Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Ласточка победы

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 05 июля 2013

В сражении в атолле Мидуэй японский флот потерпел первое поражение

Ласточка победы(Продолжение. Начало см. “Зеркало” от 22 и 29 июня 2013 г.)
3. Сильнее божественного ветра
Вообще японский план организации атаки на атолл Мидуэй начал буксовать с самого начала. Мы уже отмечали, что японские адмиралы, что на них не очень было похоже, начали операцию с весьма относительными по полноте и достоверности разведывательными данными. Уже когда японская армада двинулась к атоллу, адмирал Нагумо и его подчиненные не имели никакого представления где на самом деле находится американский флот и, самое главное, где располагаются авианосцы Нимица.
В конце мая Нагумо и Ямомото решили произвести воздушную разведку Перл-Харбора, как это было сделано перед 7 декабря 1941 года. Но на этот раз все было совсем иначе.
Три подводные лодки-танкеры прибыли 26 мая к рифам Френч Фригейт для промежуточной заправки двух гидросамолетов. Они должны были прилететь с атолла Кваджелейн (Соломоновы острова) и далее проследовать до Перл-Харбора. Однако, когда подводные лодки J-121, J-122 и J-123 прибыли к рифам, оказалось, что там на якорной стоянке находится американский гидроавиатранспорт, вскоре прибыл второй. Ни о какой промежуточной заправке не могло быть и речи, и после нескольких дней ожидания операция “К” была отменена. Это означало, что разведка Перл-Харбора не будет проведена.
Еще 29 мая служба радиоперехвата японского Объединенного флота сообщила об усилении американцев в районе Гавайских и Алеутских островов. Ко 2 июня японцам стало ясно, что противник догадывается об их намерениях. Произошли стычки между японскими разведывательными бомбардировщиками с острова Уэйк и базирующимися на Мидуэе летающими лодками “каталина”. Американские машины получили тяжелые повреждения, но координаты воздушных стычек свидетельствовали о том, что защитники Мидуэя расширили зону патрулирования до 700 миль к западу от атолла. Однако по последней оценке разведки, сделанной 31 мая, местом нахождения американских авианосцев были снова названы Соломоновы острова.
Вскоре выяснилось, что с завесами подводных лодок тоже не все благополучно. Три из четырех подводных лодок, назначенных в завесу к западу от Гавайских островов, из-за участия в операции “К” не успели вовремя занять указанные позиции. Что еще хуже, опоздали и все семь подводных лодок, назначенные в завесу к северо-западу от Гавайских островов. В результате они пропустили проход американского оперативного соединения. Когда японцы поставили завесу своих подводных лодок, американский флот был уже далеко. Японским капитанам оставалось только всматриваться в пустынный океан.
Адмирал Ямамото был склонен сообщить об этом адмиралу Нагумо, но его убедили не делать этого, чтобы не нарушить радиомолчание. На следующий день радиоразведка в Токио подтвердила подозрения, что где-то около Мидуэя находится американское оперативное соединение. Снова адмирал Ямамото склонялся к тому, чтобы поставить об этом в известность адмирала Нагумо, и снова склонились перед идолом радиомолчания. В 600 милях впереди авианосцы Нагумо продолжали следовать своим курсом.
Японская подводная лодка J-168 подошла практически вплотную у Мидуэю и докладывала о лихорадочной деятельности на берегу. Несложно было догадаться, что готовились к нападению и усиливали оборону.
Около 9.20 3 июня пилот Джэк Рейд заканчивал свой дежурный разведывательный полет. Уже перед разворотом на базу он обнаружил часть японской эскадры и тут же сообщил в центр. Интересно, что японцы самолет Рейда не заметили, но отогнали другую “каталину”. Американцы раньше времени обнаружили японский флот, что также нарушало принятый план.
В приказе Нимица прежде всего обращалось внимание на японские авианосцы. Они являлись главной целью. “Нанести удар прежде, чем его нанесут нам!”.
Поначалу американцам очень не везло. Атаки бомбардировщиков и торпедоносцев, (всего было произведено их восемь), не принесли существенных успехов. Практически японские корабли не пострадали. Мелкие повреждения легко восстанавливались. Американцы же потеряли практически все атаковавшие японский флот самолеты.
Утром 4 июня атакующая группа из 108 японских самолетов достигла атолла и нанесла удар по базе. Американские истребители F4F-3 и F2A-3 под командованием майора Паркса и капитана Армстейда вступили в бой и, несмотря на тяжелые потери, сбили несколько бомбардировщиков и по меньшей мере три истребителя “Зеро”. Зенитная артиллерия сбила до трети атаковавших бомбардировщиков. Руководивший атакой лейтенант Томонага доложил, что, несмотря на разрушения, потребуется еще один удар с воздуха. Нагумо приказал перевооружить резерв бомбами для повторной атаки Мидуэя. В этот момент пришло сообщение, что обнаружен американский авианосец.
