Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Кремль признает диверсификацию только по-российски

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 09 июля 2013

Именно поэтому Россия пытается торпедировать строительство железной дороги Баку-Тбилиси-Карс

Президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что завершение строительства железной дороги Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку откладывается на два года. “Вместо того, чтобы строительство завершилось в этом году, как это планировалось, к сожалению, оно будет отложено на два года”, – заявил М.Саакашвили на встрече с бывшими дипломатами в понедельник, 8 июля. Об этом сообщает “Туран”.
По его словам, это опасно для Грузии, так она может потерять свою функцию регионального центра. “Завершение железной дороги и порта в Лазика означало, что грузооборот во время вывода американских войск из Афганистана пришелся бы на Грузию”, – отметил М.Саакашвили. Президент заявил, что Грузия упустила этот шанс своей “осознанной” политикой, добавив, что железная дорога Баку-Тбилиси-Карс имеет историческое значение.
“Из-за того, что в финансировании имеют место серьезные помехи, с азербайджанской стороной возникло много неопределенных вопросов. Я предполагал, что в этом году торжественно завершу свой президентский срок окончанием строительства этой великой железной дороги, которая соединила бы Грузию с Европой. Эта железная дорога обладает огромной стратегической и жизненной важностью. В этом году железная дорога не может быть завершена, и, как я убедился, она не будет закончена и в будущем году. Это означает, что мы потеряли афганские грузы, которые будут отправляться с будущего года и которые имели решающее значение для экономического роста Грузии. Было бы создано большое количество бизнеса”, – заявил он.
Однако интенсивные разговоры об открытии “грузино-российской железной дороги, проходящей через Абхазию”, – работа против времени, поскольку “сейчас Россию устраивают помехи в строительстве этой железной дороги (Баку-Тбилиси-Карс)” и срочное открытие абхазского участка железной дороги, “чтобы практически создать плацдарм на Кавказе”.
Как отметил М.Саакашвили, “это очень серьезная и грязная игра вокруг Грузии”. “Я не хочу, чтобы правительство Грузии, кто бы его ни представлял, играло в эту игру”, – отметил он.
Прежние власти страны, представители партии М.Саакашвили “Единое национальное движение”, планировали строительство нового города Лазика, а также порта Лазика у берегов Черного моря. После парламентских выборов 1 октября 2012 года, когда победила коалиция грузинского миллиардера Бидзины Иванишвили “Грузинская мечта”, новые власти не сочли целесообразным это строительство.
Проект создания железнодорожного транспортного коридора БТК включает строительство железнодорожной ветки Карс-Ахалкалаки протяженностью 98 км, из которых 68 км приходится на долю турецкой, 30 км – грузинской территории. На строительство и реконструкцию грузинского участка железной дороги БТК Азербайджан выделил Грузии льготный кредит на общую сумму в 775 млн. долларов.
На прошлой неделе премьер-министр Грузии Б.Иванишвили заявил, что темпы строительства железнодорожной магистрали Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку значительно ускорятся. Данный вопрос имеет несколько очень важных составляющих. Во-первых, коррупционную. Строительство железной дороги БТК за несколько лет “подорожало” – с 200 млн. до 800 млн. долларов, то есть в четыре раза. И это при том, что в течение последних пяти лет – с 2008 года – мировая экономика пpебывает в застое. Таким образом, пpисутствует самый важный фактор, способный остановить удорожание подобных проектов.
Надо же иметь совесть. Все и везде воруют. Но не настолько. Первоначально стоимость проекта составляла 422 млн. долларов, из них 202 млн. долларов должны были быть направлены на строительство грузинского участка, 220 млн. долларов – турецкого. И это при том, что турецкая часть в два с лишним раза длиннее грузинской. Хотя ради справедливости надо отметить, что проект предусматривал реабилитацию-реконструкцию линии Ахалкалаки-Марабда (160 км) в Грузии.
Строительство 1 км высокоскоростной железной дороги типа LGV стоит от 2 до 6 миллионов долларов. Это в зависимости от страны. Например, в таких странах, как Россия, где-то в два-три раза дороже, чем в Европе. Кстати, первоначально примерно половину этой суммы, то есть почти 100 млн., предполагалось потратить на реконструкцию линии Ахалкалаки-Марабда. Таким образом, считалось, что стоительство гpузинской части самой железной дороги обойдется всего в 100 млн. долларов, то есть 3 млн. долларов за километр. Вполне по-божески.
