Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Мандела на века

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 10 декабря 2013

Гарет ЭВАНС, министр иностранных дел Австралии в 1988-1996 гг., президент Международной антикризисной группы в 2000-2009 гг. В настоящее время сопредседатель расположенного в Нью-Йорке Всемирного центра ответственности по защите

Мандела на векаИ без Нельсона Манделы кошмар южноафриканского апартеида, в конечном итоге, подошел бы к концу. Те, кто за ним стоял, были за пределами цивилизованной черты, и мировое терпение по отношению к ним исчерпалось. Но без возвышающегося морального и политического лидерства Манделы переходный процесс был бы чрезмерно долгим, уродливым и кровавым.
Один из лидеров африканеров Ф.В.де Клерк понял – поздно, но не слишком поздно, – чего требовало время, и он вполне заслужил разделить с Манделой Нобелевскую премию мира в 1993 году. Но все же именно Мадиба – имя, которым его называли в племени и которым южноафриканцы любой касты и цвета кожи сейчас нежно его называют – произвел значительные перемены.
Мне очень повезло, будучи министром иностранных дел Австралии в то время, быть одним из первых иностранных чиновников, которые приветствовали его после освобождения из тюрьмы в феврале 1990 года – несколько дней спустя в Лусаке, куда он прилетел, чтобы встретиться с его находящимися в изгнании коллегами из Африканского национального конгресса. Встреча приближалась, а я был взволнован и нервничал. Могла ли встреча с реальным человеком оправдать мои ожидания?
Мандела давно был моим персональным героем с моих студенческих лет в 60-х годах, когда, как и многие другие люди моего поколения, я был активистом движения против апартеида. Мы знали, что риск, на который мы шли, ведь нас могли избить или арестовать во время демонстрации против визита команд по регби Спрингбок, был совсем незначительным, если сравнить его с риском, на который были готовы идти Мандела и его коллеги.
Мы могли наизусть прочитать последние слова его речи во время суда в Ривонии в 1964 году, одно из самых захватывающих заявлений человеческого духа, которое когда-либо было произнесено: “Свободное общество… Это идеал, ради которого я надеюсь жить, и которого я надеюсь достичь. Но если нужно, это идеал, ради которого я готов умереть”. Но сколько этого благородства и идеализма могло бы выжить после испытания двадцати семью годами тюрьмы, проведенными в основном на острове Робен в Южной Атлантике?
Мне не нужно было волноваться. Как многие другие до меня и после, с первого момента я был очарован широкой, светящейся улыбкой Манделы, его нескончаемым шармом и грацией, а также его ясным умом, с которым он обсуждал проблемы переходного периода страны. Но выше всего этого в нем присутствовало удивительное, почти невероятное отсутствие злобы по отношению к его тюремным надзирателям-африканерам.
На самом деле Мандела так же сильно хотел поговорить со мной, как и я хотел его встретить. Он хотел поблагодарить Австралию за ту важную роль, которую наша страна сыграла, чтобы поддержать давление ради перемен, в частности, во время правления Боба Хоука, а также за то, что она возглавляла введение финансовых санкций против режима апартеида. Итак, сидя лицом к лицу за обеденным столом президента Замбии, лишь мы вдвоем, около часа или больше, мы разговаривали в удобной атмосфере обо всем, начиная от санкций ООН до окончания “холодной войны”, заканчивая карьерой наших детей.
Из всех встреч со всеми лидерами и другими международными фигурами всего мира, которые я когда-либо проводил за все годы моей общественной жизни, нет сомнений в том, какая из них доставила мне больше всего удовольствия. Мандела – это просто самый впечатляющий и благородный человек, которого я когда-либо встречал или, возможно, когда-либо встречу.
Более того, это впечатление не исчезло и при дальнейшем знакомстве. Мы встречались несколько раз в последующие годы во время его визита в Австралию и в Южной Африке – в его доме в Соуэто – и во время одного памятного события, когда я сопровождал его на открытии Кубка мира по регби в 1995 году на стадионе Ньюлэндс в Кейптауне.
Более 50 000 южноафриканцев – в основном это были африканеры – были там, чтобы наблюдать за игрой своей страны. И когда их новый президент шагнул на поле, чтобы поприветствовать игроков, каждый из них, казалось, завороженно скандировал “Ман-де-ла! Ман-де-ла!” Если лидерство Манделы можно считать – а я думаю можно – качеством, которое появляется в людях раз в столетие, то возможность испытать это непосредственно является привилегией, которая предоставляется один раз в жизни.
Когда речь идет о национальном лидерстве во времена неустойчивости и в переходный период, здесь, кажется, очень многое зависит от удачи. Окажется ли страна с Милошевичем или с Мугабе; с Ататюрком или Арафатом; с Рабином, который сможет увидеть и ухватить момент и изменить курс, или же с кем-то, кто никогда этого не сделает?
Южной Африке повезло – почти чудесным образом, что у нее был Нельсон Мандела. Память о нем будут хранить до тех пор, пока пишется история.
* * *
Материал публикуется в рамках сотрудничества газеты “Зеркало” и Project Syndicate /Institute of Human Sciences/ www.project-syndicate.org.

Мандела на века
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Мир | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.