Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

О насилии без персонализации

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 26 апреля 2013

С 2011 года по сей день в нашей стране было зарегистрировано 105 случаев насилия в отношении детей

О насилии без персонализацииСтатья 19 Конвенции ООН о правах ребенка гласит: “Все формы физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, относятся к насилию”…
Насилие по отношению к детям, – это самая что ни на есть реальность, в которой живут миллионы малышей по всему миру. Девочки и мальчики разных возрастов, социальных слоев и национальностей в любой момент своей жизни могут быть подвергнуты избиению, пытке, половому насилию и даже смерти. Произойти это может где угодно – дома, в школе, в каком-то учреждении, на улице.
Люди, которые применяют силу по отношению к детям – это родители, учителя, опекуны, чиновники, представители правоохранительных органов.
На сегодняшний день насилие против детей смело можно назвать самой настоящей эпидемией международного масштаба, которая принимает все больший размах.
Согласно данным ООН, на сегодняшний день в 106 странах мира не запрещается применение телесных наказаний в школах, в 147 странах это не запрещается в альтернативных учреждениях по уходу за детьми, и только в 16 странах мира использование телесных наказаний запрещено даже в семьях.
Согласно статистическим данным, с 2011 года по сей день в нашей стране было зарегистрировано 105 детей, подвергшихся насилию. Из них 40 были подвержены эмоциональному, 24-половому, 38 – физическому насилию, а трое столкнулись с безразличием взрослых.
Это всего лишь статистика… Но нас, журналистов, зачастую не удовлетворяет “голая информация”, не подкрепленная реальными историями. Для того чтобы сделать статьи более читабельными, интересными, и, конечно же, для того чтобы осудить насилие в отношении детей, ставших жертвами, некоторые журналисты разбавляют статьи историями. Некоторые коллеги идут еще дальше: чтобы доказать подлинность беседы с детьми – жертвами насилия, в статье указываются имя ребенка, фамилия, название района, в котором живет жертва. В конце концов, в итоге подобного “всестороннего освещения проблемы” ребенок в очередной раз сталкивается с нарушением своих прав.
На днях стало известно о произошедшем в Зардабе факте насилия в отношении шестнадцатилетней девушки. Затем была распространена информация о том, что эта девушка родила ребенка. Новости, появлявшиеся одна за другой, распространяли информацию о том, где училась девушка, указывались ее имя, фамилия. Отечественные телеканалы, отличающиеся особой “оперативностью”, демонстрировали интервью с родителями девушки, а также кадры с младенцем, который был отдан в один из региональных детских домов.
Между тем исполнительный директор неправительственной организации “Надежное будущее” Кямаля Ашумова считает, что личную информацию, касающуюся детей, подвергшихся насилию, нельзя распространять в средствах массовой информации. Это недопустимо даже в том случае, если родители таких детей дадут добро на распространение информации такого рода. В этом случае нужно учитывать факт непросвещенности в таких вопросах родителей.
“Нельзя распространять информацию о месте проживания детей, их имя фамилию, номер школы, в которой они проходят обучение. Все это наносит им второй удар, негативно сказывается на всей их дальнейшей жизни.
Ребенок уже пострадал, он получил эмоциональную, физическую травму в результате насилия, которому подвергся, а тут еще все начнут тыкать в него пальцем, мол, вот она жертва, о которой писали в газете. Этот факт послужит ребенку серьезным препятствием для дальнейшей интеграции в социум”, – отметила К.Ашумова.
Наша собеседница уверена в том, что случай, произошедший в Зардабе, не стоило предавать гласности так, как это было сделано – во всех подробностях. Гораздо правильнее было бы поднять на страницах газет и на отечественных телеканалах вопрос о том, как предотвратить насилие в отношении детей.
“То, что были оглашены имя девушки, адрес ее проживания и прочая личная информация, уже является нарушением закона. Эта информация не должна была стать достоянием общественности. Как теперь эта девушка вернется в родительский дом, как она будет общаться с соседями, друзьями? Произошедшее негативно отразится на ее дальнейшей жизни”.
К.Ашумова считает, что руководители учебных заведений, в которых обучались жертвы насилия, не должны выступать с мнениями на страницах СМИ. Все свои соображения по поводу произошедшего они могут направлять в органы, ведущие расследование.
Отметим, что Альянс НПО по правам детей, организация “Надежное будущее”, а также центры реабилитации для детей, работающие под началом вышеназванных организаций, оказывают детям и их семьям всестороннюю юридическую, психологическую, а также социальную поддержку. Помогая детям, защищая их права, организации сотрудничают с государственными структурами, в частности, с Госудаpственным комитетом по проблемам семьи, женщин и детей, Министерством образования, Министерством труда и социальной защиты населения, Министерством внутренних дел, аппаратом омбудсмана, комиссиями по делам несовершеннолетних, функционирующими при исполнительной власти районов. В данные структуры НПО регулярно отправляют отчеты и информацию о детях, с которыми работают организации. Однако до сих пор информация о каком-либо ребенке, проходящем реабилитацию в центре, не была предоставлена органам СМИ.