Получается, затраты увеличились в четыре раза. Реконструкция и стротельство обошлись по 400 млн. долларов. Получается, что строительство каждого километра железной дороги БТК по территории Грузии обошлось Азербайджану почти в 13 млн. долларов.
Честно говоря, Грузия ничего не потеряла. Кредит предоставлен Азербайджаном, если не ошибаюсь, на 25-30 лет из расчета 1 процент годовых. Это более чем беспроцентный кредит с учетом уровня инфляции. То есть реально Грузия вернет намного меньше, чем 800 млн. долларов.
Таким образом, куда бы ни потратила грузинская сторона “лишнюю” часть этого кредита, она окажется в выигрыше. Ведь в любом случае даже через коррупционные схемы эта “лишняя” часть пойдет на развитие грузинской экономики.
Во-вторых, это дело, безусловно, имеет и политические составляющие, значение которых, как мне кажется, хотят преуменьшить некоторые грузинские и российские политологи, комментирующие заявление М.Саакашвили.
Президент Грузии склонен драматизировать и принимать слишком близко к сердцу буквально все события, так или иначе связанные с проектом железной дороги Баку-Тбилиси-Карс. Такое мнение в беседе с корреспондентом ИА Regnum выразил эксперт, ректор Дипломатической академии Сосо Цинцадзе, комментируя заявление грузинского президента о том, что помехи в строительстве ж/д Баку-Тбилиси-Карс устраивают Россию. При этом Цинцадзе называет реакцию М.Саакашвили закономерной, поскольку президент Грузии считает указанный проект своим детищем.
“Я слишком долго прожил на свете, чтобы всерьез воспринимать заявления уходящих руководителей. Проект железной дороги Баку-Тбилиси-Карс столкнулся с накладками технического, организационного и прочих характеров, что нормально. Не думаю, что такому крупному проекту на завершающей стадии может всерьез что-то угрожать. Рано или поздно проблемы будут решены, но М.Саакашвили реагирует на них в несколько ином ключе”, – заметил эксперт, выразив уверенность, что проект ж/д не идет вразрез с интересами России в регионе, а мнение президента слишком эмоционально.
В целом С.Цинцадзе отметил, что заявления М.Саакашвили, в том числе и это, не отдают новизной, а в конкретно рассматриваемом случае частично напоминают цирк. “История нас учит, что России удавалось обращать в свою пользу такие региональные инициативы, которые, казалось бы, изначально были задуманы ей во вред. Если Москва сделает все возможное, чтобы фундаментально улучшить отношения с Грузией, а со стороны Грузии будет иметь место прагматичный, а не пафосно-эмоциональный подход, то, я уверен, решение возможно, а проект Баку-Тбилиси-Карс будет служить интересам и Тбилиси, и Москвы. Это уже искусство дипломатии, искусство возможного. Между двумя странами накопилось слишком много общего. Просто сторонам нужен какой-то Modus Vivendi в вопросах Абхазии и Южной Осетии, после чего все подводные рифы в отношениях окажутся гораздо меньшими”, – сказал С.Цинцадзе.
В продолжение своей мысли он заметил, что, хотя на грузинской политической арене все еще присутствуют радикальные антироссийские силы, “прагматика и реализм на стороне людей, ожидающих улучшения отношений с северным соседом”.
Координатор рабочей группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Александр Скаков в беседе с ИА Regnum касательно железной доpоги Баку-Тбилиси-Карс указал, что у России есть на несколько порядков более важные проблемы, чем горизонтальные шпалы в Закавказье. “Это не тот вопрос, которому Москва будет уделять серьезное внимание. Да и сам проект строительства этой ж/д вполне оправдан, так как в Закавказье имеется дефицит транспортных путей сообщения. Этот же дефицит говорит о том, что строительством одной железнодорожной ветки (в данном случае восток-запад) не обойтись, будут ветки север-юг. Одним словом, все нормально, никаких причин для ревности или злорадства Москвы нет и в помине”, – резюмировал он.
Безусловно, М.Саакашливи драматизирует ситуацию. Но не очень сильно. Драматизирует, так как вряд ли на самом деле сегодня можно добиться торпедирования реализации проекта БТК. Думаю, что БТК будет готов к моменту начала процесса вывода натовских войск из Афганистана. Но это совсем не означает, что подобных попыток по торпедированию реализации этого проекта нет и быть не может. Наоборот…
