Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Мугам – это музыка нашей души, это музыка духа, который вдохнул в нас Всевышний при рождении”,

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 04 октября 2013

- говоpит заслуженный деятель искусств Надиp Ахундов

Мугам   это музыка нашей души, это музыка духа, который вдохнул в нас Всевышний при рождении,Читатели и телезрители знают заместителя директора телеканала “Культура” заслуженного деятеля искусств, опытного и высокопрофессионального телевизионщика Надира Ахундова по мугамным конкурсам, а еще раньше – по первому конкурсу “Аzeri star”, где он входил в состав жюри в качестве автора идеи и исполнительного директора. С именем Надира Ахундова связана целая эпоха развития пропаганды азербайджанской народной музыки на телевидении, в которую он внес свой, значительный вклад.
Надир муаллим бесконечно предан Баку, он влюблен в национальную музыкальную культуру и неустанно пропагандирует ее на всех уровнях в любой форме. Энергии созидания ему не занимать, он настолько деятельный, что не успевает претворять свои потрясающие идеи в жизнь, верно служа родному народу и национальной культуре.
Сегодня Надир Ахундов – гость “Зеркала”.
- С чего все начиналось, и как возникла идея проведения мугамных конкурсов, которые стали традиционными?
- В 2005 г. в Фонде Гейдара Алиева состоялось совещание с деятелями культуры, учеными и искусствоведами, куда был приглашен и я. В то время я работал на канале SPACE, и, кроме меня, представителей из других телеканалов на этой встрече не было. Глава Фонда Гейдара Алиева Мехрибан ханум Алиева представила нам несколько проектов по мугаму. Некоторые наши певцы-ханенде, рассказав о моих новшествах, связанных с популяризацией национальной музыки и конкурсе “Azeri star”, предложили мою кандидатуру для проведения конкурса “Muqam star”. Я выразил благодарность Мехрибан ханум за издание дисков о карабахских ханенде, которые разлетелись по всему земному шару, чтобы мир знал, что Карабах – это родина азербайджанских исполнителей мугама. Я предложил и пообещал руководству фонда провести конкурс мугама на АzТv. Ровно через неделю в эфир пошел анонс о конкурсе. С несколькими певцами мы поехали в районы, отобрали группу участников, определили состав жюри, программу. Автором идеи, организатором и исполнительным директором выступил я, спонсорскую поддержку оказал Фонд Гейдара Алиева.
- Как шла подготовка к столь масштабному и серьезному телевизионному конкурсу мугама?
- На этот раз жюри в полном составе побывало в Шамахе, Барде, Гяндже и Сабирабаде. В общей сложности в Баку мы прослушали 340 человек, из которых за три дня на второй тур отобрали 48, еще трое певцов приехали из Астары, Шеки и Губы, а на четвертый день 21 человек вышел в финал. Затем в течение месяца шло интенсивное разучивание программы, мы учили детей, как надо петь, как слушать аккомпанемент, обращаться с микрофоном, т.е. в первую неделю мы знакомились с ребятами, вторую неделю репетировали ритмические мугамы, и в третью – теснифы. Подавляющее большинство участников не владели мугамом до начала конкурса. Первый тур попал на рамазан байрамы. Посоветовавшись с Фондом Гейдара Алиева и руководством АzТv, мы решили по случаю праздника никого не исключать из конкурса, т.е. этот тур прошел без потерь. Мы поздравили ребят и отправили на праздники домой. Дети, прибывшие из районов, жили у родственников, многие учатся в Баку или уже получили начальное музыкальное образование. Двое, Айшан из Товуза (педагог Гюльяз Мамедова) и Эльбрус из Ходжалы (педагог Алибаба Мамедов), абсолютно не владели мугамом. В этом году наш Мирпаша находится в хорошей форме, мы получаем много писем с отличными отзывами на его выступления. Самый большой выбор у нас был в 2005 г., когда из 20 человек в финал вышли 12 ханенде, и сегодня все они являются известными мугаматистами, преподавателями и солистами оперы. Половина этих ребят представляет мугам за рубежом, Гочаг Аскеров (ветеран Карабахской войны) работает с Би-би-си.
