Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Love me, love me not

Опубликовано:21:17 07/06/2013

В Венеции пpоходит выставка, автором и создателем которой является Пространство современного искусства YARAT!

Love me, love me not30 мая в Венеции состоялось торжественное открытие выставки Love me, love me not, автором и создателем которой является Пространство современного искусства YARAT! под руководством Аиды Махмудовой.
Пространство современного искусства YARAT! – некоммерческая организация, являющаяся надежной платформой для современного азербайджанского искусства на родине и за рубежом, – впервые принимает участие в Международной Венецианской биеннале 2013.
Мероприятие посетили первая леди Азербайджана, президент Фонда Гейдара Алиева Мехрибан Алиева, вице-президент Фонда Гейдара Алиева Лейла Алиева, Арзу Алиева, ректор Бакинского филиала Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, художественный руководитель Творческой сцены UNS профессор Наргиз Пашаева, основатель организации Пространство современного искусства YARAT! Аида Махмудова, видные общественные деятели, известные деятели культуры и искусства, представители дипломатических миссий. Выставку также посетили господин Крис Деркон, директор галереи Tate Modern, Николас Логсдейл, основатель Галереи Lisson, Харри Блейн и Грахам Соузерн, руководители лондонской галереи Blain/Southern Gallery, Антониа Карвер, директор Art Dubai, Джульет Бингхам, куратор Tate Modern.
Love me, love me not – это беспрецедентная по масштабам выставка, собравшая самые свежие работы 17 современных художников из Азербайджана, Ирана, Турции, России и Грузии. Ее участниками и авторами стали Фаик Ахмед, Рашад Алекперов, Афруз Амиги, Кутлуг Атаман, Шожа Азари, Рашад Бабаев, Махмуд Бахши, Али Банисадр, Али Гасанов, Орхан Гусейнов, Ситара Ибрагимова, Аида Махмудова, Таус Махачева, Фархад Мошири, Фарид Расулов, Илико Заутошвили и арт-коллектив “Славяне и татары”. Именно одна из работ дуэта “Славяне и Татары” подарила название всей выставке. Love me, love me not (Любит, не любит) это ни что иное, как парафраз старой детской присказки. Страны, откуда родом художники, вместе и по отдельности пережили многое: обретение независимости, пересмотр исторических событий, экономическое становление и кризис национальной идентичности. Целые народы отчаянно пытались обрести национальную идею, менялись законы, нравы, а города меняли названия… Приятные и неприятные изменения происходили с такой частотой, словно кто-то обрывает лепестки ромашки, гадая на удачу: “Любит, не любит?…”
Выставка отражает динамику развития каждой из стран-участниц, проливает свет на малоизвестные или забытые аспекты истории, а также позволяет полнее осмыслить эволюцию, которую прошли народы и страны затронутого региона. В экспозицию вошли следующие авторы и работы:
Аида Махмудова (Азербайджан). Является выпускницей Лондонского колледжа искусства Сент-Мартин и основательницей Пространства Современного искусства YARAT! Представленная ею на биеннале работа Recycled – это ажурная инсталляция, основой которой служат кованные решетки, некогда украшавшие окна бакинских домов. Художница дарит им новую жизнь и обращается к теме ностальгии. Как часто то, что мы зовем ностальгией, есть нечто большее, чем просто грусть по конкретному месту. Как часто в нашем подсознании эта грусть связана с чувственной памятью о запахах, звуках и ощущениях. Автор стремится подарить форму тому, что почти неосязаемо и неопределимо. В наш век информационных технологий инсталляция Recycled – это размышление об удивительных свойствах человеческой памяти и души.
Афруз Амиги (Иран). Молодая художница, живущая в Нью-Йорке, черпала вдохновение в восточных сказках и легендах. В основе ее работы – рассказанный великим Руми миф о соревновании между двумя народами (китайским и греческим). Султан, по велению которого китайцы и греки пытались превзойти друг друга в искусстве настенной живописи, вынужден был присудить победу обоим участникам. Соперники работали в тайне друг от друга, но красота и виртуозность творения китайцев еще ярче засверкали в отражении гладко отполированной стены, созданной греками. В инсталляции, созданной специально для Венецианской биеннале, Афруз Амиги сочетает несочетаемое, желая отразить сложность и неоднозначность региона. Ее полностью рукотворная работа создана из материала, из которого шьются палатки для беженцев, а изящные узоры напоминают одновременно рисунок испанского кружева и восточный орнамент.
Али Банисадр (Иран). В своей работе “Фраваши” он обращается к теме триумфа человеческой воли над обстоятельствами. В двенадцатилетнем возрасте художник был вынужден эмигрировать из родного Тегерана в Нью-Йорк, где живет и работает по настоящий день. События ирано-иракской войны наложили отпечаток на творчество Али. Его диптих – это современное прочтение зороастрийского понятия “Фраваши”, высшей силы, оберегающей человека от бед, ошибок и соблазнов, заставляющей мир вращаться. Невзирая на пришедший на смену зороастризму ислам, некоторые принципы древней религии все еще живы в азербайджанской и иранской культурах. Работа посвящена тем, кто сумел одержать победу над самим собой и жизненными невзгодами.