Руководитель “Детской горячей линии” Гюльнар Агаева в разговоре с нами отметила, что на протяжении года в данную службу поступает более 5700 звонков по самым разным проблемам, среди которых социальные, психологические, правовые. По словам нашей собеседницы, о проблеме ребенка информируется исключительно та структура, которая может помочь в решении вопроса.
“Многократно телеканалы просили нас предоставить возможность для съемки детей, проходящих реабилитацию, однако каждый раз мы им отказывали в этом. И это единственно правильная позиция, ведь в противном случае ребенок вновь может пережить стресс, от которого он только начал отходить”, – говорит Г.Агаева.
У многих возникает вполне резонный вопрос: как же происходит процесс реабилитации детей и молодых людей, ставших жертвами того или иного вида насилия? Ясность в данный вопрос вносит руководитель Центра социальной реабилитации для детей и молодежи Эльнара Гусейнова. По ее словам, после обращения жертвы в центр ребенок берется на учет, после чего происходит первичная оценка его состояния. Осуществляется оценка психологического, физического состояния ребенка, а главное – выясняется, не угрожает ли ему что-нибудь,или кто-нибудь.
Иногда случается так, что насилие над ребенком осуществляется прямо в семье, в этом случае принимается решение о необходимости временного помещения ребенка в убежище. Сразу после этого начинается реабилитационная работа, с ребенком работает психолог, который стабилизирует эмоциональное состояние жертвы насилия, производит психологическую диагностику. Параллельно с этим социальный работник центра осуществляет сбор информации о ребенке, конечно же, сохраняя все принципы конфиденциальности.
Кстати, дети и их родители могут быть уверенными в том, что информация не выйдет за пределы центра, так как они подписывают специальный договор о неразглашении.
По мнению Э.Гусейновой, посторонние люди не могут помочь ребенку, ставшему жертвой насилия, а потому распространять информацию такого рода просто не имеет смысла.
“Если говорить о международной практике, то в странах Запада при разбирательствах случаев насилия, особенно сексуального, разговор с ребенком записывают на видеокамеру. Это делается с одной целью – для того чтобы больше не травмировать ребенка и не заставлять его вновь и вновь возвращаться к этому вопросу. У нас же в стране жертва насилия несколько раз допрашивается, а затем еще и дает интервью отечественным телеканалам”.
По словам нашей собеседницы, ребенок – жертва насилия, дающий интервью, не осознает, что данная откровенность сыграет с ним злую шутку.
“Ребенку может показаться, что люди, снимающие его, берущие у него интервью, заботятся о нем. Ребенок не думает о последствиях. Жертвы насилия нуждаются в заботе, а не в повышенном внимании и ажиотаже вокруг себя. А такое ненужное внимание отрицательно сказывается на реабилитации. Мы проводим реабилитацию с целью нормальной интеграции ребенка-жертвы в социум, однако после такого внимания СМИ и разглашения конфиденциальной информации полноценной интеграции может и не получиться” говорит Э.Гусейнова.
По словам нашей собеседницы, для полноценной реабилитации ребенка необходимо время, а именно от 4 до 6 месяцев работы с жертвой того или иного вида насилия.
“Реабилитация идет по всем направлениям, но с ребенком по сути работает только психолог, в то время как юрист и социальный работник также параллельно проводят свою часть работы”.
Отметим, что случай, произошедший в Зардабе, и последовавшее после него разглашение конфиденциальной информации – не первый и не последний в нашей стране. В связи с этим возникает острая необходимость в принятии соответствующего закона, который будет защищать право ребенка – жертвы насилия на неразглашение персональной информации. Кстати, в соседней России подобный закон вступил в силу 9 апреля.
На данный момент НПО “Надежное будущее” разработала законопроект, касающийся данного вопроса, и планирует представить его на рассмотрение в Милли Меджлис. К.Ашумова считает, что СМИ, которые будут нарушать право детей на неразглашение персональной информации, должны штрафоваться и привлекаться к ответственности.
“Азербайджан ратифицировал Конвенцию ООН о правах детей, но, судя по всему, закон будет более эффективен в данном вопросе. Число детей, ставших жертвами насилия, растет, и каждый из нас, в том числе и представители СМИ, должен уделять этой проблеме повышенное внимание, искать пути выхода из нее, а не гнаться за сенсацией”, – заключила К.Ашумова.

О насилии без персонализации
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Общество

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.