Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Кто вы, доктор Зорге?

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 25 января 2013

Триумф и трагедия великого разведчика

Кто вы, доктор Зорге?(Продолжение. Начало см. “Зеркало” от 30 декабря 2012 г., 12 и 19 января 2013 г.)
В Москве довольно скептически относились к сообщениям “Рамзая” о возможном нападении Германии на СССР. Зорге не доверяли, он получал указания, из которых ясно следовало, что серьезно к его информации не относятся. В Токио сообщили, что не следует забрасывать Центр провокационными материалами. Все круто переменилось в черное воскресенье 22 июня. Теперь Москву очень интересовало, как будет вести себя Япония. К сообщениям “Рамзая” теперь отношение изменилось.
Благодаря Одзаки группа имела доступ к центрам принятия решений в японском руководстве. Точность таких сообщений была очень высокой. К тому же их можно было сравнить с тем, чем располагало немецкое посольство. Там уже Зорге имел доступ к святая святых. В этом случае он проявил незаурядные аналитические способности, точность прогнозов просто поразительна.
Сложность задачи, стоящей перед Зорге, увеличивалась еще и потому, что в руководящих кругах Японии не было единства в отношении направления экспансии. Если руководство сухопутных войск, в первую очередь Квантунской армии, настаивало на ударе против советского Приморья и Забайкалья, то штаб военно-морского флота считал необходимым развивать экспансию на юге против Индокитая и Малайи. При этом необходимо учитывать, что значительная часть японской армии была связана в центральном и южном Китае борьбой с Гоминьданом и коммунистами.
На начальном этапе советско-германской войны под влиянием успехов вермахта японское руководство склонялось к северному варианту. Уже 3 июля Зорге довольно подробно сообщил, что Япония вступит в войну (против СССР – авт.) не позднее, чем через шесть недель. Направление наступления – Владивосток, Хабаровск и северный Сахалин с высадкой десанта на советском побережье Приморья. Это соответствовало разработанному японским Генштабом армии плану войны против СССР – “Кантокуэн” – “Особые маневры Квантунской армии”. Зорге очень точно указал срок возможного японского нападения.
В Москве к информации Зорге стали относиться со всей серьезностью. При докладе его разведдонесений высшему советскому руководству стали появляться примечания о высокой степени достоверности сообщений разведчика. С этим совпадала информация из Лондона и Вашингтона. В последнем случае она была особенно достоверна. Американцы уже давно владели ключом к военно-морскому коду японского флота. Основные положения из решения императорского совещания были переданы по радио командирам крупных соединений японского флота и перехвачены американцами. Заместитель государственного секретаря Самнер Уоллес проинформировал советского посла Уманского. Соответствующими данными располагал и Лондон. В отличие от июньского потока дезинформации, на этот раз сведения были достоверными.
Во второй половине августа планы Японии в отношении СССР стали меняться. Уже 6 сентября совещание при императоре принимает решение воздержаться от нападения на СССР в 1941 г., отложив его до весны 1942 г. В донесении 14 сентября Зорге сообщил: “По данным источника Инвеста (Одзаки – авт.), японское правительство решило в текущем году не выступать против СССР, однако вооруженные силы будут оставлены в МЧГ (Маньчжоу-Го – авт.) на случай выступления весной будущего года в случае поражения СССР к тому времени… Инвест сказал, что после 15.9 СССР может быть совсем свободен”. Зорге не просто сообщал факты, но и анализировал их. Его прогнозы были достаточно убедительными. Они же подтверждались сообщениями из Китая от резидента НКВД Вальтера Стеннеса (“Друг”) и руководителя жандармерии Квантунской армии и от китайских коммунистов.
Существует довольно распространенный миф о том, что благодаря сообщениям “Рамзая” советское командование получило возможность в критический момент московского сражения перебросить на Запад свежие дивизии с Дальнего Востока. На самом деле это не совсем так. Такая переброска осуществлялась уже с первых чисел июля. И выбора тут особого не было. События на Западе развивались столь катастрофически, что войска, особенно авиация, требовались немедленно. И других боеспособных соединений, кроме как на Дальнем Востоке, у нашего командования просто не было. При этом была проведена блестящая операция по дезинформации. По предложению командующего Дальневосточным фронтом генерала Иосифа Апанасенко была введена одинаковая нумерация частей, отбывающих на запад и остающихся на Дальнем Востоке. В результате японская разведка узнавала о переброске от немцев, которые фиксировали появление новых частей у себя на фронте. Генеральные штабы Японии и Германии терялись в догадках, где же действительно находятся те или иные части.
