Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Кто вы, доктор Зорге?

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 11 января 2013

Триумф и трагедия великого разведчика

Кто вы, доктор Зорге?(Продолжение. Начало см. “Зеркало” от 30 декабря 2012 г.)
Начало 1930-х гг. для СССР ознаменовалось резким обострением международной обстановки. После прихода Гитлера к власти в Европе и на Дальнем Востоке образовалось два очага напряженности. На данном этапе Япония представляла большую опасность, чем Германия. После агрессии в северо-восточном Китае, создания марионеточного государства Маньчжоу-Го японские войска вышли на границы СССР и Монголии. Здесь следовало ожидать жесткого противостояния.
После не слишком удачного завершения командировки Зорге в Шанхае перед его начальниками встал вопрос о возможности его дальнейшего использования. Самой “горячей точкой” была Япония, туда Ян Берзин после досконального изучения возможных последствий шанхайской неудачи и решил его послать.
Операция внедрения, разработанная Яном Берзиным и Борисом Мельниковым, была весьма элегантной и не слишком сложной. Учитывая известность Зорге как журналиста, аккредитовать его в Японии корреспондентом ряда солидных немецких и американских газет.
Учитывая специфику страны, действовать нелегально Зорге не мог, поэтому источником информации для него должны были стать журналисты, дипломаты, коммерсанты, военные. Следовало ожидать сближения позиций Германии и Японии на основе вражды к Великобритании, Франции и США, в дальнейшем и к СССР. Среда, в которой должен был вращаться Зорге, была достаточно информированной, к тому же замкнутой сама на себя и буквально напичканной сведениями, не опубликованными по цензурным соображениям, но от этого не менее ценными.
Еще одна особенность, довольно редко встречающаяся в практике разведок. На этот раз Рихард должен был легализоваться под своей настоящей фамилией. В советской беллетристике, посвященной выдающемуся разведчику, этот факт выдается чуть ли не за гениальное и очень рискованное предприятие, придуманное Яном Берзиным. То, что немецкая контрразведка не вычислила Зорге, связывают с беспорядком, царившим в Германии в первые годы после прихода Гитлера к власти.
Представлять немцев дураками – это давняя традиция советской пропаганды, начиная с кинофильмов “Подвиг разведчика”, “Щит и меч” и заканчивая сказками о Штирлице и приторно-сладкими рассказами о деятельности нашего героя. Заодно в дураках ходили японцы, англичане, американцы и все остальные, кто попал на перо штатных борзописцев Юрия Андропова и пропагандистов ЦК.
На самом деле все обстояло совсем наоборот. Бывших коммунистов охотно принимали в коричневые ряды, особенно в штурмовые отряды СА. В ночь “длинных ножей”, когда Гитлер расправился со своими, ставшими ненужными, соратниками многие из них погибли, но другие выжили и сделали блистательную карьеру в Третьем рейхе. В своих выступлениях на партийных съездах в Нюрнберге Гитлер неоднократно хвалил бывших коммунистов за дисциплинированность и преданность. Прошлое никогда им не ставилось в вину и относилось на “ошибки молодости”. Никакого беспорядка в делах у немцев не было. Все, кто давал ему рекомендации и разрешал поездку в Японию, были прекрасно осведомлены о его прошлом. Зорге был не первым и не последним. Все это знал и учитывал Ян Берзин, разрабатывая легенду внедрения.
К моменту прибытия Зорге основа разведывательной группы была уже создана. В нее вошли Бранко Вукелич, серб по национальности, корреспондент ряда французских газет и журналов, знакомый по Шанхаю японский журналист Ходзуми Одзаки, художник Иотоку Мияги. Первоначально радистом группы был Бруно Вендт (“Бернхард”), но он оказался недостаточно квалифицированным и отягощенным семейными делами. По просьбе Зорге его в 1935 г. сменил знакомый по Шанхаю Макс Клаузен. Жена последнего Анна Жданкова (“Эмма Кениг”) была связной и шифровальщицей.
Наряду с получением информации Зорге проявил себя как незаурядный аналитик. Через Шанхай и Гонконг он направил в Москву ряд докладов, в которых довольно точно предсказал развитие политической ситуации в Японии и направление ее агрессии в ближайшее время. Несомненной заслугой группы было предсказание скорой войны против Китая. В ночь на 8 июля 1937 г. японские войска напали на гарнизон города Ляококоуцзяо, а затем устроили провокацию возле моста Марко Поло. Началась война в Китае.
Перед Москвой остро стал вопрос о дальнейшем направлении японской агрессии. Надо отдать должное Зорге. На основе полученной достаточно отрывочной информации он сделал правильный вывод о том, что в данный момент Япония к открытой конфронтации с СССР не готова и направит свои военные усилия против войск Гоминьдана на юг. Что и произошло во второй половине 1937 г.
