Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Неблагодарное дело – политические прогнозы

Темы

Politics

Об авторе


Ульвия Ахундова
Подписка
Автор
  . 18 января 2013

"Путин не хочет брать на себя бремя безрезультатных переговоров"

Неблагодарное дело   политические прогнозыНе раз многие официальные лица как западных стран, так и США утверждали, что развитие Южного Кавказа тормозит именно нагорно-карабахский конфликт. Так как конфликт этот происходит между Азербайджаном и Арменией, в итоге оккупации наших земель, соответственно, можно было бы предположить то, чего Азербайджан, как, впрочем, и Армения, добился бы, не будь этого конфликта вообще, или будь он решен 5-10 лет назад.
Однако, несмотря ни на что, Азербайджан развивается, хотя в некоторых вопросах и не так быстро и качественно, как хотелось бы народу.
Зато враждебно настроенная Армения переживает как экономические, так и демографические проблемы. А ведь всего этого можно было бы избежать. Не будь этого конфликта…
На вопросы о ситуации в Южно-Кавказском регионе в общем и в Азербайджане, в частности, ответил депутат Милли Меджлиса, политолог Расим Мусабеков.
- Можно ли ожидать каких-либо резких перемен во внешней политике и во внутренней ситуации Азербайджана?
- Радикальных изменений я не жду. Однако, это зависит не только от нас. Изменения могут быть вызваны действиями глобальных и региональных держав – США, России, Турции, Ирана. Нельзя исключить того, что ситуация вокруг Сирии и Ирана очень быстро станет критической, и события пойдут так, что среагировать должным образом и нейтрализовать риски для Азербайджана окажется трудно. Что касается непосредственно Азербайджана, то неожиданных действий или резких поворотов во внешней политике и в вопросах безопасности в этом году ждать не стоит.
- Этот год является годом президентских выборов как для Азербайджана, так и для Армении и Ирана. Какие изменения могут произойти в регионе?
- Начнем с того, что в Армении, судя по тому, что политическое поле зачищено от серьезных конкурентов, Серж Саркисян останется президентом Армении. Поэтому вероятнее всего продолжение прежней политики “качелей”, когда Армения, барахтаясь между Россией и Западом, будет всячески выпрашивать экономическую и военную помощь и политическую поддержку. Эта политика продолжалась предшествующие годы, и резких поворотов от команды Сержа Саркисяна ожидать не следует, тем более в год выборов.
В Иране внешняя политика находится в компетенции не президента страны, который будет переизбран, а определяется высшим духовным лидером – Али Хаменеи. Так что и в этой стране избрание нового президента не означает автоматически перемены внешнеполитической линии. Новым является то, что недавно Али Хаменеи издал фетву о том, что разработка ядерного оружия является грехом и противоречит исламу. Возможно, это откроет новые перспективы для диалога с США. Я не исключаю такого поворота. Хотя и он маловероятен.
И, наконец, касаясь президентских выборов в Азербайджане, исходя из того, что они пройдут в конце года, и у нынешнего президента нет конкурентоспособного соперника, и вероятность переизбрания президентом Ильхама Алиева очень высока, перемены во внешнеполитической повестке и изменение внешнеполитического курса не ожидаются.
- Считается, что нынешний президент Ирана Махмуд Ахмадинежад более демократичный, и, скорее всего, на выборах будет избран более консервативный, близкий к религии глава республики. Насколько это реально?
- Касательно Ирана западные мерки демократии малоприменимы, и я осторожно называл бы Ахмадинежада “более демократичным”. В Иране специфическое, исламское понимание демократии.
- Придя к власти в Иране, более консервативный президент может ли изменить ирано-азербайджанские отношения в положительную или отрицательную сторону?
- Я не думаю. В конечном итоге политику государства определяет не один человек даже на вершине власти. Отпечаток накладывают история, география, геополитический расклад. Кто бы ни был президентом Ирана, он не в состоянии открыто проводить политику враждебности против Азербайджана. Хотя бы потому, что более трети населения Ирана являются азербайджанцами. Такая политика была бы самоубийственной. Вопрос об использовании азербайджанского языка в госструктурах Ирана должен подниматься и решаться в Иране, а не из Азербайджана. В политическом, гражданском и экономическом отношении азербайджанцы добились равноправия в Иране. Как в политической, так и военной и экономической элите азербайджанцы представлены широко. Но, с точки зрения их национально-культурных, а также языковых прав, имеет место дискриминация. Очень многие азербайджанцы в Иране недовольны этим и гласно высказывают свои требования и пожелания. Я думаю, этот процесс может усиливаться.
- Будет ли это зависеть и от нового президента Ирана?
- Все будет зависеть от того, кто будет этот человек. Если он станет президентом в значительной степени благодаря поддержке со стороны азербайджанцев, возможны какие-то перемены. Хотя в Иране к этому вопросу относятся очень настороженно, с опаской. Как в бывшем СССР все говорили о пролетарском, социалистическом интернационализме, но шел процесс русификации, так и в Иране много говорят, что все мусульмане – братья, но религия и персидский язык сегодня цементируют иранское государство. Как будет в дальнейшем, говорить пока сложно. Но повторюсь: все будет зависеть от того, насколько решительно азербайджанцы Ирана будут ставить свои требования.
- Будет ли зависеть изменение отношения Ирана к вопросу нагорно-карабахского конфликта от нового, более религиозно-консервативного президента?