Советская группировка на Дальнем Востоке была довольно внушительной. Несмотря на переброску войск на Запад, она не только не уменьшалась, но и непрерывно увеличивалась. От 700 тыс. человек на 22 июня 1941 г. до 1 млн. 340 тыс. на 5 декабря. В самый разгар битвы под Москвой эшелоны с войсками и техникой шли не только на Запад, но и на Восток.
Японцам надеяться на легкую победу не приходилось. К тому же отношения с США непрерывно ухудшались, и в конце концов это привело к прекращению поставок нефти. Японская армия и флот стали перед лицом кризиса в снабжении горючим. На советском Дальнем Востоке его не было. Начинать в таких условиях войну с СССР было верхом легкомыслия. Гораздо важнее было захватить источники нефти и других стратегических материалов на юге.
Фраза радиограммы, что после 15.09 СССР может быть свободен на Востоке, не совсем точно отражала сложившееся положение. Как стало известно после войны из японских документов, в случае падения Москвы японцы планировали незамедлительно оккупировать советский Дальний Восток и Сибирь. В этом случае допускалось одновременное проведение операции как на юге, так и на севере. Представлять, что после сообщений Зорге тыл на востоке стал безопасным, нет оснований. В спецсообщении Разведупра от 5 ноября говорилось, что “…главным объектом военного нападения Японии по-прежнему остается Советский Союз, поэтому не исключена возможность повторения провокационных выступлений Квантунской армии на наших дальневосточных границах”. Наступивший 1942 год не принес определенности в отношении японских планов. Обстановка на Дальнем Востоке была такой, что советское верховное командование было по-прежнему вынуждено держать там крупную группировку войск.
Роль сообщений Зорге не следует преувеличивать с учетом всех источников информации, которыми располагала Москва. В отличие от Германии, информация о Японии была достаточно полной и достоверной. Но с точки зрения определения его вклада в дело правильной оценки намерений Японии летом-осенью 1941 г. это был апогей деятельности группы, триумф Зорге как ее руководителя и как великого разведчика. Победная точка в деятельности “Рамзая”.
Когда японская контрразведка начала разрабатывать группу “Рамзай”, достоверно неизвестно. Существует несколько версий провала Зорге и его товарищей.
Обычно активно работающий разведчик быстро попадает в поле зрения контрразведки. Все командировки Зорге были не слишком продолжительными. В Западной Европе его деятельностью быстро заинтересовались спецслужбы, и ему пришлось срочно уехать. Хотя некоторое время он провел в английской тюрьме. В Шанхае Рихард пробыл несколько дольше и также вынужден был срочно уехать. Но в Токио он был почти 8 лет и все это время активно работал.
И это в стране, контрразведывательный режим которой был более жестким, чем в Германии. В то время расходы спецслужб Страны восходящего солнца в 5 раз превышали аналогичные затраты Англии и в 80 – США! К началу 1940-х гг. эта цифра увеличилась еще более чем на 600%. В период войны “Омэцкэ сэйдзи” – “режим ока” – кемпейтай (контрразведка – авт.) достигла своего расцвета и насчитывала примерно 140 тыс. платных агентов, включая 70 тыс. штатных сотрудников и 24 тыс. соглядатаев из числа армейских офицеров. А еще существовали жандармерия токко и полиция министерства внутренних дел. Учтем еще незнание японского языка. Самое большее – советские разведчики могли активно работать в Японии около года.
В научном обороте существуют три версии провала группы. Первая – японо-американская. О ней говорилось в докладе Госдепартамента США во время сенатских слушаний о международном шпионаже на Дальнем Востоке в начале 1950-х гг. По мнению американских следователей, провал группы произошел из-за стечения неблагоприятных обстоятельств. Было нарушено правило не привлекать местных коммунистов к разведывательной работе на советские спецслужбы. Однако в случае с Японией у кадровиков Разведупра выбор был небольшим. Пришлось пойти на нарушение, что и сказалось в будущем.
