Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Моя жизнь и есть мои книги, без них я жизни не мыслю”, -

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 16 июня 2013

писал видный литеpатуpовед Азиз Шаpиф

Моя жизнь и есть мои книги, без них я жизни не мыслю,  Видный литературовед, переводчик, критик, доктор филологических наук, заслуженный деятель наук Азербайджана, пpофессоp Азиз Курбанали оглу Шариф родился 28 маpта 1895 года в Нахчыване в семье литератора. После завершения начальной школы был определен в русскую школу в Тифлисе. Затем два года учился в Московском коммерческом училище. В 1943 году окончил Литературный институт им. М.Горького и через четыре года переехал из Баку в Москву. А.Шариф работал в Институте востоковедения АН СССР, в Институте Мировой Литературы АН СССР, а в 1956 году защитил докторскую диссертацию на тему: “Жизнь и творчество Дж. Мамедкулизаде”. С 1962 года до конца жизни работал в МГУ им. М.Ломоносова, где вел курс “История литератур народов Закавказья”.
В ходе беседы с Маарифом Теймуром – директором Государственного архива литературы и искусства им.С.Мумтаза Азербайджанской Республики (АР), – я познакомилась с фондом творчества Азиза Шарифа. Это около 1,5 тонны документов, дневников, рукописей, писем, фотографий, которые литератор отправлял лично в течение десяти лет в Баку.
25 октября 1983 года в очередной свой приезд в Баку Азиз посетил Центральный государственный архив литературы и искусства (ЦГАЛИ), где оставил запись: “В истории каждого народа архив имеет колоссальное значение, ибо о прошлом можно познать лишь благодаря ему… Это подтверждает история человечества… Любое письмо – особое или личное, официальное или неофициальное, для истории может быть ценным и архиважным. Сохранившиеся письма, рукописи, документы – база моих опубликованных воспоминаний… Если бы письма деятелей искусства и других прославленных-известных, не сохранились бы, то история культуры лишилась бы ценных документов. Вот в чем сущность архива!”
А.Шариф с 17 лет систематически вел дневник жизни N1 на русском языке, которых до конца его жизни собралось 45 штук. В дневниках описывал встречи с писателем, драматургом Дж.Мамедкулизаде, поэтами – М.А.Сабиром, С.Вургуном, драматургом Г.Джавидом, писателями – И.Шихлы, Анаром и др. На базе записей в дневниках он впоследствии издал ряд книг на азербайджанском языке – “Из минувших дней. Отец и я”, монографию “Рождение “Моллы Насреддина”, “Находки”. Помимо изданных книг и монографий, он пишет и опубликовывает статьи: о выдающемся композиторе Узеире Гаджибейли, Н.Нариманове, о жизни и творчестве Дж.Мамедкулизаде, “Вагиф – певец любви и красоты”, о поэте-сатирике М.А.Сабире, “Бессмертный поэт Низами”, о писателе-философе М.Ф.Ахундове и о многих других выдающихся деятелях литературы и искусства Азербайджана.
“В ноябре 1936 года в Тифлисе, – пишет Азиз, – мне представилась счастливая случайность по обнаружению архива М.Ф.Ахундова, где находились ценные его произведения. Издается постановление доставить архив в Баку. В составе комиссии: Мамед Сеид Ордубади, Вели Хулуфлу и я – секретарь комиссии. Привезли из Тифлиса в Баку перечень документов, находящиеся в архиве, и сдали в Институт литературы имени Низами. Затем я осуществил подстрочный перевод “Восточной поэмы на смерть Пушкина” М.Ф.Ахундова с фарсидского языка на русский”. В этот период в жизни Азиза произошли большие изменения, он переезжает из Тифлиса в Баку, где был назначен главным редактором организованного отдела в Азернешре. Отдел занимался изданием литературы на русском языке.
У Азиза имеются записи о Фиридун беке Кочарлинском: “В истории азербайджанской литературы и культуры Ф.Кочарлинский известен как педагог, литератор, критик, ученый, политик, и заслуживает особого внимания”.
