Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Норвежский женский триумвират

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 13 сентября 2013

Избиратели устали от социал-демократов и предпочли консерваторов

Норвежский женский триумвиратПарламентские выборы в Норвегии не стали сенсацией. Левые, по норвежским понятиям, – социал-демократы из норвежской Рабочей партии во главе с премьер-министром Йенсом Столтенбергом потерпели поражение. Она получила 55 мандатов, потеряв 9. Это больше, чем любая другая партия, но все равно недостаточно, чтобы сформировать правительство. И теперь со своими партнерами по линии коалиции она имеет всего 72 мандата в Стортинге, состоящем из 169 мест.
На первый взгляд поражение левых в Норвегии не очень логично.
Несмотря на то, что в 2009 году экономика Норвегии все же оказалась в состоянии стагнации, а объем ВВП сократился на 1,63%, это не идет ни в какое сравнение с той же Грецией или Испанией. В то время как страны Южной Европы были вынуждены брать гигантские кредиты, объем нефтяного фонда Норвегии превысил 4 триллиона крон (более 700 млрд. долларов), а размер номинального ВВП в пересчете на каждого норвежца в 2012 году приблизился к отметке в 100 тыс. долларов. Что же до безработицы, уровень которой в кризисных странах подскочил до двузначных показателей, в Норвегии он редко превышал 3,5%. Если в странах Южной Европы мучительно размышляли над тем, где взять деньги, в Норвегии темой дискуссий стало как и на что их потратить.
Одной из ярких акций предвыборной кампании премьера Столтенберга стало, его однодневное символическое трудоустройство простым шофером такси в столице Осло. Ролик о том, как премьер, одетый в водительскую униформу, общается с пассажирами, набрал сотни тысяч просмотров. Как оказалось, это пиаровское представление мало помогло ему и его партии вместе с партнерами по коалиции.
По мнению все большего числа избирателей, в борьбе за текущее благополучие правительство левых слишком мало внимания уделяло благосостоянию в будущем. Кроме того, недовольство у избирателей Столтенберг вызвал недостаточным, по их мнению, вниманием к социальной сфере. Уровень налогов в Норвегии – один из самых высоких в мире, по некоторым позициям он составляет 80%, и за такие деньги, как считают жители страны, они вправе рассчитывать на более качественное обслуживание. В частности, речь идет о бесплатном здравоохранении и образовании, а также транспортной инфраструктуре – автомобильных дорогах и железнодорожном сообщении.
К выборам стало ясно, что главным событием предыдущего периода премьера Столтенберга стала трагедия 2011 года, унесшая жизни 77 участников молодежного лагеря на острове Утойя, а затем суд над террористом Андерсом Брейвиком, так и не признавшим своей вины. Часть зданий в правительственном квартале в Осло, взорванных одновременно с расстрелом на Утойе, до сих пор затянута черной пленкой. И об отставке правительства левоцентристов, разделивших со страной груз трагедии, эксперты говорили задолго до голосования. Как показали последующие проверки, трагедии в Осло и на острове Утойя можно было предотвратить, если бы полиция сработала более качественно и оперативно. И хотя в адрес Столтенберга, который не поддался панике и предпочел не закручивать гайки, прозвучало немало лестных слов, многие норвежцы все же предпочли политические изменения.
Выборы в Норвегии проходят несколько необычно, по крайней мере, в отношении того, как это принято в странах СНГ.
На избирательном участке на полочках разложены бюллетени 18 партий, отдельно – бюллетени для тех, кто голосует против всех. Благодаря карточке избирателя, на которой нанесен штрих-код, при его считывании компьютерная система моментально проверяет, есть ли избиратель в реестре избирателей, и автоматически происходит регистрация его голоса. Он больше не сможет проголосовать. Также избиратель обязательно должен показать свое удостоверение. Это может быть внутренний паспорт, удостоверение водителя или банковская карточка, на которой есть фотография. Некоторые приходят на участки со своими бюллетенями. Не запрещается вообще самостоятельно разработать свой дизайн бюллетеня, но чтобы он соответствовал стандартам, складировался вдвое и мог читаться сканером.
У входа на участки можно встретить агитаторов с пачкой бюллетеней своей партии в руках. Это не запрещается делать в день голосования, главное, чтобы не было агитации внутри избирательного участка.
На вопрос, за кого будете голосовать или уже проголосовали, большинство норвежцев не отвечают прямо, уклоняются от ответа. Некоторые женщины говорят, что их муж не будет даже знать, за кого она проголосовала. И это делается, чтобы не было скандала в семье, поскольку муж и жена часто придерживаются разных политических взглядов. Кстати, по закону, журналистам и социологам запрещено брать интервью и фотографировать на участке, а за его пределами сколько угодно. Многие голосуют досрочно, таких оказалось более 800 тысяч. Можно проголосовать и по почте. В городах в качестве пилотного испытывалось и электронное голосование. В небольших городках и поселках голосовали по-старому. Говорят, что последний раз. На следующих выборах новые способы голосования доберутся и до них. Благодаря автоматизированному учету результаты выборов получаются очень быстро. Уже через час после закрытия участков стали известны победители и проигравшие.
