Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Мавр сделал свое дело и стал не очень нужным

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 16 мая 2013

В высших эшелонах российской власти началась перегруппировка

Мавр сделал свое дело и стал не очень нужным Владислав Сурков – автор термина “суверенная демократия” – ушел в отставку. Официально “по собственному желанию”. Зная византийские нравы в коридорах российской власти, в такое развитие событий не очень верится. Причины ухода такого в прошлом политического тяжеловеса должны быть более серьезными, чем банальное нежелание работать в правительстве. Скорее можно говорить о зримой тенденции по существенному изменению внутренней политики. Такие повороты всегда сопровождаются кадровыми решениями. И не столь важно, принимаются они по собственному желанию фигурантов или по чему-то другому.
В российской прессе много говорится о конфликте Владислава Суркова со Следственным комитетом, расследующим коррупционные деяния в фонде “Сколково”. Владислав Сурков в своем выступлении перед студентами Лондонской школы экономики достаточно жестко прокомментировал уголовное дело в отношении вице-президента “Сколково”. “Нет ни одного доказанного факта. Энергия, с которой СК РФ (Следственный комитет России – авт.) публикует свои предположения, вызывает у обычных людей ощущение, что совершены преступления. Но это просто энергичность СК. Пусть докажут, что эти люди в чем-то виноваты, это мы еще посмотрим, докажут или нет”.
Накануне заседания правительства в газете “Известия”, которая уже давно превратилась в неофициальный рупор Кремля, появилась статья руководителя Управления взаимодействия со средствами массовой информации СК генерал-майора Владимира Маркина. В ней он резко ответил на прозвучавшую в Лондоне критику действий СК. “Нужно заметить, что нынче у “эффективных менеджеров” новая мода. Чуть где обыск в многоэтажных хоромах вице-губернатора небогатой области, так сразу его коллеги кричат о политическом заказе, сатрапах из Следственного комитета и из Счетной палаты. Модно нынче быть сугубо политическим узником, сразу можно рассчитывать на внимание BBC, а то и на поддержку Amnesty International. Возможно, именно поэтому кураторы особо эффективных менеджеров предпочитают выступать с арией московского гостя сразу в Лондоне, среди целевой аудитории. Этот стон у них песней зовется. И песня-то какая жалостливая, прямо в стенах Лондонской школы экономики”.
Храбрость следственного генерал-майора определяется санкцией Кремля. Используемые выражения очень напоминают доносы времен не столь отдаленных, чтобы о них забыть. Отметим, что в обстановке всячески раздуваемой истерии по поводу финансирования общественных организаций из-за рубежа упоминания ВВС и Amnesty International выглядят не просто фигурой речи или хлестким сравнением, а фактически обвинением в les liens dеnigrant – порочащих связях с иностранными организациями. Осталось только дождаться, когда старый советский штамп о связях Amnesty International с ЦРУ снова вытащат на белый свет.
Конечно, публичная перепалка между Маркиным и Сурковым – только вершина айсберга. Главная подводная часть групповых разборок скрыта под темной водой. Тем не менее, определенные выводы сделать можно.
В первый срок президентства Путина Владислав Сурков выстраивал схему тонкого, конечно, по российским понятиям, внутриполитического управления. Создавались так называемые оппозиционные партии, например, “Справедливая Россия”, молодежные движения и прочие наборы инструментов воздействия на общество. Сюда же относится и введение в оборот термина “суверенная демократия”, призванного застолбить особую российскую ее разновидность. Как отметил журнал Forbes, “суть “суверенной демократии” в том, что Россия, собственно, суверенна, а Запад не имеет права диктовать ей условия ни в каком виде или формулировке”.
Возможно, что в других условиях Сурков еще долго руководил бы идеологией в администрации российского президента, если бы не протестные выступления оппозиции на Болотной площади и проспекте Сахарова. Власть перепугалась не на шутку. Результатом рефлекторного действия стал переход от организационно-идеологических к обычным и привычным полицейским приемам. Внешне это оформляется как борьба с коррупцией, когда под пресс попадают мелкие и средние по каким-то причинам неугодные чиновники, раздувание ксенофобии, чем всегда отличалась российская власть от царей до большевиков.