Из дневника: “вторник, 12 января 1937 года. Гамида ханум (жена Дж.Мамедкулизаде) представила меня супруге Кочарлинского – Бадсаба ханум. Она рассказала об архиве мужа, указав на крупный сундук: “я не сомневаюсь, что имеющиеся в нем рукописи также могут понадобиться нашему народу. Все рукописи, его книги, тетради здесь. Этот сундук я со страхом и трепетом сохранила. С вашей помощью хочу передать государству. Вас представила мне Гамида ханым, вашего отца знала хорошо”…
…Она достала из сундука пачку писем, связанных ниткой, на них четким почерком Фиридун бека на арабском языке было написано: “Переписка от Гурбанали Шарифзаде”.
“О Боже! Чего только в сундуке не было!” Молла Насреддин, Сабир, Саххат, Исмаил бек Гаспринский, Омар Фаиг, Алимардан Топчубашев, Салман Мумтаз; письма, аккуратно собранные в пачки, статьи о видных азербайджанских деятелях, различные рукописи стихов, переводы, поговорки, пословицы, сказки, легенды, литературные фрагменты и др.”.
“Это большое сокровище, необходимое народу как хлеб, вода и воздух, осталось лежать в сундуке. Архив Фиридун бека – зеркало нашей общественной жизни XVIII-XX веков. Здесь находились материалы о Вагифе, рукописи М.Ф.Ахундова, – пишет Азиз, – смог просмотреть маленькую часть документов. Пришел к выводу: бесценные сокровища необходимо извлечь на свет”.
Об архиве Ф.Кочарлинского в февpале 1937 года А.Шариф написал письмо властям нижеследующего содержания: “Довожу до вашего сведения, что Фиридун бек Кочарлинский долгие годы собирал материалы, посвященные истории отечественной литературы,… В архиве Фиридун бека, который сохранила Бадсаба ханум, находятся не только исторические произведения прошлых лет, он придавал значение современным писателям, поэтам. Имея большой авторитет среди интеллигенции, пользуясь популярностью, его литературное наследие имеет важное значение для отечества… Моя просьба в том, чтобы руководство филиала АН Аз.ССР создало бы комиссию по ознакомлению с архивом Ф.Кочарлинского….”.
Азиз предполагал, что все произойдет по накатанному сценарию, как при ознакомлении с архивом М.Ф.Ахундова. Однако 27 февраля Азизу передали, чтобы он не занимался решением этого вопроса. Шли тяжелые грозные дни. Он ничего не смог предпринять. Вскоре начинается война, Бадсаба ханум переезжает из Баку в район, сундук с ценными материалами исчезает…
Приезд Азиза в Баку в 1971 году был связан с тем, что он узнал об архиве Ф.Кочарлинского, находящимся в Фонде рукописей филиала АН Азербайджана (ныне Институт рукописей им. М.Физули НАНА). Он обращается к доктору филологических наук Азизе ханум Джафарзаде, чтобы ознакомиться с имеющимися в фонде двумя школьными тетрадями, в которых была запись перечня материалов из архива Ф.Кочарлинского. В первой тетради – рукописи разных произведений, во второй указаны письма переписки. “Чаще всех писал Султан Меджид Ганизаде (в течение 1893-1917г.г.) – 78; Аббас Саххат – 27 писем; Абдулла Шаиг (с 1908-1919г.г.) – 24; от знаменитого первого директора азербайджанского отделения Горийской семинарии Алексея Осиповича Чернявского – 24 письма; Омара Фаига (1905-1913г.г.) – 23; Дж.Мамедкулизаде (1887-1913г.г.) – 22; Эйнали Султанова – 20; С.Мумтаза (1914-1917г.г.) – 17; переписка с М.А.Сабиром, Н.Наримановым, А.Ахвердиевым, Г.Джавидом, от редактора газеты “Тарджуман” (переводчик при консульствах на Востоке) – Исмаила Гаспринского, Гурбанали Шарифзаде и от многих других, написанные деятелями культуры. Материалы архива Ф.Кочарлинского ценны для истории отечественной культуры и искусства. Они существенны и заслуживают тщательного изучения”.
