Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Ласточка победы

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 28 июня 2013

В сражении за атолл Мидуэй японский флот потерпел первое поражение

Ласточка победы(Продолжение. Начало см. “Зеркало” от 22 июня 2013 г.)
2. Невероятная победа
После рейда Дулиттла на Токио и другие японские города вопрос о направлении следующего удара уже не стоял. С американским флотом в Тихом океане следовало покончить, периметр обороны японской империи увеличить, чтобы предотвратить подобные налеты и обеспечить безопасность на стратегически важных коммуникациях.
Герой Перл-Харбора адмирал Ямамото предложил захватить атолл Мидуэй, расположенный более в чем 1000 милях от Гавайских островов. Название атолла – Середина пути – говорит само за себя. Если захватить этот важный в стратегическом отношении атолл, то, во-первых, появится возможность в дальнейшем захватить Гавайские острова, во-вторых, загнать американский флот в порты Западного побережья США и контролировать весь Тихий океан.
Захват Мидуэя предполагалось произвести в стиле операции в Перл-Харборе. Однако и было существенное отличие. В декабре 1941 года налет на Перл-Харбор при всей масштабности был все-таки вспомогательной операцией с ограниченными целями. Захват острова Оаху, на котором находится Перл-Харбор, вообще не планировался. Важно было разгромить американский флот, чтобы лишить его возможности помешать захвату Индо-Китая и голландской Ост-киндии. Вся операция планировалась как краткосрочный рейд и не более. Это была стратегическая ошибка.
И вот теперь адмирал Ямамото пытался хоть как-то восполнить этот просчет захватом атолла Мидуэй. Ставка была сделана на существенный перевес в кораблях и самолетах. К тому же следовало спешить, так как время работало против японцев.
Для того чтобы растянуть и без того не слишком большие силы американцев, Ямамото задумал отвлекающую операцию по захвату двух островов Алеутской гряды. Для чего отрядили соединение в составе двух легких авианосцев, крейсеров и эсминцев. Все остальные силы должны были двинуться на Мидуэй.
Армаду собрали действительно впечатляющую. В море одновременно находились 190 кораблей, в том числе 11 линкоров, 8 авианосцев, 23 крейсера и 65 эскадренных миноносцев. Продвигаясь на восток через Тихий океан, громадный флот растянулся огромной дугой от Курильских островов до острова Гуам (Северные Марианские острова). На авианосцах адмирала Нагумо находился 261 самолет, в том числе новейшие истребители A6M Zero и бомбардировщики D3A Val. Морские летчики Нагумо составляли цвет японской авиации. Всего соединением командовали 20 прославленных адмиралов.
Позади крейсеров, как два гигантских кита, располагались линейные корабли “Харуна” и “Кирасима” по 30 тысяч тонн водоизмещением каждый. Замыкали авангард четыре величественных авианосца – гигантские “Акаги” и “Кага” и однотипные “Хирю” и “Сорю”. Эти четыре ветерана атаки на Перл-Харбор в декабре 1941 года представляли собой ударный авиационный кулак Японии.
Но этот мощный флот представлял собой лишь часть гигантской военно-морской армады. К атоллу Мидуэй с запада и юга также приближался флот вторжения, транспортные суда которого везли 5 тысяч солдат. После воздушного удара десант высадится на атолл, захватит его и превратит в плацдарм для вторжения на Гавайские острова.
В 600 милях позади авианосцев двигались основные силы: три огромных линейных корабля, эскортируемых крейсерами и эсминцами. Когда Тихоокеанский флот США выйдет из Перл-Харбора на помощь Мидуэю, эти основные силы намеревались добить его в бою.
Вице-адмирал Нагумо, командующий 1-м авианосным флотом, был опытным моряком. Кадровый офицер флота, он был специалистом торпедной войны, но не был хорошо знаком с морской авиацией. На борту “Акаги” он имел двух талантливых специалистов-летчиков: начальника оперативного отдела штаба 1-го авианосного флота капитана Гэнда Минору, автора тактического плана атаки Перл-Харбора, и капитана Футида Мицуо, боевого летчика, возглавлявшего воздушный удар по этой американской военно-морской базе. Однако сейчас Футида лежал в лазарете на борту “Акаги” – в первый же день выхода эскадры в море у него вырезали аппендицит, а затем тяжело заболел Гэнда – воспаление легких. Накануне решающей битвы адмирал Нагумо остался без двух главных помощников, на которых он привык полагаться.
Командующий американским флотом на Тихом океане адмирал Честер Нимиц собирал свои немногочисленные корабли. Он располагал всего тремя авианосцами, и все они находились за тысячи миль от Перл-Харбора, в южной части Тихого океана. 17-е оперативное соединение контр-адмирала Фрэнка Флетчера зализывало раны, полученные в Коралловом море. Авианосец “Йорктаун” не был потоплен, как утверждали японцы, но очень серьезно поврежден. Сейчас он, оставляя нефтяной след, плелся на низкой скорости в Перл-Харбор. 16-е оперативное соединение вице-адмирала Уильяма Хэлси находилось в районе Соломоновых островов, куда он привел свои авианосцы “Энтерпрайз” и “Хорнет” для ударов по внешнему периметру японской обороны. Нимиц приказал всем быстро возвращаться.