По мнению влиятельных людей в окружении Путина, за оппозиционный взрыв ответственен именно Сурков. Он больше не нужен. Сурков позиционировал себя как сверхактивный политический менеджер, который может предотвратить оппозиционные выступления. Кремль возлагал на Суркова большие надежды, так как считалось, что он сможет эффективно и жестко противостоять оппозиции. Но в результате получилось так, что площадь заняла оппозиция, а молодежные организации продемонстрировали полную неэффективность. Больше Сурков как политический менеджер востребован после декабря 2011 года не был. Последствия сильного раздражения и разочарования Кремля, которые привели к уходу Суркова с поста политического куратора в очень короткие сроки, ощущаются и сейчас в полной мере. Так Сурков и оказался в изоляции. Но это только одна, хотя и весьма важная составляющая.
Вторая, на наш взгляд, еще более важная составляющая – это взаимоотношения Кремля и правительства, вернее, Путина и Медведева. Как сказал в эфире радиостанции “Эхо Москвы” главный редактор и владелец московской “Независимой газеты” Константин Ремчуков, “…очень тяжело… происходит самоликвидация тандема. Потому что с таким энтузиазмом, когда тандем как бы образовался, все говорили, что это такая удивительно слаженная команда подобралась, которая еще многие годы, меняя друг друга, будет успешно руководить страной: сначала один – президент, другой – премьер, потом другой – премьер… Это тандем, когда Медведев стал президентом, равных людей. И вдруг Медведев, который помнит, что такое быть президентом, начинает ощущать, что вроде и тандема нет. Люди те же, поменялись кабинетами, а уже восприятия в обществе нет… Выяснилось, что правительство в России по новому видению Путина должно исключительно быть сосредоточено на исполнении обещаний президента Владимира Путина, в этом его функциональный смысл. Никакого другого смысла, никаких других слов, о которых не говорил Путин в своих статьях, там быть не должно. А здесь уже как же, ты же только что был в тандеме, у тебя есть видение модернизации, может быть, какой-то децентрализации, еще чего-то, а тебе говорят “Нет”.
Охлаждение отношений эксперты отметили еще после некоторых замечаний Медведева о том, что он не исключает в будущем баллотироваться на пост президента. Далее события развивались довольно быстро. Недовольство президента деятельностью кабинета проявлялось в на первый взгляд незначительных уколах, требованиях выполнения и т.д. В глаза бросилось то, что на параде 9 мая на Красной площади Путин практически не разговаривал со своим премьером и даже стоял как-то отстраненно. Такие вещи случайными не бывают, и отставка Суркова в очередной раз подтверждает начало существенных кадровых изменений на московском властном Олимпе.
Сурков делал политическую ставку на Медведева, на его второй президентский срок. Позиции сторонников второго срока Медведева при Путине были неизбежно ослаблены. И этот процесс будет идти по нарастающей.
Отставка Суркова ослабляет позиции Медведева – он теряет одну из ведущих фигур своей команды, которую трудно заменить. В отставке Суркова заинтересована и та значительная часть правящей элиты, которая добивается максимального ослабления или отставки правительства Медведева. На сегодня ресурс премьера сужен до членов его команды, а сама команда находится в крайне конфликтной среде. Весьма противоречиво выстраиваются отношения с партией власти, администрацией президента, которая перетянула на себя практически все рычаги управления, силовиками. Пересмотру и дискредитации подвергаются практически все начинания Медведева в период его президентства.
Слабый Медведев раздражает практически всю элиту. Сейчас невозможно даже с лупой найти группы влияния, которые ориентировались бы на Медведева и его команду. Игра за Медведева полностью расстроилась, и давно. Это означает, что нападать на министров могут все без серьезных политических последствий.
Хамский тон колонки Маркина в газете “Известия”, требования к тогда еще вице-премьеру уважать Уголовный кодекс могут стать прологом к переходу к такому внутриполитическому режиму, о котором уже стали забывать в России. И это может стать очередной трагедией страны с такой тяжелой историей.
Авторитарные режимы своих сатрапов не жалеют. Даже тех, кто помогал такие режимы строить. Тут нет места чувству благодарности. В драме Фридриха Шиллера “Заговор Фиеско в Генуе” мавр Мулей Гассан, оказавшийся ненужным после того, как он помог графу Фиеско организовать восстание республиканцев против тирана Генуи дожа Дориа, с горечью замечает, что он сделал свое дело и теперь может уходить. С Сурковым произошло то же самое. И он в этом ряду окажется одним из многих. Ничего не поделаешь, суверенная демократия в действии и во всей красе. Ее архитектор получил все сполна от своего творения. Александр Пушкин предостерегал, что “его пример другим наука”. Только впрок все не идет.

Мавр сделал свое дело и стал не очень нужным
оценок - 10, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Мир

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Авторитарные режимы свои сатрапов не жалеют. Изречение стоящее чеканки.
    Где сейчас Инсанов, братья Алиевы,Гусейн Абдуллаев,”первый нефтяник Азербайджана”…..?????

    Thumb up 0 Thumb down 0