Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Наука должна быть научной

Опубликовано:23:54 25/10/2013

Российский историк говорит о мифах и реалиях карабахского конфликта

Наука должна быть научнойНасколько российская общественность проявляет интерес к выявлению причин зарождения, развития и проблеме урегулирования азербайджано-армянского конфликта вокруг Нагорного Карабаха – вопрос неоднозначный.
Но если даже очень популярны предположения о том, что в целом “политические симпатии” традиционны в отношении одной из сторон конфликта, время от времени в России все же сталкиваются мнения относительно факторов вышеназванного предмета дискуссий.
Между тем, как говорится в информации, размещенной на сайте российской газеты “Аргументы и факты”, в понедельник, 28 октября, в 15.30 в пресс-центре “АиФ” состоится презентация книги кандидата исторических наук Олега Юрьевича Кузнецова “Правда о “мифах” карабахского конфликта”.
“Тема нагорно-карабахского конфликта является одной из наиболее дискуссионных в мейнстриме российской общественно-политической мысли, что вызвано неразрешенностью проблемы противостояния между его сторонами. К сожалению, в последние годы российскими учеными-обществоведами вокруг этой темы были искусственно созданы искажение и прямые фальсификации известных исторических фактов, нередко связанных с интеллектуальным подлогом содержания архивных документов. Презентуемая книга рассматривает механизмы этих фальсификаций и ставит вопрос о моральной ответственности современных ученых за преднамеренное искажение исторической реальности.
Также в числе спикеров планируются:
- Михаил Серафимович Мейер, доктор исторических наук, профессор, почетный директор Института стран Азии и Африки МГУ им. В.М. Ломоносова;
- Сергей Назипович Гавров, доктор философских наук, профессор;
- Владимир Викторович Савицкий, директор издательства “Минувшее”, кандидат экономических наук”, – отмечается там же.
В свою очередь на сайте другого информационного источника “День литературы” опубликовано интервью с автором вышеназванной книги. В заголовок материала выведены высказанные Олегом Кузнецовым в ходе интервью слова. “Это уже клиника, а не наука”, – утверждает историк.
В подзаголовке обозначено: “Об очередных попытках фальсифицировать нашу историю”.
Далее приводится следующий текст.
“На прошлой неделе в издательстве “Минувшее” вышла в свет книга историка и правоведа Олега Кузнецова “Правда о “мифах” карабахского конфликта”, которая стала ответом на вышедший год назад сборник в свое время скандальных интернет-публикаций Станислава Тарасова “Мифы о карабахском конфликте”.
Идеи автора, содержание и форма подачи материала показались нам достойными содержательно более глубокого разговора, а поэтому мы взяли у автора интервью.
- Олег Юрьевич, о чем ваша книга?
- Мне сложно ответить на этот простой вопрос в нескольких словах, и, поверьте мне, здесь нет никакого кокетства. Острое желание написать именно такую книгу у меня возникло не вдруг и не сразу, и вызревало оно где-то около года. Дело в том, что на протяжении без малого двух лет на сайте ИА Regnum публиковались материалы кандидата исторических наук Станислава Тарасова по истории и современности отечественной – имперской, советской и российской – внешней политики в Закавказье, имеющие, мягко скажем, тенденциозное содержание, выдержанное в духе геополитических интересов одной из сторон нагорно-карабахского конфликта. Речь идет о его армянской стороне. Появление каждого такого эссе почти всегда сопровождалось медийным мини-скандалом, вызывая острую реакцию в среде и армянской, и азербайджанской диаспоры России, становясь причиной, то полемики то улюлюкания.
Долгое время на все это я смотрел как на перформанс, являющийся составной и вполне логичной частью уже привычного армяно-азербайджанского противостояния вокруг Нагорного Карабаха. Но летом прошлого года, перед президентскими выборами в самопровозглашенной “Нагорно-Карабахской” республике, интернет-публикации Станислава Тарасова по чьей-то воле оказались собраны под одной обложкой и превратились в сборник статей.
И тогда все погрешности текста, которые зачастую бывают незаметны на мониторе компьютера, после воспроизведения на бумаге вдруг превратились в чудовищное нагромождение подтасовок содержания исторических событий, интеллектуального подлога вследствие беспардонной фальсификации документов отечественной дипломатии и просто откровенной лжи, пройти мимо которой я в силу своего образования и воспитания оказался не в силах.
В этом смысле моя книга “Правда о “мифах” карабахского конфликта” явилась своего рода результатом моей субъективной рефлексии на опусы моего визави. Поэтому можете считать результат моего труда своего рода “крестовым походом” или, если хотите, “джихадом” против невежества и лжи.
С позиции сегодняшнего дня, когда книга уже закончена и вышла из печати, я воспринимаю свое творение как многослойный торт, в структуре которого присутствуют разные плоскости и планы осмысления фактов умышленной фальсификации российской истории.
В Древнем Риме формула уголовного процесса при расследовании преступления предполагала обязательность ответа на шесть вопросов: что? Где? Когда? Кто? С какой целью? Кому выгодно? Рассматривая фальсификации фактов и подлог документов я в силу своей профессиональной осведомленности и опыта стремился честно ответить на все эти вопросы, что вывело меня на культурологическую и даже философскую плоскость осознания проблемы.