Правая Консервативная партия Hogre во главе с Эрне Сульберг получила 48 мандатов, увеличив свое представительство на 18. Партия прогресса, которую возглавляет также женщина – Сел Йенсен, получила 29 мест, уменьшив свое представительство в парламенте на 12 мандатов. Левая Либеральная партия также во главе с представительницей слабого пола Триной Скай Гранде будет иметь в парламенте 9 мандатов. И Христианская народная партия, которую возглавляет Кнут Арильд Харайде, получила 10 мест. Вместе у правой коалиции – 96 мандатов, то есть абсолютное большинство.
Успех своей партии на выборах Эрне Сульберг назвала “историческим”. Если руководство Hogre сумеет сформировать правящую коалицию до середины октября, 52-летняя госпожа Сульберг станет первым с 1990 года премьером-консерватором. Как полагают эксперты, при новом правительстве Осло может пересмотреть свою миграционную политику. Еще будучи министром регионального развития, Сульберг отстаивала жесткую позицию по миграционным вопросам, за что журналисты прозвали ее “железной Эрной”. Кроме того, приход к власти консерваторов ознаменует сближение Осло с Брюсселем. Партия Hogre выступает за более тесное сотрудничество с Евросоюзом, хотя Норвегия не входит в ЕС.
Тем не менее, формирование правительства – задача не из легких. Дело в том, что хотя в преддверии выборов консерваторы и объявили о формировании правоцентристской коалиции, конкретных договоренностей между ее участниками не было – все переговоры оставили на случай победы всего блока. И если между Консервативной партией и либералами с христианскими демократами особых разногласий нет, с Партией прогресса дела обстоят сложнее.
Появившееся незадолго до голосования известие о том, что “прогрессистов” приняли в правоцентристский блок, вызвало у обозревателей немалое удивление. Главной причиной была антимигрантская риторика “прогрессистов”, которая у многих более умеренных политиков вызывала отторжение. В этот же раз консерваторы, скорее всего, решились пойти на сотрудничество с ними исключительно ради того, чтобы набрать необходимое для формирования правительства число голосов.
Это ставит под угрозу существование блока. Либералы и христианские демократы не желают идти на переговоры с “прогрессистами”. Отчуждению способствуют и позиция Партии прогресса по вопросу иммиграции, пусть даже смягченная, и тот факт, что до 2005 года в ней состоял Брейвик. Не помогло ни то, что “прогрессисты” подвергли действия террориста жесткой критике, ни их отказ от агрессивного имиджа.
Если либералы и христианские демократы откажутся от дальнейшего сотрудничества с блоком, консерваторы с Партией прогресса смогут сформировать правительство меньшинства. Подобное в Норвегии происходило не раз. Кроме того, либералы и христианские демократы обещали консерваторам поддержку при голосовании по отдельным вопросам. Что касается разногласий между консерваторами и Партией прогресса, то они в основном сводятся к вопросам экономического характера. Если консерваторы склоняются в сторону снижения налогового бремени, то “прогрессисты” ориентированы на увеличение уже и без того крупных социальных расходов.
Консерваторы предполагают уменьшить государственную долю в крупнейших компаниях. Так, нефтяная и газовая компания Statoil будет частично приватизирована, доля государства уменьшится с 67 до 51%, так же, как и телеоператор Telenor – с 54 до 51% и производитель удобрений Yara – с 36 до 34%. То же самое ожидает авиакомпанию SAS, производителя рыбы Cermaq, агентство недвижимости Entra, железнодорожную компанию Flytoget, обслуживающую аэропорт Осло, и строительный концерн Mesta. В очередной раз подтвердилось, что государство – весьма неэффективный собственник.
Общее направление нового политического курса – урезание налогов на доходы и имущество. Общая сумма снижения доходов казны – 4,1 млрд. долларов, увеличение государственных расходов – на 1% в год, проведение приватизации и мер по стимулированию инвестиций, планируется их рост на 7,5% в 2015 и 2016 гг.
В целом выборы в Норвегии отразили общеевропейский тренд поправения избирателя. Оно и понятно. Левые хорошо освоили распределение, тем самым доводят экономику и финансы до ручки. Зарабатывать и наводить порядок приходится правым, то есть либералам. И это относится ко всем – суть отошедшим от края пропасти Греции с Испанией и богатой, не затронутой кризисом Норвегии.

Норвежский женский триумвират
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Мир | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.