Второе. В корне не согласен с господитом Цинцадзе по поводу того, что России удавалось обращать в свою пользу такие региональные инициативы, которые, казалось бы, изначально были задуманы ей во вред. Короткая память дипломата может иметь фатальный исход для государства. Наверное, такие важные региональные проекты, как трубопроводы Баку-Тбилиси-Джейхан и Баку-Тбилиси-Эрзурум, которые обеспечили энергетическую безопасность и независимость Грузии в самые трудные годы разрыва отношений с Россией, в конечном счете оказали услугу Кремлю в реализации региональных геополитических замыслов. Естественно, в первую очередь в отношении Грузии. Можно заигрывать с Россией. Но не настолько…
Третье. Кремль выступает против реализации любых проектов по диверсификации транспортно-коммуникационных маршрутов в обход России. Могу напомнить то, как в штыки воспpинимался Баку-Тбилиси-Джейхан.
К примеру, можно вспомнить заявления заместителя министра энергетики России Владимира Станева в 2002 году о том, что ОЭТ “очень просто оценивать политикам и очень сложно – профессионалам, так как показатели по проекту закрыты, и нам не предоставляются”.
Тогда Станев в ходе Евразийского экономического саммита подверг сомнению целесообразность строительства нефтепровода БТД. По его словам, основным фактором, влияющим на решение о строительстве данного нефтепровода, является реализация политических интересов, и в минимальной степени экономических. Стоимость прокладки нефтепровода составляет 2,9 млрд. долларов, но при этом неясны источники финансирования проекта, подчерккивал он.
Заместитель министра энергетики России отмечал, что данный трубопровод рассчитан на заполнение нефтью с трех крупнейших азербайджанских месторождений в период пика добычи. Так что, по его словам, остальные производители могут допускаться к трубе только в период наращивания добычи, а потом спада. Тем не менее, считал В.Станев, пока нет информации о будущих объемах и графике роста прокачки по ОЭТ нефти с месторождений “Азери” и “Гюнешли” в Азербайджане. Так что “неясно, как нефтепроводом смогут воспользоваться другие компании, работающие в регионе”, утверждал он. Причем, по его мнению, это касалось не только российских компаний, но и казахстанских. Кроме того, утверждал В.Станев, нефтепровод должен был пройти через ряд государств с нестабильной обстановкой, что создаст и политические риски.
Напомню, что в те же дни заместитель министра энергетики РФ В.Станев уже в Баку, на заседании азербайджано-российской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству заявил, что Россия может увеличить пропускную способность нефтепровода Баку-Новороссийск до 18 млн тонн. нефти в год. Мол, необходимые капитальные вложения для увеличения мощности магистрали Баку-Новороссийск готова осуществить компания “Транснефть” под гарантии поставок нефти.
Вот тогда наш ГНКАР ответила оперативно на эти выпады замминистра. В ГНКАР заявили, что “Госнефтекомпания Азербайджана разослала всем заинтересованным компаниям пакет документов по проекту строительства Основного экспортного трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Кроме того, специально для российских компаний LUKOIL и ЮКОС неоднократно проводились презентации, на которых представители спонсорской группы подробно информировали специалистов компаний о будущем нефтепроводе”. И, да, Баку-Тбилиси-Джейхан был построен и успешно функционирует…
Точно так же Россия выступала против Южного энергетического коридора, частью которого был газопровод. И сегодня российские эксперты ставят под сомнение возможность создания Южного энергетического коридора. Проект NABUCCO был изначально обречен хотя бы по той причине, что его основные акционеры не являлись одновременно разработчиками каспийских месторождений. Об этом в интервью корреспонденту ИА REGNUM 28 июня заявил главный редактор журнала “Проблемы национальной стратегии России” Аждар Куртов, комментируя информацию о том, что Азербайджан предпочел NABUCCO для поставок газа в европейском направлении конкурирующий с ним проект Трансадриатического газопровода (TAP).
Что касается Трансадриатического газопровода, то, по его мнению, пока что его сырьевая база – азербайджанское каспийское месторождение “Шахдениз”. Это крупное месторождение, отметил он, однако добавив, что когда сырьевой базой для газопровода с достаточно большой протяженностью выступает всего одно месторождение, то это уже уязвимый проект. Как считает эксперт, если Шахдениз будет единственной базой для TAP, то мощность данного газопровода не превысит 15-16 млрд. кубометров в год.
“В этом случае теряется большая часть геополитической целесообразности и заинтересованности стран Западной и Центральной Европы в получении газа из каспийского бассейна. Такие объемы незначительны для того, чтобы говорить о каком-то геополитическом успехе. Поэтому можно предположить, что попытки проложить по дну Каспийского моря так называемый Транскаспийский газопровод будут продолжаться”, – подчеркнул А.Куртов.
