Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Новая инициатива в сфере образования

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 31 октября 2013

Появился проект по грантовому финансированию вузов

Общественное объединение “Изучение экономических ресурсов” разработало специальный проект в области формирования механизмов грантового финансирования вузов. Документ разработан при финансовой поддержке Госсовета помощи неправительственным организациям в сотрудничестве с Комиссией экономики высшего образования Научно-координационного совета Министерства образования.
Документ рекомендательного характера включает общие сведения о грантовом финансировании в высшем образовании, его источниках в мировой практике и путях их привлечения, отражает ситуацию с грантовым финансированием в высшем образовании, международный опыт в данной сфере и др.
Как сообщает Salamnews, один из разработчиков проекта Руслан Атакишиев заявил, что проект предусматривает создание в Азербайджане отдельного фонда для финансирования разрабатываемых вузами проектов. Таким образом, высшие учебные заведения получат новый источник средств, помимо оплаты за обучение, взимаемой со студентов.
“Это может быть подобием Фонда государственной поддержки СМИ и Совета государственной поддержки неправительственных организаций при президенте Азербайджанской Республики”, – отметил Р.Атакишиев.
Разработчики проекта предлагают создать в Азербайджане отдельный институт менеджеров, которые будут заниматься разработками проектов вузов для участия в конкурсах.
“В Азербайджане неоднократно звучат предложения по повышению заработной платы преподавателям. Однако во всем мире преподаватели после работы занимаются исследованиями, в результате чего неплохо зарабатывают”, – заявил эксперт.
Помимо этого, разработчики предлагают ликвидировать налоги с грантов, получаемых вузами.
Отметим, что документ будет представлен в Министерство образования, комитет по науке и образованию Милли Меджлиса, отдел по гуманитарным вопросам Администрации президента, Фонд развития науки при президенте, государственным и частным университетам.
Чем выше автономия университетов, чем острее их конкуренция за финансы и ниже госфинансирование – тем больших результатов добиваются университеты, доказали Филиппе Агийон из Гарварда и его коллеги, сообщает экспертный портал Высшей школы экономики РФ Opec.ru.
Наука, образование и инновации – наиболее сложные объекты управления. Чиновникам трудно понять, какие результаты являются предпочтительными, каковы лучшие пути их достижения. Отсюда возникает масса проблем, связанных, например, с оценкой научной продуктивности чиновниками. Автономия университетов и их конкуренция повышают продуктивность вузов, показала группа ученых во главе с Филиппе Агийоном из Гарвардского университета. Недавно в серии Национального бюро экономических исследований США был выпущен доклад об автономии университетов и их научной продуктивности (The Governance and Performance of Research Universities: Evidence from Europe and the U.S.).
На Западе основные выводы доклада многим покажутся тривиальными: чем выше автономия университетов и сильнее конкуренция за ресурсы, тем выше их результативность. Лучшие результаты показывают университеты со значительной долей грантового финансирования. Но теперь эти выводы подтверждены корреляциями на больших выборках. Авторы рассматривали только научную деятельность университетов США и Европы, но полученные результаты принципиальны и для постсоветского пространства – они отчасти объясняют стагнацию нашего сектора науки и инноваций.
На Западе гипотеза о связи автономии и продуктивности университетов родилась из ряда посылок, основная часть которых чисто экономическая. Производственная функция в науке и высшем образовании трудно наблюдаема, тем более извне. В таких условиях объективно лучше отказаться от центрального управления, предоставив организациям конкурировать за ресурсы самостоятельно.
Свободен ли университет в определении учебной программы? Насколько государство вмешивается в вопросы зарплаты и найма? Есть ли у вуза собственные механизмы отбора студентов, или зачисление идет по результатам централизованных госэкзаменов? Нужно ли университету утверждать бюджет в правительстве? Какова доля грантового финансирования? Какой процент профессоров является выпускниками этого же университета (малая доля “сторонних” сотрудников может свидетельствовать о стагнации)?
Данные по автономии и финансированию университетов США и Европы свидетельствуют о высокой степени связи между автономией университетов и необходимостью конкурировать за ресурсы. Иными словами, не нашлось автономных университетов с малой долей конкурсного финансирования.
Полученные затем индексы автономии авторы сравнили с научной продуктивностью. Для ее оценки был выбран Шанхайский академический рейтинг университетов – наиболее полный и адекватный на сегодня при всей своей неоднозначности (большой вес нобелевских лауреатов, отсутствие индикаторов инноваций). Позиция университета в иерархии зависит в основном от публикационной активности, наличия нобелевских и филдсовских лауреатов в числе профессоров и выпускников.