Совершая свои нападки на историю и стремясь тем самым побольнее зацепить азербайджанскую сторону нагорно-карабахского конфликта, С.Тарасов вольно или невольно ориентировался на чаяния своих заказчиков с армянской стороны, апеллировал к автохтонным чертам их этнопсихологии или национально-религиозного самосознания, пытался затронуть архитипические черты этнического миропонимания.
Все это дало дополнительную пищу для размышлений и позволило сделать вывод о том, что мой визави хотя и публиковал свои опусы на русском языке, но писал их для армян и про армян, отчего и назвал их собрание столь многозначно – “Мифы о карабахском конфликте”. Моя книга не просто констатирует факты вполне конкретных фальсификаций исторической действительности и созданных на их основе мифов, но и анализирует ту интеллектуальную почву, в которую они должны быть высажены. Она – о дезинформации и ее жертвах, главной из которых является простой армянский народ.
- Вы говорите, что статьи С.Тарасова, изначально каждая в отдельности, носили антиазербайджанский подтекст, но, когда их собрали под одной обложкой, эффект оказался, по крайней мере для вас, диаметрально противоположным. Где логика?
- Вы, конечно же, слышали про “эффект бумеранга”: боец, не представляющий траектории полета снаряда, может навредить сам себе и получить по затылку в момент возвращения бумеранга в точку броска. Так получилось и в случае со Станиславом Тарасовым. Создавая свои “Мифы о карабахском конфликте”, он опирался на целую совокупность созданных до него иных исторических мифов об истории армян, которые образовали, я не побоюсь этого слова, фантасмагорическое представление современной интеллектуально развитой части этого народа о самих себе и своем месте в этом мире. Причем свершилось формирование этих представлений совсем недавно – во второй половине ХХ столетия, при советской власти. Пока все народы Советского Союза жили по канонам так называемого “пролетарского интернационализма”, в Армянской ССР неявно, но целенаправленно культивировался “советский” национализм.
Это было обусловлено тем, что в советской Армении проживала треть армян мира, вторая треть – в странах Ближнего Востока, остальные – в Европе и Северной Америке. Советское руководство стремилось перетянуть на свою сторону симпатии сирийских, ливанских и иорданских армян, видя в них силу, готовую противостоять израильскому сионизму, объективно враждебному СССР.
Для этого правительство искусственно стимулировало рост национального самосознания советских армян в том направлении, что Армянская ССР есть не что иное, как материализовавшаяся тысячелетняя идея армян о возрождении легендарного Армянского царства античных времен.
“Советский армянский национализм”, будучи инструментом внешней политики СССР в Передней Азии, требовал доктринального теоретического формулирования и продвижения на Восток, отчего возникла потребность в создании целого ряда идеологических мифологем, главной из которых стало пресловутое “армянское государство Урарту”.
Но проблема заключалась только в одном: остальной образованный мир, даже советские востоковеды, отказывался признавать этот бред, поэтому его в целях идеологической экспансии стали распространять на территории и за пределами СССР на армянском языке.
Последствием этого направления борьбы за мировое господство стало создание за несколько поколений мифологизированного самосознания армянского этноса, носителем которого является государственно-политическая элита современной Республики Армения и самопровозглашенной “Нагорно-Карабахской” республики.
Отражая точку зрения армянской стороны на конкретные факты или события из истории Закавказья, Станислав Тарасов за основу был вынужден брать не то, что было на самом деле, а то, как об этом думает сегодня армянский истеблишмент, поэтому коллизии между реальностью и мифом, рациональностью и иррациональностью в основу его умопостроений были заложены изначально.
Мой визави писал только то, что соответствовало запросам заказчиков, и исходя из того материала, который ему был предоставлен, оттого его тексты оказались столь кривыми и кособокими. Иначе его мифотворчество было бы лишено всякого смысла. Мне искренне жаль армянский народ, над самосознанием которого был поставлен столь чудовищный эксперимент, сравнимый по масштабам задумки и реализации лишь с проектами по искусственному выведению “юберменшей” – “сверхчеловеков” – в нацистской Германии, но нацисты ставили эксперименты над единицами, а идеологи “советского армянского национализма” – над целым народом.
Когда академик армянской академии наук Сурен Айвазян вполне серьезно заявляет, что “столицу Руси – Киев на Днепре основал в 585 году на Замковой горе в виде крепости великий армянский князь (нахарар) Смбат Багратуни”, а “Москву основал армянский князь Геворг (Георгий) Багратуни-Еркайнабазук, он же Юрий Долгорукий, который в русских летописях упоминается также по имени Гюрги, Киурк”, и в ответ ему рукоплещут, а не освистывают, – это уже клиника, а не наука…
- Вы постоянно говорите о систематических фальсификациях фактов и документов. Можете привести конкретные примеры?