Чтобы торпедировать реализацию данного проекта, Россия заявляла о готовности закупить весь азербайджанский газ, притом по мировым ценам. Но Азербайджан не попался на эту удочку.
Россия открыто пытается также торпедировать реализацию проекта по строительству Транскаспийского газопровода. Буквально недавно постоянный представитель РФ при ЕС Владимир Чижов в интервью РИА “Новости” в очередной раз озвучил официальную позицию России. “Каспийское море мы называем морем только условно, ведь на самом деле это озеро. Поэтому на него не распространяется действие Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. А отдельной конвенции о правовом статусе Каспийского моря нет. В 2007 году лидеры пяти стран, выходящих на Каспий – Азербайджана, Туркменистана, Казахстана, России и Ирана – договорились, что все крупные решения по бассейну Каспия должны приниматься консенсусом. Естественно, Транскаспийский газопровод является таким проектом”, – считает российский дипломат.
Следовательно, договоренности Евросоюза с Азербайджаном и Туркменистаном, и получение мандата Еврокомиссии на переговоры по проекту прокладки газопровода, мягко говоря, не приветствуются Россией.
“Поведение наших коллег из Азербайджана и Туркменистана я оставлю на их совести. Мы с ними, естественно, ведем разговор по этому поводу”, – отметил В.Чижов.
Напомним, что Россия и Иран выступают категорически против данного газопровода и мотивируют свое несогласие с проектом слишком большими экологическими рисками для акватории Каспийского моря. Впрочем, вне зависимости от возражений России и Ирана, в феврале этого года министр промышленности и энергетики Азербайджана Натик Алиев заявлял, что в рамках проекта Транскаспийского газопровода уже готовятся межправительственные документы и соглашения, которые должны быть подписаны президентами Азербайджана и Туркменистана, а также главой Европейской комиссии.
Эксперты предполагают, что если будут решены все политические и экономические разногласия между Туркменистаном и Азербайджаном, предоставлены соответствующие гарантии о выделении территории для строительства Транскаспия и оговорен объем поставок туркменского газа, то к 2018-2019 гг. проект строительства Транскаспийского газопровода по дну Каспия начнет воплощаться в жизнь.
Тут Россия перешла все возможные границы, притом в демонстрации полной алогичности собственной позиции. Оказывается разработка морских месторождений, притом со стороны всех прибрежных государств, не является крупным проектом, а вот строительство газопровода – это просто бомба замедленного действия для экологии Каспия. И, наконец, Баку-Тбилиси-Карс. Это проект по транспортировке грузов из Азии и Европы, притом сухопутным путем, что особенно бесит Кремль, через территорию постсоветского пространства в обход России. Это новый БАМ, но, в отличие от российского проекта, вполне рентабельный и эффективный. И Россия не может подключиться к этому проекту, существование котоpого ничего хорошего России не обещает ни экономически, ни геополитически. Это еще один фактор, способствующий снижению российского влияния в Средней Азии. Одним словом, Кремль только за диверсификацию маршутов исколючительно по-российски.
Четвертое. Любое торможение строительства БТК – это удар по международному имиджу президента Азербайджана. По той простой причине, что именно президент Азербайджана был автором инициативы и последовательным сторонником по строительству этой железной дороги.
И, наконец, пятое. И в Тбилиси, и в Баку есть силы, считающие, по тем или иным причинам, политически целесообразным некоторое торможение строительства БТК. Как удалось выяснить из информированных дипломатических источников в Анкаре, в Баку некоторые круги в правящей элите пытаются увязять этот вопрос с проблемой воспроизводства власти, а точнее, с обеспечением благосклонности Кремля к этому процессу. И тут все очень просто.
Россия рассматривает перспективу вывода натовских войск посредством БТК как реальную угрозу появления западного, и прежде всего, американского военно-политического присутствия на Южном Кавказе. А эта перспектива лишит Россию возможности использования силового присутствия на Южном Кавказе в качестве рычага влияния на страны региона. А других серьезных рычагов у России нет…

Кремль признает диверсификацию только по-российски
оценок - 9, баллов - 4.56 из 5
Рубрики: Политика

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Оганес

    Обзор и анализ хороший.

    Thumb up 0 Thumb down 0