Активный член группы художник Мияги во время пребывания в США вступил в Компартию и в 1938 г. попал в учетные списки кемпейтай. Аналогично в них попала и Китабаяси Томо, также жившая в США. С лета 1940 г. кемпейтай и токко начали тотальное выявление лиц, подозреваемых в коммунистической деятельности, связях с коммунистами, и всех, кто жил в США. Это было плановым мероприятием в преддверии войны с Америкой. После ареста Китабаяси была выявлена связь с Мияги, а далее цепочка раскручивалась довольно просто. За несколько месяцев тотальный политический сыск сделал то, чего не мог добиться в течение нескольких последних лет. Охотясь за потенциальными американскими шпионами, японская контрразведка вышла на агентов резидентуры Зорге. Цепочка вынужденных признаний в конечном итоге и привела к аресту “Рамзая”.
При всех многочисленных любовных связях Зорге в его провале нет женского следа. Есть версия, что японская полиция внедрила в группу провокатора, и им была женщина, хотя из доступных документов следствия это не следует. Никто из допрашиваемых женщин Зорге не выдал и о его разведывательной деятельности ничего следователям не сказал. В первую очередь это относится к его японской подруге Иссии Ханако, пианистке Эте Харих-Шнайдер и коммерсантке Аните Мор. Все они знали о связях Рихарда с другими женщинами, но никогда не давали волю чувству ревности. Первая жена Рихарда, Кристина, через много лет после его гибели в письме в один американский журнал писала: “Я не была женой шпиона. Я была женой великого человека и великого разведчика”.
Вторая версия – немецкая. Некоторые исследователи считают, что гестапо в конце концов узнало о коммунистическом прошлом Зорге. Чтобы не вызывать скандала и обвинений в служебной халатности, его просто сдали японским коллегам. Версия весьма сомнительная. О прошлом Зорге в Германии было хорошо известно. Об этом пишет в своих воспоминаниях начальник Штирлица – Вальтер Шелленберг. При немецкой четкости этого не могло быть в принципе.
Третья версия – выдали свои. Она была введена в научный оборот после публикации документов из архивов Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального штаба российской армии. Сталин питал к Зорге личную неприязнь. Источником ее была дружба с Бухариным в коминтерновский период. Из воспоминаний руководителей разведки известно, что Сталин неоднократно отпускал нелицеприятные замечания о деятельности Зорге и требовал разобраться с “провокатором и паникером”. Как пишет в своей книге генерал Павел Судоплатов, советское руководство было раздражено поведением Зорге и его признаниями в деятельности в пользу Коминтерна. Отсюда категорическое неприятие всех вариантов обмена.
Советский разведчик Леопольд Треппер в московской Бутырской тюрьме оказался в камере с генерал-лейтенантом Кедзи Томинага, который в 1945 г. попал в советский плен. Однажды разговор зашел о Зорге, и Треппер спросил Томинага, почему японцы не обменяли Зорге. Томинага ответил, что японская сторона трижды предлагала такой обмен и трижды получала от советских представителей в Токио ответ, что они впервые слышат фамилию Зорге. Еще одним фактором было то, что Зорге подозревали в двойной и даже тройной игре.
Еще на один вопрос нет окончательного ответа. Почему японцы казнили Зорге? Формально его судили за шпионаж в пользу Коминтерна. Но ведь все прекрасно понимали, что речь идет об СССР. Опубликованные документы из архивов имеют значительные изъятия, что затрудняет реконструкцию событий. В последнее время появились данные о связи Зорге с разведкой гоминьдановского Китая. Во всяком случае, японские следователи такую версию отрабатывали. Известно, что без ведома Москвы Зорге передавал информацию американскому послу в Токио Гроуву и французскому Анри, который работал на англичан. Трудно представить, что, имея довольно увесистое досье на Зорге, английская разведка не пыталась завербовать его.
В момент ареста Зорге Япония воевала с Китаем и готовилась к войне с Англией и США. Во время суда война с ними уже шла. Документы процесса и следствия полностью не опубликованы. Приговор становится понятным, если японские следователи нашли подтверждение работы Зорге на китайские или американские спецслужбы. Архивы в США, Англии и России еще хранят секреты о деятельности Зорге. Через 60 с лишним лет после событий причины сохранения секретности могут быть только политическими.
Рихард Зорге был великим разведчиком. Его достижения не нуждаются в лакировке и возвеличении. Он многое сделал, но и во многом не преуспел. На его нелегком пути были триумф и большая трагедия. Таким он и вошел в историю.

Кто вы, доктор Зорге?
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Люди

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.