке. Наряду с политональностью в произведениях К.Караева находит место и полиладовость – одновременное звучание нескольких азербайджанских ладов. Сцеплением и смешением ладов композитор пользуется в одноголосной мелодии.
Характерно, что полифоническая сущность музыки К.Караева рождается на основе раскрытия в параллельном линеарном движении индивидуальных особенностей народного лада. В вертикальном сочетании композитор “сплавляет” разные тетрахорды одного лада, что приводит к политональному изложению. Ярким примером служит прелюдия фа минор.
Другое направление, в котором развиваются творческие идеи К.Караева, связано с взаимодействием принципов формообразования классического и фольклорного искусства. Остинатным формам, характерным для полифонии, К.Караев находит общие точки соприкосновения в народной музыке. Он опирается на жанр зербимугама, которая дает ему возможность разработки различных видов остинато. Кроме того, свободно импровизационная текучесть изложения сопоставляется со структурно-завершенным мелодическим и гармоническим комплексом.
Структура полифонических форм (в том числе фуга) выступает в качестве “регулятора” свободно-импровизационной мелодики. Отсюда возникает лаконизм формы, кажущейся несовместимой с импровизационной текучестью, характерной для фуги (см.си-бемоль минорную прелюдию из IV тетради).
Полифонические произведения К.Караева, проникнутые новаторской сущностью, открывают новые интересные стороны развития азербайджанской музыки и позволяют еще раз вспомнить прозорливые слова Уз.Гаджибейли: “У азербайджанского музыкального искусства – блестящие перспективы развития”.
К.Караев стоял на передовых позициях современного музыкального искусства, пролагая все более интересные пути развития азербайджанской музыки.
Его сочинения всегда проникнуты новаторской сущностью. Они раскрывают новые и интересные стороны развития и дают широкую возможность и перспективу их разработки в азербайджанском музыкознании.

О некотоpых новатоpских пpинципах
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Культура

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.