Первый взгляд на рейтинг дает картину доминирующего превосходства США, Великобритании и Канады. Оно сохраняется и при подушевом сравнении с другими развитыми государствами – Францией, Японией, Германией и др. Это позволяет предположить, что специфическая институциональная и правовая история вузов англосаксонских стран – ключ к их научному лидерству. Автономия образовательной системы в англосаксонских странах явно выше, чем во всех остальных.
Так, если в Великобритании лишь 13% вузов должны утверждать в правительстве свои бюджеты, то во Франции и Германии это делают все вузы без исключения. Британские университеты могут платить разные зарплаты сотрудникам одного ранга; во Франции, Италии и Испании это невозможно.
Университеты Франции и Испании страдают замкнутостью: эндогамия (доля профессоров и преподавателей, имеющих диплом того вуза, в котором работают) превышает 50%. Впрочем, эти и многие другие различия могут объясняться языковыми и культурными факторами.
Как бы то ни было, корреляция уровня автономности и положения европейских университетов в Шанхайском рейтинге оказалась очевидной. Наиболее самостоятельными и продуктивными оказались университеты Великобритании и Швеции, худшие показатели у Испании. Корреляция такова, что стандартное отклонение по уровню автономности ассоциируется с 78,5 строчками рейтинга.
Данные по американским университетам по своей структуре несколько отличаются от результатов европейского опроса. Автономии в США значительно больше, по многим параметрам изучать американские университеты нет смысла. Так, все они лишены необходимости утверждать бюджет в правительстве, контролируют прием студентов, рекрутирование профессоров и преподавателей и их зарплаты, все владеют своими зданиями и получают совершенно незначительные суммы базового госфинансирования (core government funds).
Статистически значимыми для продуктивности оказались и отдельные составляющие индекса автономности. Так, европейские университеты, не утверждающие бюджет в правительстве, находятся в среднем более чем на сто строчек выше остальных. Такие же результаты приносят право выплачивать работникам одного ранга различные зарплаты и особенно контроль за приемом в бакалавриат.
Наоборот, госфинансирование портит университеты. Каждый дополнительный процент университетского бюджета, поступающий из базового госфинансирования, коррелирует с падением в рейтинге на 3,2 позиции. Напротив, каждый процент из грантовых денег, за которые университету надо соревноваться, несет “прибавку” в 6,5 строчек рейтинга.
Позитивную зависимость между положением в рейтинге и правом выплачивать разные зарплаты сотрудникам одного статуса авторы показали и на американских университетах.
Конечно, сами по себе выявленные связи никак не подтверждают тезис о прямом положительном влиянии автономии на продуктивность. Зависимость может быть обратной или вызываться каким-то иным фактором. Для проверки своей гипотезы авторы обратились к взаимосвязи уровня автономии, внешнего финансирования и продуктивности во времени. Исследовались государственные американские университеты и патентная (не публикационная) активность когорт населения различных штатов, обучавшихся в периоды позитивных бюджетных шоков для университетов.
Удалось подтвердить, что более автономные университеты использовали денежные прибавки любых объемов более эффективно – патентная активность их выпускников была выше. Положительно влияло на нее и наличие частных вузов-конкурентов.
Лишь половина американских штатов генерирует больше патентов с увеличением финансирования их исследовательских университетов. И это штаты, в которых высока автономность университетов, значительна доля частных вузов, есть кластеры компаний, близких к переднему краю науки и техники (Нью-Джерси, Калифорния, Массачусетс, Мичиган и др).
Напротив, для штатов-аутсайдеров типа Канзаса дополнительные деньги могут оборачиваться даже снижением патентной активности.
Коррелирует с ростом патентования и увеличение бюджета грантовых фондов NSF, NIH и NASA. Рост объемов (а не только доли) конкурсного финансирования с большой статистической значимостью усиливает позитивные эффекты автономии и доли частных университетов.
Это подтверждает первоначальную гипотезу: наиболее эффективным инструментом научно-технической политики служат стимулирование конкуренции и обеспечение свободы университетов. Именно это объясняет успех США и подсказывает направление движения для остальных стран. По ряду направлений Европа уже следует за лидером, – так, она создала грантовый фонд European research council по типу NSF и NIH.
Уровень автономии постсоветских вузов и исследовательских учреждений несравним с американским и европейским. Это, а не только недостаточное финансирование – причина продолжающегося отставания нашей науки и хайтека.

Новая инициатива в сфере образования
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.