Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Кто вы, доктор Зорге?

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 18 января 2013

Триумф и трагедия великого разведчика

Кто вы, доктор Зорге?(Продолжение. Начало см. “Зеркало” от 30 декабря 2012 г. и 12 января 2013 г.)
Как советские, теперь российские, так и часть зарубежных исследователей считают главной заслугой Зорге то, что он вовремя предупредил Москву о нападении фашистской Германии, и даже назвал точную дату. В их изложении – это вершина деятельности группы “Рамзай”, триумф ее руководителя, гениального разведчика Рихарда Зорге. Ретивые исполнители заказа партийных пропагандистов пошли еще дальше. Заслугой Зорге были объявлены все действия советского командования в первые месяцы войны. Почему-то исключительно на деятельность группы “Рамзай” относили слова маршала Георгия Жукова, что разведка обеспечивала такой информацией, которая стоила нескольких армий на поле боя. Конечно, тот, кто информирован, ближе к победе. Но информация информации рознь. Никакие замки и тайные коды не защищают секреты в полной мере. Лучший способ защиты информации – это тщательно сфабрикованная и дозированная дезинформация. И, как мы увидим, немецкие спецслужбы пользовались этим довольно умело. Их дьявольский замысел советская разведка вскрыть не сумела. Не сделал это и Рихард Зорге.
Многие авторы с восторгом описывают, что ему были известны все посольские шифры, и посол Отт доверял своему приятелю все секреты. Казалось бы, идеально для разведчика быть посвященным в святая святых немецкого посольства в дружественной Германии стране. Но кто сказал, что все материалы посольства содержали достоверную информацию? Не следует недооценивать немецкую контрразведку. И не потому, что в Берлине подозревали Зорге как двойного или тройного агента. Следствие показало, что об этом немцы не догадывались. Просто посольства часто используются именно для распространения дезинформации. Пресс-атташе посольства, кем был Зорге, имел большие связи в дипломатическом и журналистском мире японской столицы. Через него нужные сведения легко можно было донести до сведения неведомого советского резидента. Учитывая его авторитет, к его словам очень бы прислушались. Именно на неведомого советского резидента и были рассчитаны дезинформационные материалы, наводнившие немецкие посольства в союзных Германии и нейтральных странах.
Практически все ведомства рейха, административный государственный аппарат и органы управления армией и флотом также были насыщены дезинформацией относительно реальных планов высшего руководства Германии. Такую же дезинформацию сообщали и разведчики из немецкой части знаменитой “Красной капеллы” Арвид Харнак (“Балтиец”, “Корсиканец”) и Харро Шульце-Бойзен (“Старшина”).
Действительно, “Красная капелла” имела разветвленную структуру, в нее входило много людей левых взглядов, коммунистов и антифашистски настроенных интеллигентов. В то же время информация часто носила фрагментарный и несистематизированный характер. Связано это было с тем, что члены группы занимали невысокие должности и в силу этого не имели доступа к документам высшей степени секретности. Так, Арвид Харнак работал референтом-экономистом в отделе торговых договоров и политики в министерстве хозяйства, а Харро Шульце-Бойзен занимал не очень большой пост в министерстве авиации. Как потом стало ясно, именно там больше всего гуляло дезинформации о реальных планах войны против СССР, что и попадало в сообщения из Берлина. Интересно, что сведения от франко-бельгийской части “Красной капеллы”, которой руководил Леопольд Треппер (“Отто”), были более достоверными, но в силу объективных причин не могли содержать детального описания планов немецкого командования.
Даже английская разведка, в ходе операции “Ультра” получившая код шифровальной машины немецкого Генерального штаба “Энигма”, только в конце мая – начале июня 1941 г. окончательно пришла к выводу, что нападение на СССР состоится. В апреле Гитлер принял решение о начале агрессии после 20 июня. Но окончательная дата была определена только в первых числах этого месяца. Чего не знал Гитлер, Зорге сообщить не мог. Первыми узнали англичане, и 13 июня министр иностранных дел Энтони Иден предложил советскому послу в Лондоне Ивану Майскому заключить соглашение о сотрудничестве во время войны. Так что выступление Черчилля в парламенте 22 июня было не спонтанным, а тщательно продуманным и подготовленным актом.
Советская разведка тайной шифровальной машины “Энигма” не располагала, поэтому ее задачи усложнялись в несколько раз. Немецким командованием было разработано два варианта военных действий. Один – в верховном главнокомандовании вермахта (ОКВ), другой – в главном командовании сухопутных войск (ОКХ). Принят был первый, а второй использовался как дезинформация. Именно эти материалы поступили в немецкое посольство в Токио и переданы Зорге в Москву. Вот выдержка из журнала сообщений “Рамзая”: 20 мая: “Нападение на Советский Союз произойдет 20 июня. Направление главного удара – на Москву”. 21 мая: “Прибывшие сюда представители Гитлера подтверждают: война начнется в конце мая (?!). Германия сосредоточила против СССР… 150 дивизий. Все они танковые и моторизованные”. Не нужно сильно разбираться в военном деле, чтобы понимать абсолютную противоречивость этих двух сообщений. От 20 мая до 20 июня почти месяц, и многое можно сделать для отражения нападения. А от 21 мая до конца месяца всего 10 дней. При этом нужно учесть, что необходимо объявить всеобщую мобилизацию, начать передислокацию огромного количества людей, техники и всего необходимого для ведения боевых действий. К чему же готовиться? Где-то тут дезинформация, но где?