Адмиралу Нагумо предстояло принять критическое решение. Сложность проблемы заключалась в том, что, во-первых, против кораблей торпеды были гораздо более эффективны, чем бомбы. Во-вторых, все истребители находились в воздухе, и бензин у всех был на исходе. В-третьих, немедленный приказ о начале атаки мог привести к тому, что около 100 самолетов первой волны, израсходовав остатки горючего, упадут в воду.
Было альтернативное решение: очистить палубы авианосцев, спустив самолеты вниз, что даст возможность оснастить их торпедами, посадить самолеты первой волны, заправить их горючим и боеприпасами, затем нанести массированный воздушный удар и сокрушить возникшую угрозу.
Нагумо отдал приказ самолетам начать посадку. На ангарной палубе усталые матросы снимали с самолетов бомбы, складывая их тут же на палубе, вместо того чтобы спустить в артпогреба. Нагумо принял теоретически безупречное решение, но оно оказалось роковым.
Лейтенант-коммодор Кларенс Маккласки вел в атаку 33 пикирующих бомбардировщика с авианосца “Энтерпрайз” (Enterprise – предприятие). Он достиг предполагаемой точки перехвата, но противника не обнаружил. Горючего в баках оставалось на пределе. Маккласки решил пролететь еще 3,5 мили на запад. Адмирал Нимиц позднее назовет это “важнейшим решением сражения”. Десять минут спустя он увидел авианосцы Нагумо. В этот самый момент 17 пикирующих бомбардировщиков с “Йорктауна” также прилетели в этот район.
Три японских авианосца – “Акаги” (назван в честь спящего вулкана Акаги в долине Канто), “Кага” (назван в честь исторической провинции Кага) и “Сорю” (Голубой дракон) шли в строю, четвертый авианосец – “Хирю” (Дракон, летающий в небесах) – находился дальше от них на север. В этот момент пикирующие бомбардировщики, укрывшись в надвинувшихся облаках, вместе с группой с “Йорктауна” вышли на ударную позицию прямо над “Сорю”. Одновременно Маккласки стремительно спикировал на “Кага”.
Первые три бомбы упали рядом с кораблем. Четвертая врезалась в кормовую часть палубы среди выстроившихся для взлета самолетов. Мгновенно летная палуба “Кага” превратилась в бушующее море огня.
Всего лишь три самолета из группы Маккласки атаковали “Акаги”, но этого хватило с избытком. Первая бомба упала рядом у борта, вторая попала в задний срез центрального лифта и взорвалась в ангаре внизу. Около 200 человек было выброшено взрывом за борт.
Японские авианосцы были застигнуты в тот момент, когда их летные палубы были заполнены вооруженными и заправленными горючим самолетами, а другие самолеты в том же состоянии находились ниже. К тому же у японцев не было времени вернуть крупные 800-килограммовые бомбы в погреб. Вызванные огнем и детонацией взрывы боеприпасов и бензина, а также вспыхивающие один за другим самолеты, стоявшие крылом к крылу на палубе, вскоре превратили “Акаги” и “Кага” в сущий ад. “Сорю”, пораженный тремя бомбами, получил самые серьезные повреждения из всех.
Маккласки посадил свой самолет на “Энтерпрайз” с сухими баками. За три минуты пикирующие бомбардировщики совершили то, чего не сумели достичь все предыдущие волны атакующих самолетов за три часа.
“Хирю”, на борту которого находился контр-адмирал Тамон Ямагути, остался единственным боеспособным японским авианосцем. С него в воздух поднялась ударная группа из 18 пикирующих бомбардировщиков и шести истребителей. Через 40 минут они заметили авианосец “Йорктаун”.
Двадцать восемь американских истребителей атаковали японцев, но 8 бомбардировщиков сумели прорваться. Три бомбы попали в корабль.
Вторая атакующая группа “Хирю” из 10 торпедоносцев и 6 истребителей также вышла на “Йорктаун”. Две торпеды затопили котельную и носовое машинное отделение и обесточили корабль. С заклиненным рулем “Йорктаун” вновь потерял подвижность и накренился на правый борт. Команда покинула корабль. Еще двое суток авианосец оставался на плаву, но подошедшая японская подводная лодка своими торпедами потопила его.
У адмирала Спрюэнса осталось 24 боеспособных бомбардировщика, и они появились над “Хирю”. Четыре бомбы одна за другой врезались в авианосец. На палубе взрывались загруженные боеприпасами самолеты. Вскоре “Хирю” пылал от носа до кормы.
Несмотря на такие тяжелые потери, адмиралы Ямамото и Нагумо планировали уничтожить американский флот в ночном бою. Но адмирал Спрюэнс не собирался вступать в ночной бой с надводными силами противника. Японцы по-прежнему обладали превосходством в огневой мощи, а в темноте оставшиеся у Спрюэнса самолеты были бы малоэффективны. Поэтому он приказал своим кораблям отходить на восток. Какое-то время японский флот пытался догнать американцев, но наступившее утро отняло эти надежды. Огорченный и печальный Ямамото приказал всей японской армаде начать отход.
Сражение у атолла Мидуэй закончилось.
(Окончание следует)

Ласточка победы
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: История

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.