Адмирал Хэлси вернулся в Перл-Харбор с болезнью кожи, жестоко страдая от опоясывающего лишая. Совершенно измученный, он лежал в своей каюте – комок нервов и злости. Посетивший его Нимиц спросил, кого он предлагает вместо себя в качестве командующего соединением. Хэлси назвал контр-адмирала Раймонда Спрюэнса. Это было неожиданно, так как он командовал соединением крейсеров и никогда не командовал не то что соединением, но даже авианосцем. По соединению поползли слухи, что Спрюэнс принадлежит к “артиллерийскому клубу линкорных адмиралов”, которых на авианосцах презрительно называли “черными сапогами”. Но, как оказалось, лучшей кандидатуры вместо Хэлси и представить себе было нельзя, события подтвердили правильность выбора Нимица.
Было еще одно обстоятельство, которое в значительной степени предопределило дальнейший ход событий.
Американской разведке удалось довольно давно расколоть японские дипломатический, а также военно-морской коды. Для разведчиков налет на Перл-Харбор не был неожиданностью. Соответствующие сообщения регулярно отправлялись высшему начальству. Причины поражения 7 декабря 1941 года лежат далеко и гораздо глубже. Тем не менее, успехи разведчиков позволили адмиралу Нимицу правильно оценить обстановку и найти соответствующее решение.
Вообще история взлома японских кодов достойна головокружительного шпионского сериала. Началось все еще в 1920 году, когда Джозеф Рочфорт помог талантливому молодому офицеру Лоуренсу Сеффорду создать первый дешифровочный центр военно-морских сил. Во время Великой депрессии 1930-х гг. Рочфорт просто так, ради собственного удовольствия, расколол “серый” код Государственного департамента. Можно представить, что было с дипломатами. Как писал один американский автор, “там чуть с ума не сошли”.
В 1941 году Рочфорт возглавил группу военно-морской разведки в Перл-Харборе (HYPO). Он был известен своей язвительностью, отсутствием чинопочитания и экстравагантным поведением. В подвале, где располагалась его группа, он разгуливал одетый в красный домашний халат и шлепанцы.
В начале 1942-го группа дешифровщиков HYPO раскрыла японский военно-морской код JN-25, незадолго до этого смененный. Японцам казалось, что на более устойчивый.
В апреле 1942 года на запрос главнокомандующего военно-морскими силами США адмирала Эрнеста Кинга Рочфорт сообщил, что “есть признаки того, что на Тихом океане что-то затевается”. К маю все говорило о подготовке японцами какой-то крупной операции с участием большей части императорского флота. Оставалось найти ответ на главные вопросы: где, когда и какими силами?
Японцы прибегли к своеобразному коду внутри кода, и это место всегда именовалось AF. Где это? Среди материалов перехватов упоминались также обозначения AL, АО, АОВ, явно относившиеся к зоне Алеутских островов, и некоторые высшие офицеры, особенно в Вашингтоне, полагали, что подлинной целью японцев являются Аляска или Западное побережье США. Адмирал Кинг склонялся в этот момент к возможности нападения на Гавайи, а штаб армейской авиации постоянно тревожила перспектива рейда на Сан-Франциско.
Рочфорт интуитивно чувствовал, что речь идет об атолле Мидуэй. Для подтверждения он попросил Нимица дать фальшивую радиограмму о выходе из строя на атолле опреснительной установки. Через 48 часов была перехвачена радиограмма японцев о проблемах с пресной водой на AF.
Все сомнения рассеялись. Атолл опоясался колючей проволокой, береговые и зенитные батареи были усилены, туда переброшены армейские части и подразделения морской пехоты. На легкое вторжение японцам нечего было рассчитывать. И уже никакой внезапности. Интересно, что все переговоры Мидуэя и Перл-Харбора шли по кабельным линиям, поэтому японцы не могли их перехватить. Радиограмма о пресной воде, по крайней мере, должна была вызвать вопросы. Почему об этом сообщили по радио, хотя прежде никогда с такими проблемами в эфир не выходили? Но это еще не все. Никакой воздушной разведки не проводилось, поэтому состояние обороны атолла японцам было неизвестно. Еще в апреле два японских гидросамолета попытались приблизиться к Мидуэю, но их отогнали. Ни Ямамото, ни Нагумо на такие “мелочи” внимания не обратили.
В первые дни июня 1942 года в обстановке полного радиомолчания оба флота шли на встречу друг другу.
(Продолжение следует)

Ласточка победы
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: История

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.