- Этому посвящена половина моей книги. Так, 15 апреля 1921 года нарком иностранных дел советской Армении Александр Бекзадян направляет в ЦК РКП(б) на шести страницах секретное письмо, в котором критикует позицию делегации советской России на Московской конференции по мирному урегулированию в Закавказье.
Станислав Тарасов приводит этот дипломатический документ в крайне усеченном варианте, объемом не более трех страниц, вымарав из текста те абзацы, которые посвящены резне мусульманских народов Закавказья, которую устроили армяне в 1918 году, и те, в которых социальное развитие армянского этноса в начале ХХ века характеризуется как родоплеменное и маргинальное.
Помимо этого, он подменяет название чрезвычайного органа советской власти в Закавказье – Армянского революционного комитета, или Армревкома – на созвучное Азревком, или Азербайджанский революционный комитет, после чего говорит о том, что в советское время документ Азревкома о передаче Нагорного Карабаха от Азербайджана Армении был уничтожен или сокрыт, хотя такого документа не существовало в принципе.
Тем самым он не просто исказил текст архивного документа, что само по себе недопустимо с позиции академической этики, но и на факте фальсификации выстроил историко-правовой миф об “исчезнувшем” документе, якобы подтверждающем право армян на Нагорный Карабах. В уголовном праве такие действия квалифицируются как интеллектуальный подлог.
Когда я начал рассматривать этот деликт с позиции квалификации уголовного преступления в форме подлога, оказалось, что С.Тарасов не так уж и виноват, поскольку он сам был обманут. Мне удалось доказать, что оригинальный текст документа мой визави воочию не видел, т.к. не работал в архивах, а для создания своего опуса он использовал сборник документов “Геноцид армян: ответственность Турции и обязательства мирового сообщества”, изданный в 2000-2003 гг. Армянским институтом международного права и политологии при Союзе армян России со штаб-квартирой, естественно, в Москве, а не в Ереване. Именно в этом издании произошла замена аббревиатуры одного ревкома на другой, что спустя 10 лет позволило Тарасову создать очередной исторический миф. Этот конкретный пример наглядно показывает нам, как создаются напластования мифологем в историческом самосознании армянского этноса, о чем мы говорили выше.
- Cui prodest? Кому выгодно?
- Ответ на этот вопрос, как и вся тема нашей беседы, предполагает несколько пластов ответов на данный вопрос. Я не знаю, насколько это было нужно лично Станиславу Тарасову, т.к. он в итоге потерял больше, чем приобрел. Он потерял доброе имя, которое для историка является главным капиталом. Надеюсь, его больше не пустят даже на порог ни одного приличного научного или учебного заведения. Финансировала его деятельность общественная организация “Русско-армянское содружество”, но выиграла ли она от этого медийного скандала, сумев привлечь к себе дополнительное внимание, мне тоже не вполне понятно.
Дело в том, что “Русско-армянское содружество”, если верить русскоязычной Википедии, – это название, под которым действуют московский офис Армянской революционной фракции “Дашнакцутюн” и московское бюро Ай Дата – армянского Интернационала.
“Дашнакцутюн” также является политической партией Республики Армения, имеющей сегодня в парламенте этой страны фракцию в количестве 11 депутатов. Поэтому деятельность “Дашнакцутюн” на территории России, пусть даже под вывеской “Русско-армянского содружества”, противоречит федеральному закону “О политических партиях”, часть 6 ст. 9 которого запрещает “создание и деятельность на территории Российской Федерации политических партий иностранных государств и структурных подразделений указанных партий”.
Кроме того, деятельность этой общественной организации вполне подпадает под действие норм федерального закона “О некоммерческих организациях” об “иностранных агентах”, т.к. де-факто “независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она участвует (в том числе путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях.
Полагаю, что одного факта издания “Русско-армянским содружеством” по сути антироссийского сборника интернет-публикаций С.Тарасова “Мифы о карабахском конфликте” будет достаточно для проведения отечественными правоохранительными органами проверки на предмет ее причастности к числу “некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента”. Пора нашим блюстителям порядка отойти от двойных стандартов в практике правоприменения, перестать “кошмарить” только правозащитников или экологов и взяться за всех без исключения политически ангажированных из-за рубежа грантополучателей” .

Наука должна быть научной
оценок - 21, баллов - 5.00 из 5

комментариев - 2

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.


Спасибо за объективность ,очень правильно сказали иллюзия народа .и так кормят народа мифами а результат клиническая шизофрения ,галлюцинация под именим “великая Армения “..лечение на сегоднейший день только разоблачить фактами жаль что 200 лет прошло но этот же плотика пока еще актуально против своего народа .(армян)

Очень обсуждаемое мнение. Присоединяйтесь. Thumb up 6 Thumb down 2

Ya boyus, chto Olega Yurievicha ubjut. Pereubedit’ ne smogut.K sojeleniyu nauka ne slujit nauke.

Очень обсуждаемое мнение. Присоединяйтесь. Thumb up 6 Thumb down 3