Художник, музыкант, кинематографист Али Гасанов (Азербайджан) работает одновременно во многих жанрах и направлениях. На данной выставке он представлен инсталляцией “Хозяева”, которая сотворена из несметного количества веников. Такой обыденный предмет, как веник, в глазах художника может обрести огромный вес. Веник – как символ физического труда и усилий. Веник – как орудие наведения порядка и борьбы с хаосом и грязью. По мнению художника, в сегодняшнем мире люди отложили в сторону веники для того, чтобы предаваться бесконечному словоблудию и прениям. Рассуждая глобальными категориями, мы забываем о том, что нормально функционирующее общество возможно лишь там, где каждый добросовестно выполняет свою работу. В новом “мультикультуральном” обществе веник – это еще и пародия на попытки некоторых наций, считающих себя избранными, вымести этнический “мусор” (нации, которые оказались в подчиненном положении).
Илико Зоутошвили (Грузия). Творческая активность грузинского художника совпала с периодом, когда на его родине начали происходить серьезные политические и социальные пертурбации. Экономическая нестабильность и неуверенность в завтрашнем дне заставляли людей отдавать все силы и мысли борьбе с материальными трудностями. Своей инсталляцией “Время исчезает во времени” художник призывает нас остановится, выпасть из ежедневной бессмысленной гонки за материальными благами и просто созерцать мир вокруг. На мониторах мелькают два вечных образа – человека, обращенного лицом к шумному городу, и реки, символизирующей скоротечность времени. В беспорядке раскиданные подушки приглашают сделать паузу и насладиться покоем.
Кутлуг Атаман (Турция) создал инсталляцию “Колонна”, которая является продолжением авторской серии “Месопотамская драматургия”. Каменные глыбы в этой колонне заменены мониторами 42-х телевизоров. На каждом из экранов зритель видит лицо жителя анатолийского региона. Мужчины и женщины, старики и дети, усталые и грустные, эти люди молча взирают на вас, не произнося ни слова. Работа художника – это призыв подарить право на голос тем, кто лишен его и отстранен от участия в судьбе своего народы и страны.
Махмуд Бахши (Иран). Исталляция “Мать нации” – это величественное сооружение, напоминающее пирамиды майя, некогда использовавшиеся для человеческих жертвоприношений. Присмотревшись, замечаешь, что вершинная пирамиды непрерывно источает нефть, “жидкое золото”, которое одновременно и кормит страну, ведет ее к финансовому благополучию, и делает нас ее заложниками.
Орхан Гусейнов (Азербайджан) участвует в выставке с ностальгическим фильмом “Жизнь Брюса Лая”. Фильм состоит из серии коротких интервью с друзьями художника, каждый из которых рассказывает о своем опыте знакомства с фильмами Брюса Лая, гонг-конгского актера-имитатора, бледной копии Брюса Ли. Подростки, выросшие в Советском Союзе в 80-х, стали жертвами невинного обмана, так как часто принимали подделку за оригинал. Узнав же правду, они придумывали самые абсурдные объясения существованию актеров-двойников.
Рашад Алекперов (Азербайджан) представил инсталляцию Lost in translation… this too shall pass, которая напоминает нам о сложном языковом наследии, которое досталось жителям бывших советских республик. Алфавит в Азербайджане менялся трижды за последние 70 лет, что не могло не отразиться на самоощущении людей, вынужденных вновь и вновь переучиваться. Художник известен своей виртуозной работой со светом и тенью. Именно игра светотени придает особе очарование этой инсталляции из плексигласа.
Рашад Бабаев (Азербайджан) специально для павильона YARAT! создал инсталляцию “Дерево желаний”. Традиционно в Азербайджане, да и за его пределами, люди привязывают небольшие лоскутки ткани или цветные ленты к ветвям дерева в надежде на исполнение самых заветных желаний. Этот существовавший веками ритуал “материализации желаний” почти не затронут временем, однако претерпела изменения шкала принятых в обществе ценностей. В сегодняшнем обществе массового потребления человек, явившийся к Дереву желаний, грезит о роскошном доме, дорогом автомобиле и дизайнерской одежде. Художник рассказывает нам о нас сегодняшних. Его фиговое дерево – живое и трогательное – задрапировано слоем дорогих тканей и увешано лоскутами брендовой одежды.
Моложая фотохудожница Ситара Ибрагимова (Азербайджан), ранее заслужившая высокую оценку профессионалов серией работ “Затерянные в Карабахе”, на сей раз представила подборку видео- и фото-материалов под общим названием Tha Edge. На снимках, сделанных в Агдаме и других районах на границе Азербайджана и Армении, запечатлены трогательные и печальные мгновения жизни – лица пропавших быз вести и потерянные предметы, свадебные обряды и застолья.
