Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Можно” – это не вседозволенность чиновничества..,

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 25 января 2013

а право народа

Можно   это не вседозволенность чиновничества..,“Запахло жареным?”, “Бывает ли дым без огня?” или, как говорили древние, “Cui prodest?”, то есть “Кому это выгодно?” Когда я и мой коллега подъезжали в ночь с 23 на 24 января к городу Исмаиллы, перечисленные вопросы не стояли передо мной в строгой последовательности и даже в конкретной форме, но, тем не менее, возможно, обозначались нечеткими контурами.
Очевидность на тот день была другая, поскольку, будучи журналистом и рядовым гражданином, повседневно сталкивающимся с целым рядом актуальных проблем, информация о “волнениях в Исмаиллы” была воспринята не только с убежденностью в том, что “надо ехать”, но и с эмоциональным надрывом, который нередко является то ли исходной точкой, предопределяющей, по причине сложного психологизма или социального статуса, доводы и выводы, то ли естественной реакцией на то, что в действительности происходит в стране. Ведь, возможно, мнение о том, что “у нас все не так уж и плохо”, – это реальность, которую некая совокупность просто не может узреть, не хочет замечать или попросту игнорирует. Есть и другие ссылки, когда руководствуются назиданиями “не надо обобщать”, “не переводите в политических целях локальные проблемы на уровень республиканских”, “не пренебрегайте интересами государственности”, “внешний враг не дремлет”.
С другой стороны, подобные суждения, конечно, “или у большинства, или у меньшинства” все же вызывают приступы гнева, острую, обоснованную и не очень критику, едкую иронию. Аргументы, сопровождающие или предшествующие вышеназванным назиданиям, лично для меня могут звучать недостаточно обоснованными, но дискуссия, – конечно, вещь полезная и нужная, хотя некоторые уверены, будто “в спорах рождается только склока”.
Вместе с тем, конечно, позиции так или иначе всегда сталкиваются, а моя уверенность относительно того, как нынешнюю реальную политическую, социальную и экономическую систему, построенную вокруг отдельных личностей и интересов, надо “менять фундаментально и бесповоротно”, лично я считаю в целом, сформирована именно в рамках объективного взгляда, который опирается на то, что существует.
Объективный взгляд был сфокусирован и на происходящее в Исмаиллы. Проведя ночь перед горящим отелем с символическим названием “Чираг”, я размышлял о развитии событий в течение последующего дня. А вот оказавшись 24 января в эпицентре “перестрелки” между протестующими и полицейскими, думал уже о том, насколько еще более может усугубиться ситуация, если изменить уже ничего не получится, и булыжники, “дымовые шашки”, “водометы” окажутся, мягко говоря, не целесообразны в нарастающем противостоянии.
Ведь можно тешить себя тем, что “коррупционные явления достаточно последовательно наблюдаются даже в самых демократических государствах”, можно парировать, отстаивая свою точку зрения, будто “демонстрации разгоняются с использованием непропорциональной силы и в странах, где правовые институты есть устойчивый феномен”, можно в том числе говорить о “провокациях, том или ином внешнем факторе, закулисных играх и теории заговора”.
Но, если можно также предположить, что все перечисленное – не более чем отговорки, поскольку дороги в том же Исмаиллы, несмотря на миллиардные госпрограммы по развитию регионов, не отремонтированы, глава исполнительной власти, будучи государственным чиновником, делает заявление о нанесенном личному имуществу уроне, который оценивается в немалую сумму, количество людей, негодующих по причине невыносимых условий бытия, все же достаточно ощутимое для небольшого города.
Не исключается, что данные предположения не субъективны и собиравшиеся, на площадь перед исполнительной властью Исмаиллинского района, люди, может быть, хотели высказаться по весьма “душераздирающим проблемам”, и, может быть, они не есть “провокаторы”, которыми руководят те или иные внутренние и внешние силы. Вообще “можно и может быть” – это при правильном понимании позитивный формат, в котором становятся традиционными объективные рассуждения. Это также установка, стимулирующая общественное развитие, та формула, которая есть начало прогрессивного структурирования власти.
Но, к сожалению, “можно” все больше видится для меня как “чиновничья вседозволенность”, а не право народа, и в данном случае естественно, что “может быть” определяется уже как непозволительная роскошь, то есть вероятность и допустимость, которые уже не применимы при сопоставлении фактов бесконечного самопроизвола государственных служащих. Именно поэтому вопросы “Запахло ли жареным?”, “Бывает ли дым без огня?” и “Кому это выгодно?” звучат для меня при рассмотрении “исмаиллинских событий” без всякого пафоса и обыденно, когда ты уверен, что протестующие – это ни кто иной, как именно народ, который требует своего права и, отчаявшись, хватается за булыжник, как единственный аргумент, по причине неверы в завтрашний день. А вот выгода от всего этого уже сомнительна для всего общества.

“Можно” – это не вседозволенность чиновничества..,
оценок - 18, баллов - 4.56 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Политика

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • veten oglu! ya ne znayu chitaeshli ti eti statyi, no vnix ti mojesh ponat chto tvaritsa v strane, dla etogo nado imet malenkiye ushi i zreniye xota bi -10…

    Thumb up 0 Thumb down 0