- Я не думаю. Здесь вопрос не в религиозности. Думаю, это больше вопрос геополитики.
- Может ли Серж Саркисян в преддверии президентских выборов сделать какой-то негативный шаг в вопросе нагорно-карабахского конфликта, чтобы завоевать голоса?
- Нет такой необходимости. Сегодня он полностью контролирует избирательную кампанию. Как я говорил выше, он практически очистил политическое поле от основных соперников. Думаю, он будет стараться спокойно провести выборы, без каких-то обострений ситуации. Будет произносить какие-то патриотические, популистские слова типа: “Мы завоевали Карабах, мы не отдадим его” и прочее, но ничего существенного и нового в этом смысле от него ждать не стоит.
- Бытует мнение, что обычно в год выборов конфликты замораживаются и в основном никакие переговоры не ведутся. Так ли это?
- Переговоры фактически заморожены с начала прошлого года. В январе 2012 года в Сочи с участием Дмитрия Медведева президенты Азербайджана и Армении встретились в последний раз. После этого ни одной продуктивной встречи не только на президентском уровне, но и на уровне глав МИД не происходило. Главы МИД встречались, но не могли договориться даже о том, вокруг каких принципиальных вопросов вести переговоры. “Новый-старый” президент России Владимир Путин имеет свой взгляд на этот вопрос. Он не хочет брать на себя бремя безрезультатных переговоров. Поэтому он и не торопится выступать с какими-либо инициативами, организовывать встречи президентов Армении и Азербайджана, и так далее.
Принципиальная позиция сторон конфликта известна. Армения фактически рассматривает переговоры как средство для легитимизации хотя бы части территориальных захватов взамен на возвращение других оккупированных территорий Азербайджана. Баку выступает с позиции недопустимости нарушения территориальной целостности и за предоставление Нагорному Карабаху высокой автономии в условиях гарантированной безопасности. Нас в этом поддерживает не только Турция, но и страны ОИК, ГУАМ, Движение неприсоединения.
И если бы армяне готовы были согласиться на то, чтобы Карабах с гарантией безопасности остался в составе Азербайджана, то это не противоречило бы и интересам Запада, Евросоюза, США.
Хотя в азербайджанском общественном мнении даже вопрос об автономии Нагорного Карабаха в составе Азербайджана воспринимается неоднозначно. Согласно опросам, которые я проводил в 2006-2010 годах, на разные формы автономии для НК в составе Азербайджана соглашались лишь 30-35 процентов опрошенных. Но официальная позиция государства, неоднократно озвученная президентом и МИД, заключается в том, что автономию и безопасность для Нагорного Карабаха мы готовы обеспечить в том числе и под международными гарантиями.
Когда дело дойдет до принятия соответствующих решений, я уверен, что после проведения объяснительной работы азербайджанский народ, достаточно здравомыслящий и толерантный, чтобы понять, что компромиссный мир требует уступок, в том числе и в этом вопросе, воспримет происходящее позитивно.
- Вы отметили, что никаких серьезных изменений в этом году ждать не стоит. А какие прогнозы в этих вопросах можно сделать на ближайшие несколько лет?
- Вообще, в политике прогнозы – дело неблагодарное. В целом на ближайшие несколько лет ситуация для мирного урегулирования конфликта не очень благоприятная. Как я отмечал, президент России Путин не демонстрирует особого желания приводить в чувство армян, чтобы они поумерили свои аппетиты, напротив, накачивает Армению оружием. Бремя модераторства встреч президентов Азербайджана и Армении брать на себя он не торопится.
В Соединенных Штатах Америки новый госсекретарь Керри известен своим армянофильством. У меня нет впечатления, что Вашингтон будет более активно участвовать в карабахском урегулировании.
Наконец, у Франции сейчас главная забота – это Северная Африка, в которой положение резко ухудшается. В Евросоюзе ситуация такая, что им, грубо говоря, сейчас не до Нагорного Карабаха. В таких условиях понятно, что ожидать внешних импульсов для достижения прогресса в урегулировании конфликта не приходится. Тем не менее, какие-то усилия и сопредседателями Минской группы, возможно и со стороны Евросоюза будут прилагаться, работа над предложениями и документами будет продолжена.
Полагаю, что экономическая, демографическая и миграционная ситуация в Армении должна подтолкнуть правящую элиту этой страны более трезво взглянуть на собственные амбиции и их несоразмерность с возможностями.
Есть определенные иллюзии у Еревана в связи со столетием так называемого “геноцида армян 1915 года”. Некоторые круги в Армении и диаспоре полагают, что на волне сочувствия можно выпросить щедрую экономическую помощь и политическую поддержку в вопросе карабахского урегулирования.
Что же касается Азербайджана, то, независимо от политической конъюнктуры, нам следует сохранять выдержку, укрепляться и быть упорными и последовательными в отстаивании неотъемлемого права на восстановление территориальной целостности страны. Если Азербайджан будет сильным и с экономической, и с военной точки зрения, великие и региональные державы будут считаться с этой силой. Азербайджану также нужно становиться более демократичным, необходимо устранять негативные вопросы, связанные с коррупцией. Необходимо создавать в целом более позитивный имидж страны. Здесь огромное поле для деятельности.

Неблагодарное дело – политические прогнозы
оценок - 6, баллов - 3.33 из 5
Рубрики: Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.