Читая дневники А.Шарифа, можно с уверенностью сказать, что литератор работал с увлечением, “чертовской энергией”, “много и напряженно”.
В день своего 66-летия, подводя итог, пишет: “Слишком трудно пробивать себе дорогу… Много больших и малых препятствий было на пути. Не одни розы и, пожалуй, ни одной розы, а все шипы…”.
В 1962 году в Тбилиси на региональном совещании закавказских республик по художественному переводу Азиз встречается с Чингизом Гусейновым и редактором газеты “Адабият ве инджесенет” Гасумом Гасумзаде, и они вместе посещают исторические знаменательные места для азербайджанской культуры – бывшую редакцию журнала “Молла Насреддин”, где на втором этаже находились квартира и рабочий кабинет Дж. Мамедкулизаде. Азиз вспоминал и рассказывал об обстановке в редакции в прошлые времена (20-30 гг. XX века), о приезде М.А.Сабира в Тбилиси на короткое время на обследование к врачам. Личность Сабира восхищала, с какой легкостью он писал стихи. “Казалось, что он, не задумываясь, наносит их на лист бумаги и, не корректируя, отдает в редакцию. Сабир речь пересыпал сатирическими и шутливыми стихами. К сожалению, в то время ни я, ни мои друзья не догадывались их записать…”.
Гуляя же с друзьями по Тбилиси, А.Шариф часто останавливался – у переулка, где погиб Аликули Гямгюсар; у здания гимназии, в которой учился; у дома Г.Джавида; у здания, где состоялся спектакль М.Ф.Ахундова “Медведь – победитель разбойника” и рассказывал о тех исторических днях, свидетелем которых он был.
А.Шариф пишет: “О нашей экскурсии по Тифлису появилась статья Г.Гасумзаде” ( “Адабият ве инджесенет” N13 – 31.03.1962 г. “Весна на грузинской земле” – Э.А.).
К организации юбилейных дней 150-летия М.Ф.Ахундова, (27.10.1962 г.) руководство Гослитиздата торопило А.Шарифа со сдачей статьи об Ахундове – “просиживаю до поздней ночи, как делал всю мою сознательную жизнь” – пишет он.
Из записей в дневниках видно, что он постоянно в работе, пишет статьи к юбилею М.Ф.Ахундова для журнала “Огонек” и о сатире писателя – в “Литературный Азербайджан”. Также переводит на русский язык роман С.Рагимова “Шамо”.
Записи в дневнике: “Почтовый ящик” Дж. Мамедкулизаде ценное произведение… Писал по зову сердца”.
“Аббас Заманов – серьезный работник, патриот литературы, приехал в Москву искать справедливость. Он публично осудил армянских националистов, претендующих на территорию Нахчывана”.
“Работа у меня серьезная, читаю свою докторскую диссертацию, готовлю к переводу на азербайджанский язык”.
В октябре 1983 года Азиз едет в Нахчыван. “Город неузнаваемо изменился. Я сказал Аббасу (Заманову), чтобы меня похоронили здесь с родителями”.
И в преклонном возрасте А.Шариф работает много и в напряженном ритме: “Составил по картотеке… список своих важнейших трудов на азербайджанском и русском языках для АН АзССР, которая готовит к выпуску список научных трудов по общественным наукам. Около 400 названий”, – пишет он.
В конце декабря, лежа на больничной койке, он мысленно писал учебник по литературе народов Закавказья: “Написал под заголовком “Закавказье. География, Этнография, История”. Главу мысленно записал и перешел ко второй главе…если бы записать все, что я твержу мысленно… Такая досада!!!”.
“Моя жизнь и есть мои книги, без них я жизни не мыслю”…
Умер Азиз Шариф на 93-м году жизни – 1 июня 1988 года в Москве и был похоронен, как завещал, в Нахчыване, около родителей и брата…

“Моя жизнь и есть мои книги, без них я жизни не мыслю”, -
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Культура

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • бакинец

    “Умер Азиз Шариф на 93-м году жизни…”.

    Азиз Шариф умер на 94-ом году жизни.

    Thumb up 0 Thumb down 0