Последняя фраза из сообщения от 21 мая звучит просто фантастически. Вермахт не мог в своем составе иметь 150 танковых и моторизованных дивизий по определению. Против СССР было сосредоточено всего 160 немецких дивизий и около 3500 танков.
Уже 22 мая 1941 г. “Рамзай” направляет карту с дислокацией немецких войск, принадлежащую военному атташе Германии в Токио Кретчмеру. Стрелы на карте указывают направление ударов вермахта. Гитлер намерен захватить Украину. Однако уже 1 июня приходит сообщение: “Ожидание начала войны около 15 июня базируется на информации… из Берлина. Наиболее сильный удар будет нанесен левым флангом германской армии (в Прибалтике – авт.)”. Для начала подозрительной выглядит карта военного атташе, полученная от своего коллеги в Бангкоке. Для чего она нужна в Токио, если Берлин не намеревался даже самых близких союзников информировать о своих планах и замыслах? В Токио о начале войны узнали из сообщений телеграфных агентств, а ближайший друг Гитлера Муссолини – из письма фюрера 21 июня 1941 г. Зачем атташе карта, если информировать японскую сторону не собираются? Ответ очевиден – для дезинформации.
Сравним оба сообщения. В первом главный удар предполагается по Украине, вполне логично. Во втором – в Прибалтике. Также логично, так как отсекает Москву от Ленинграда. В обоих случаях возможно массированное использование танков. Не ясно только, где же действительно будет нанесен главный удар. А ведь это один из важнейших моментов в выборе стратегии – куда направить большую часть войск и материального обеспечения. Обратим внимание на еще одну деталь. Ни в одном сообщении из Токио не говорится о Беларуси. А ведь именно там и был нанесен главный удар.
Второй подвиг разведчика, приписываемый Зорге и его группе, – это сообщение о точной дате нападения. Трудно в это поверить. В тот момент 15 мая, когда вроде бы была направлена телеграмма с датой 22 июня, она не была определена даже в немецком Генеральном штабе, и, как мы уже говорили, Гитлер принял решение только через две недели. Очень напоминает поток дезинформации, в котором циркулирует много дат, и найти настоящую просто невозможно. Более правдоподобно, что такую дату Зорге смог назвать в своей радиограмме от 20 июня. Само по себе это важно, но уже ничего не решало.
Советское руководство уже решение приняло. По приказу наркома обороны от 18 июня войска приграничных округов были приведены в боевую готовность. В Прибалтике и Украине никакой внезапности немецкого нападения не было. По не совсем понятным причинам в Белорусском особом военном округе никаких мероприятий проведено не было, а как раз там и был нанесен главный удар. Причины поражения Красной армии в приграничных сражениях первых недель войны еще ждут своего исследования. И среди них определение точной даты нападения – далеко не самая важная. Достаточно сказать, что в Прибалтике наступала самая слабая немецкая группа армий “Север”, ей противостояла довольно значительная советская группировка, причем изготовившаяся к обороне. Еще 20 июня командующий Прибалтийским особым военным округом Ф. Кузнецов докладывал в Наркомат обороны, что войска вышли на указанные рубежи, замаскировались и находятся в готовности N1. И, тем не менее, темп продвижения немецких войск на всех участках фронта был весьма высоким и мало отличался на севере, в Украине или Беларуси. Только в Молдове войскам Южного фронта почти месяц удавалось удерживать государственную границу, но ведь там борьба шла с частями румынской армии, их с вермахтом не сравнишь…
Вообще, дата нападения для Москвы новостью не была. Как только о ней стало известно в немецких штабах, информация пошла по разным каналам. В частности, из окружения Чан Кайши. Через Коминтерн один из лидеров китайских коммунистов, будущий бессменный премьер КНР Чжоу Эньлай также предупреждал Москву. В Берлине прекрасно понимали, что день 22 июня уже тайной не является, поэтому какие-либо действия по опровержению и не производились. И это еще больше усиливало подозрения советского руководства, что сообщаемая дата может быть такой же дезинформацией, как и все предыдущие. И, наконец, последнее. В архивах не найдено ни одной радиограммы от Зорге, в которой такая дата была бы указана. Есть только фрагменты воспоминаний радиста Макса Клаузена о том, что он такие сообщения передавал. Оснований верить на слово радисту группы нет никаких. Тем более что вспомнил он об этом только в начале 1960-х гг.
Если отвлечься от пропагандистских клише, то никакой вершины в разведывательной деятельности в отношении предупреждения о нападении Германии Зорге и его товарищи не достигли. Наоборот, они вольно или невольно стали каналом дезинформации. Можно говорить о трагедии, участником которой стал разведчик. Это не самая лучшая страница его деятельности. Триумф “Рамзая” был еще впереди…
(Окончание следует)

Кто вы, доктор Зорге?
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Люди

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.