Меня часто упрекают, почему я выбираю маленьких детей. Понимаете, эти дети – лицо нашей страны, это показатель того, как в семь-восемь лет родители отдают своих детей на обучение мугаму, ведь мугам – это память наших корней, наших предков, это генетический код азербайджанцев. В советские времена все семьи имели дома пианино, многие занимались музыкой, играли на народных инструментах. Поверьте мне, если ребенок с детства будет заниматься музыкой, он никогда не будет испытывать никаких комплексов, он сохранит свою азербайджанскую идентичность, и необязательно, будет музыкантом или нет. Наш общенациональный лидер Гейдар Алиев говорил: “Мы идем в Европу, но мы не должны терять свою духовность и свою национальную культуру. Вот в чем суть. Пусть наши дети занимаются мугамами и музыкой. Помню, в 2007 г., когда в конкурсе участвовал маленький Эльмеддин, на мое имя пришло электронное письмо от турецкого генерала. Он писал: “Мне 70 лет, и я не пойму, что со мной происходит. Объясните, что это такое? Когда поет Эльмеддин, я начинаю плакать и не могу остановиться. Я участвовал в войне, потерял отца, мать, но на моих глазах слез никогда не было. Что это за тайна, почему я не могу совладать с собой, в чем она заключается? Мои внуки видят меня и удивляются, почему их дедушка плачет. Мне становится стыдно за свои слезы, я вынужден надевать черные очки, чтобы скрыть свои заплаканные глаза, когда пел Эльмеддин”. Так он написал мне три письма с похожим содержанием. Я не знал, что ему отвечать, но после третьего письма не выдержал и ответил, что мугам – это музыка нашей души, это музыка духа, который вдохнул в нас Всевышний. Мугам уносит нас, мугам ласкает и умудряет, поддерживает и дает силы, он очищает и вселяет оптимизм, волю к жизни и красоте, мугам приближает нас к Богу.
Я сказал генералу, что все страдания и ужасы войны, которые вы видели, потери родных людей за всю вашу семидесятилетнюю жизнь причинили вашей душе неимоверные страдания, и… теперь ваша душа плачет в азербайджанском мугаме голосом Эльмеддина. Он согласился со мной. А что касается голосов, есть такие голоса, которые действительно выворачивают человека наизнанку, задевая самые потаенные и глубочайшие струны сердца, о которых подчас и сам человек не ведает. К счастью, в этом году среди участников у нас много хороших голосов. Наш Мирпаша из Агдама, в его голосе и пении звучит все богатство карабахской школы мугама. Айшан – тоже находка нынешнего конкурса, у нее необыкновенный голос, такого тембра у нас нет, в ее голосе одновременно есть и вокал, и особенности ханенде, ее пение не оставляет никого равнодушным. Если на каждом мугамном конкурсе мы откроем один, два, три таких необыкновенных голоса, значит, проведение таких конкурсов необходимо, значит, наш мугам будет жить и волновать сердца, значит, труды и поиски всего состава авторитетного жюри были не напрасны.
Наш легендарный Алибаба Мамедов говорит: “Я счастливый человек, потому что, то, что видел я, не видели ни Хан, ни Сейид, ни Зульфи, ни другие корифеи мугама. Этот расцвет и торжество азербайджанского мугама в мире увидел я, именно мне выпала честь стать свидетелем столь грандиозного события. Что и говорить, если бы не было колоссальной поддержки Фонда Гейдара Алиева и лично Мехрибан ханум, руководства АzТv, провести конкурс на таком высочайшем уровне было бы невозможно. Да, многие телеканалы проводят мугамные конкурсы, но наш конкурс всенародный, в нем участвуют вся страна и все категории населения. С другой стороны, – и это подтверждают многие как в стране, так и за рубежом, – мугамный конкурс, который транслируется на весь мир, пропагандирует и нашу музыку, и поэзию, и национальные инструменты, и национальную одежду, в которых выступают участники конкурса и ведущие. Конкурс также показывает наших соотечественников-зрителей, которые так трепетно слушают мугам, это свидетельствует о популярности мугама в Азербайджане и о том, как его любит народ.