Арт-группа “Славяне и татары” (Россия) участвует в биеннале с иронической работой “Молла Насреддин, антимодернист”. Сами авторы утверждают, что творческим толчком для создания скульптурной композиции -(фигуры литературного героя Моллы Насреддина, сидящего задом-наперед на осле)- стало прочтение легендарного журнала, который издавался в Азербайджане в начале прошлого века под редакцией Джалила Мамедакулизде. Журнал высмеивал нравы нуворишей и духовенства, боролся с невежеством и ханжеством, выражал позиции интеллигенции. Сидя на ослике задом-наперед, Молла Насреддин медленно, но уверенно двигался в будущее. Однако сегодняшние художники уже не могут быть уверены в правильности выбранного направления. Что предпочесть – западные ценности или возврат к исконному? Ничто более не принимается безоговорочно на веру
Таус Махачева (Россия) сняла свой 16-минутный фильм “Гамсутль” в одноименной деревушке в горах Дагестана. Некогда неприступная крепость, бывшая предметом притязаний Персии и Российской Империи, Гамсутль сегодня находится в запустении. Его живописные руины постепенно сливаются с горным ландшафтом. Автор фильма выбрала своим героем танцора, который в полной тишине, лишь посредством пластики, повествует о поворотных моментах в истории селения. Молодой человек попеременно предстает то в образе воина-завоевателя, то мирного жителя и т.д. Сама Таус Махачева в настоящий момент учится в магистратуре Лондонской королевской академии искусств, а по первой специальности является хореографом. Молодая фотохудожница Ситара Ибрагимова (Азербайджан), ранее заслужившая высокую оценку профессионалов серией работ “Затерянные в Карабахе”, на сей раз представила подборку видео- и фото-материалов под общим названием ThaEdge. На снимках, сделанных в Агдаме и других районах на границе Азербайджана и Армении, запечатлены трогательные и печальные мгновения жизни – лица пропавших вести и потерянные предметы, свадебные обряды и застолья.
Фархад Мошири (Иран) создал масштабную инсталляцию из более чем 550 восточных ковров ручной работы. Работа получила название Kiosk de Curiosite. С ее помощью художник рефлексирует на тему переизбытка информации в сегодняшнем перенасыщенном новостями мире. Телевидение, пресса и Интернет рассказывают нами ежедневно о политике, экономике и светских сплетнях, но всякий раз мы получаем лишь частицу или некий суррогат правды. Самостоятельно ли мы выбираем свою точку зрения, или пресса навязывает нам даже впечатления от стран, где мы никогда не бывали? Каждый из ковров, использованных в инсталляции, несет на себе образы с обложек популярных глянцевых изданий. Некоторые из них искромсаны рукой цензора. Для автора, который живет в Исламской Республике Иран, это суровая реальность. Сам Фархад Мошири признается, что питает особую слабость к газетным киоскам, и всегда ощущает потребность что-нибудь в них приобрести, унести с собой кусочек реальности и почувствовать себя живым.
Инсталляция Фаика Ахмеда (Азербайджан) устанавливает прочную связь между традициями и современностью. Художник ломает стереотипы, разрушая канонический рисунок азербайджанского ковра для того, чтобы заставить нас по-иному взглянуть на собственное прошлое. В Азербайджане ковер исконно являлся предметом огромного культурного значения. Исследуя его историю и суть, художник наполняет свое творение новыми смыслами, актуальными для нового времени. Нити, протянутые к самому куполу павильона, вызывают ассоциации с густым переплетением культур, языков, судеб и историй в регионе, откуда родом автор. Фаик Ахмед уже не впервые представляет Азербайджан в Венеции.
Фарид Расулов (Азербайджан) создал серию работ, объединенных темой урбанизации Баку. В его работах традиционное для Азербайджана шебеке сочетается с бетонной конструкцией. Тонкая хрупкость стекла как будто бы утоплена в бетонном кубе, образуя удивительный альянс. Художник также участвовал ранее в Венецианской биеннале.
Шожа Азари (Иран), художник и кинематографист, представил 25-минутный фильм притчу “Черный король”, снятый по мотивам классической поэмы Низами Гянджави “Семь красавиц”. Работа Азари – это не просто история обретенного и потерянного рая, размышления на тему понятия “долготерпения” в исламе, но и уникальное в техническом смысле произведение. Для создания необычного визуального эффекта Азари использовал тысячи и тысячи картин, которые служат фоном для действия.
Выставка проходит в рамках программы коллатеральных мероприятий 55-й Международной Венецианской биеннале и продлится до 24 ноября. Куратором выставки выступила Дина Нассер-Хадиви, специалист по Ближнему Востоку и Ирану, ранее сотрудничавшая с аукционным домом “Кристи”.
Спонсорскую поддержку проекту оказывают холдинговая компания Gilan и компания Jalэ – лидер производителей соков на азербайджанском рынке.

Love me, love me not
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.