В середине лета 1938 г. бежал в Маньчжурию и сдался японцам начальник Управления НКВД по Дальневосточному краю генерал Генрих Люшков, прихватив с собой шифры, документы, списки агентуры. Хотя генерал был из другого ведомства, и имя Зорге ему было неизвестно, но по линии Разведупра на Дальний Восток направлялись ориентировки, в которые входили сведения, полученные от “Рамзая”. Достаточно серьезный анализ мог вывести на группу японскую и немецкую контрразведки. Для допросов Люшкова в Японию прибыл полковник абвера. И тут происходит одно из событий, объяснить которое довольно трудно. Зорге имел доступ к отчету упомянутого полковника, но сфотографировал только первую его часть. Как потом он писал, из-за того, что не придал серьезного значения разговорам с перебежчиком. И только после настойчивых напоминаний Центра в начале 1939 г. передал его в Москву. Очень странно для такого проницательного разведчика. Это только одна из многих загадок в деятельности Зорге во второй половине 1930-х гг.
Основные проблемы Зорге и его группы начались не в Токио, а в Москве.
В 1932-1935 гг. советскую военную разведку преследовали провалы. Несмотря на ряд достижений, в целом результаты деятельности Разведупра были неудовлетворительными. Провалы и аресты агентуры следовали один за другим. Проблемы были не столько из-за деятельности контрразведок стран Европы, Америки и Азии, сколько в низком уровне исполнительской дисциплины, слабой подготовке нелегалов и сотрудников, работавших под легальным прикрытием. Нельзя сказать, что деятельность Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ-НКВД была более успешной. Но Сталину было выгодно считать так.
В 1935-1937 гг. разведку сотрясали чистки и увольнения. Людей Берзина массово арестовывали, и они исчезали в застенках НКВД. Для Зорге все эти события имели непосредственное значение. Начался поиск компромата на иностранных коммунистов, людей с польскими, латвийскими, эстонскими, финскими и немецкими фамилиями.
Летом 1937 года кадровики Разведупра составили на Рихарда характеристику. Начиналась она констатацией того, что он был членом троцкистско-бухаринских контрреволюционных групп и не разоружился перед партией. Далее излагался его послужной список, где особо были отмечены недочеты в работе в Англии, США, скандинавских странах и в Китае. Вывод был однозначным: “доверием не пользуется, агентурной работой за кордоном (сохранен стиль документа – авт.) заниматься не может. Предлагается отозвать из Японии”.
Теперь на нем висело клеймо не только троцкиста-бухаринца, но и выдвиженца “предателя” Берзина. Дополнительным отягчающим обстоятельством являлось то, что Зорге дружил с двумя разведчиками – Вальтером Кривицким и Игнатием Райсом (“Людвиг”). Оба стали невозвращенцами. Вальтер Кривицкий выступил в Вашингтоне перед комиссией Сената, где рассказал о деятельности советской разведки в Европе. Написал также разоблачительную книгу “Я был агентом Сталина”. Игнатий Райс решил перейти к троцкистам. Из-за неосторожности последнего его выследили агенты НКВД и недалеко от швейцарского города Лозанна убили. По распоряжению тогдашнего начальника Разведупра С. Генина на Зорге заводится дело-формуляр о его преступной деятельности.
Знал ли обо всем этом Зорге? В деталях, конечно, нет. Но о многом догадывался. На предложение вернуться ответил отказом, обосновывая это сложностью обстановки. Москве пришлось согласиться, так, в тот момент группа Зорге оказалась единственной действующей в Японии. Остальные были либо разгромлены японской контрразведкой, либо их деятельность была свернута во избежание провала. Однако финансовое содержание группы было практически прекращено. Недоверие Зорге переживал очень тяжело. Именно в это время он начинает сильно пить.
Иностранные журналисты в Токио чаще всего собирались в редакции телеграфного агентства “Домэй Цусин”. Все чаще Зорге видели в обществе военных атташе американского и английского посольств. Как выяснилось уже после войны, некоторые доклады и аналитические работы Зорге часто попадали в Государственный департамент США и английский Форин офис. В дружеских отношениях Зорге был и с послом США в Японии Гроувом. Ни для кого в Токио не было секретом, что посол Гроув до назначения в Токио заведовал разведывательными подразделениями Государственного департамента. Все это в дальнейшем не укрылось от японских следователей.
(Продолжение следует)

Кто вы, доктор Зорге?
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Люди

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.