Помимо этого, мы каждый раз произносим имя Уз.Гаджибейли. Если бы его не было, такого расцвета азербайджанской профессиональной музыки и мугама не было бы и в помине. В Лос-Анджелесе не был бы поставлен “Аршин мал алан”, по линии ТЮРКСОЙ эта оперетта на прозвучала бы в Париже, Вене, Страсбурге, готовится в постановке в Германии. Если бы не было Узеир бека, у нас не было бы опер “Кероглы”, “Лейли и Меджнун”, не было бы К.Караева и Ф.Амирова, ибо именно Узеир бек создал основы азербайджанской национальной музыки на основе мугама и ашугской музыки. Азербайджан – сильное государство, нас, азербайджанцев, не 9 миллионов, нас 50 миллионов по всему миру. Нужно осознавать этот факт и гордиться этим. Мы – великая нация, азербайджанцы живут во всем мире, и их родина – Азербайджан! Не то, чтобы как у наших вероломных соседей, для которых, где хорошо, там и родина. Мы привязаны к своим корням, наша земля настолько благословенна, что даже живущие здесь представители других национальностей привязаны к ней и не хотят уезжать. Иншаллах, на этой неделе мы проведем концерты в Горадизе, это прифронтовая зона. И на прошлом конкурсе в 2011 г. мы были там. Пусть наши соседи знают, что мы и там, вблизи линии фронта, проводим конкурсы, пусть они слышат наш мугам, пусть знают, что это наша земля, рано или поздно оккупированные земли будут нашими. Затем мы поедем в Агджабеди, на родину мугама и многих ханенде, там родились Узеир бек и другие наши композиторы.
Весь состав конкурса поедет туда. А 6 ноября в день Гурбан байрамы, и нашего профессионального праздника, в драмтеатре состоится заключительный концерт.
- Ближе к финалу остаются самые сильные исполнители. Трудно ли делать среди них выбор?
- Вы правы, сейчас остались самые сильные ребята, и нам очень тяжело исключать кого-то из них. Почти все ребята занимаются с педагогами, перспективных певцов мы стимулируем, даем возможность лучше подготовиться. После этого тура в финале должно остаться 8 ханенде. Это единственный конкурс, где никто не может сказать, что кому-то дали взятку или попросили кого-то за кого-то. Оценки предельно объективные, и главным критерием служит талант. Талант не нуждается во взятках и знакомствах, ему нужно помогать как материально, так и морально. Эти дети как мои собственные, я болею за них, беспокоюсь, контролирую каждый их шаг.
- Представим, что конкурс завершился, самые талантливые заняли призовые места, остальные получили звания лауреатов. Какова дальнейшая судьба юных мугаматистов, какое будущее ожидает участников финального тура?
- С 2005 г. наши конкурсанты на протяжении почти четырех месяцев проходят большую школу мугамного мастерства, мастер-классы, это настоящая академия, и здесь труд педагогов неоценим. Главное – талант, и это главный критерий. Например, после прошлого конкурса мы взяли на работу на АzТv шестерых лауреатов как солистов, они получают зарплату. С самого начала проведения конкурсов мугама в 2005 г. я лелею в сердце мечту о создании студии мугама, чтобы наши талантливые дети работали там, чтобы они не растеряли накопленный на этом конкурсе опыт и мастерство, вкус и технику, чтобы пение на свадьбах не испортили им голос и будущее. В течение года они будут заниматься с двумя педагогами, – по вокалу и мугаму, – при их таланте им достаточно заниматься год. Что мы выигрываем от этого? За один год мы получаем высокопрофессиональных ханенде, которые во имя заработка не будут размениваться на низкопробные репертуары. Государство сможет заработать на них, выпуская в продажу их аудио- и видеозаписи, организуя их концерты за рубежом, которые очень востребованы западным слушателем. Это необыкновенные голоса, и государство сможет многократно вернуть вложенные в их развитие деньги.
- В принципе, это довольно успешно практикуется за рубежом. Для начинающих певцов в моральном плане это будет большой поддержкой, не так ли?
- Наши немногочисленные меценаты ограничиваются одноразовой материальной помощью, а надо смотреть с перспективой вдаль, думать о завтрашнем дне нашей музыки и всей национальной культуры. Если мы поставим их на ноги, дальше они сами будут зарабатывать свой хлеб. Конкурс дал этим детям большую рекламу за три с половиной месяца, – очень серьезный и важный момент для их будущего. Во-вторых, на конкурсе дети заложили для себя мощный профессиональный фундамент, они прошли серьезную школу, выучили и спели все мугамы. Скажу со всей ответственностью: этот конкурс стоит на одном уровне с академическим консерваторским конкурсом. С другой стороны, наш конкурс носит и просветительский характер как для участников, так и для самих слушателей и телезрителей. Далее. В учебнике по мугаму написано, что, скажем, мугам “Баяты-Исфахан” поется на такую-то газель. Эта правило установлено со времен Сейида Шушинского. Но с 2005 г. мы эту традицию нарушили, – тот же мугам ханенде поет теперь на слова других газелей. Таким образом, наш мугам обновляется, он не закостеневает в одной и той же форме, а развивается. Меняются голоса исполнителей, исполняются другие газели, а это уже другое настроение, другое, новое содержание, и последнее – стиль и манера исполнения тоже другие. В результате этих трех факторов мы слышим совершенно новый мугам, хотя это тот же самый “Баяты-Исфахан” или “Хумаюн”. Наши дети выучивают новые газели Низами, Физули, Набати и других.
- Каким музыкальным инструментом вы владеете?
- Начинал учиться музыке на виолончели у Аршелевича в десятилетке Бюльбюля. Великий человек и прекрасный директор Назим Аливердибеков посоветовал мне перейти на габой. На втором курсе консерватории я поступил на работу в оркестр Театра музкомедии, затем играл в симфоническом оркестре АzTv, пройдя через конкурс. Армия, опять АzТv, а с 1968 г. более десяти лет играл в ансамбле “Дан улдузу” Г.Алиевой.
- Ваше великолепное знание всех тонкостей мугама восхищает!
- Я коренной бакинец и вырос на Мустафа Субхи, наша семья происходит из древнего рода Аг шалварлылар в Ичери шехер. Мы с детства выросли на воскресных послеполуденных концертах мугама, когда весь город, затаив дыхание, с 2 до 3-х слушал наших корифеев и классиков. В нашем мяхялля мугам любили даже не азербайджанцы, они распевали его и играли, кто как мог. То, что я чувствовал интуитивно, т.е. переходы и части мугама, в консерватории изучил научно и теоретически. В мяхялля на свадьбах пели ханенде, и мы, мальчишки, бегали их слушать. Это тоже была своеобразная школа, – окружение, вкусы и музыкальные предпочтения старших воспитывали получше учебников.
- Скоро вам исполнится 65 лет. С каким чувством вы встречаете этот юбилей?
- Я считаю себя очень счастливым… Мой путь в музыку начался тогда, когда моя покойная тетя Сара ханум отвела меня в десятилетку им. Бюльбюля и всегда гордилась этим. А профессиональная деятельность была напрямую связана с Тофиком Кулиевым, который дал мне путевку в жизнь. На телевидении я начинал как музыкальный оформитель, потом выполнял эту работу сразу в трех редакциях, затем музыкальный редактор, и так далее, открывал новую музыкальную передачу и рубрику одну за другой, причем во всех жанрах музыки. Новшества, которые применял, одобрялись не только руководством, но и зрителями, музыкальной общественностью. В голове всегда много разных проектов и идей. Всякий раз, как наступает время проведения мугамного конкурса, у меня болит сердце, ведь детей мы собираем со всей республики, многие из них из неимущих семей и беженцев, в связи с этим возникает много проблем, которые нужно решать тут же. Но все трудности и усталость улетучиваются, когда я слышу их чистые голоса, когда наш мугам раздается в самых отдаленных уголках земли и волнует сердца людей, когда наши дети исполняют гениальные газели классиков, когда от счастья мороз по коже и ком в горле…

“Мугам – это музыка нашей души, это музыка духа, который вдохнул в нас Всевышний при рождении”,
оценок - 2, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Культура | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.