Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Король умер, да здравствует король!

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 19 июля 2013

Когда идея “Южного газового коридора” впервые появилась на повестке дня в энергетической политике ЕС, Nabucco рассматривался как крупнейший трубопровод, имеющий своей целью обеспечить транспортировку газа из Каспийского бассейна на европейский рынок. Тем не менее, королевский проект, занимавший умы политиков целое десятилетие, был с легкостью снят с повестки дня, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Вместо него TAP, изначально рассматриваемый как менее значимый и не подающий больших надежд проект, узурпировал трон Nabucco. Данный анализ разъясняет факторы, приведшие к конечному выбору TAP вместо Nabucco West.
Существуют различные мнения касательно основных причин, повлиявших на окончательное решение, принятое консорциумом “Шахдениз”. Некоторые эксперты подчеркивают важность коммерческой целесообразности проекта, его технической и инфраструктурной готовности. По словам Де Винсенти, младшего министра Министерства промышленности Италии, TAP обыграл Nabucco West в семи из восьми критериев, таких, как рыночные возможности, сроки, масштабируемость, удобство управления, доступное финансирование, качество проекта и транспарентность (Reuters, July 01, 2013). Данный анализ предлагает рассмотрение решения консорциума “Шахдениз”, основываясь на двух главных аспектах: политическом и экономическом.

Почему Nabucco потерял свой трон?
Политические причины
Политический фактор оказал немаловажное влияние на продвижение проекта TAP и его последующий выбор. С политической точки зрения наиболее важным фактором для поставщика, а именно Азербайджана, было избежание возможного ухудшения отношений с Россией. Это отражается в решении о продаже газа в Европу через газонасыщенные и довольно диверсифицированные рынки Греции и Италии, а не Болгарии, которая на 100% зависит от поставок российского газа.
“Россия, а точнее, “Газпром”, кажется, удовлетворена решением, так как она смогла удержать контроль на рынках стран, зависимых от России и охватывающих огромное пространство от Болгарии до Германии, в котором находится около 130 миллионов потребителей, а также рынок северной Италии и южной Германии, которые ориентированы на проект “Южный поток” (Natural Gas Europe, July 01, 2013).
При всем этом Азербайджан также не проиграл в коммерческом плане, так как объемы ежегодных поставок газа по проекту TAP равносильны предполагаемым объемам поставок газа по Nabucco West (10 млрд. куб. м/год). Отдав предпочтение проекту TAP, консорциум “Шахдениз” и Азербайджан как страна – поставщик газа избежали столкновения интересов с Россией. Таким образом, политические интересы Азербайджана были сохранены не в ущерб его коммерческим целям.
Другим важным фактором, достойным внимания, является прямая связь между акционерами TAP и консорциумом “Шахдениз”. Statoil имеет 42% и 25,5% акций в TAP и “Шахдениз” соответственно. Кроме того, BP после своего отказа в содействии SSEE твердо решила поддержать TAP. Принимая во внимание вышеуказанные факты, окончательное решение по выбору TAP было обусловлено поддержкой двух энергетических гигантов и, следовательно, не должно считаться сюрпризом. В этой связи следует также подчеркнуть влияние России на основных акционеров консорциума “Шахдениз II” (в основном BP и Statoil), обладающих значительной долей на российском рынке и имеющих финансовые интересы в России. “Например, после утилизации $ 4,9 млрд. денежных средств от ТНК-ВР для заполучения акций “Роснефти” BP стала вторым по величине акционером после российского государства. Тесные связи ВР с “Роснефтью” позволяют ей продолжать изучать и использовать энергетические ресурсы страны, в том числе в Арктическом регионе. BP получила 12,8 процента “Роснефти” и по сделке купила дополнительные 5,7 процента от государственного холдинга “Роснефтегаз”, не упоминая 1,25 процента акций, которыми она уже владела” (Hurriyet Daily News, July 01, 2013). Таким образом, приняв во внимание сложившиеся деловые отношения, можно было предположить, что BP вряд ли была бы готова поставить под угрозу свои позиции в России. Также было бы наивно предполагать, что Москва не оказывала давление на Statoil с целью принятия им “правильного” решения во время процесса отбора. “Statoil начала функционировать в России с конца 1980-х. Компания имеет 24 процента доли в Shtokman Development AG. Она также обладает 30 процентами доли в месторождении “Харьяга”. В целом Statoil является главным международным партнером на Ямал СПГ, обладающим 20 процентами акций и приобретшим 12,8 процента акций “Новатэка” с намерением увеличить долю обеих сторон на 19,40 процента в течение 36 месяцев” (Hurriyet Daily News, July 01, 2013). В результате всего этого сопротивление BP и Statoil касательно выбора трубопровода TAP (рассматриваемого Россией в качестве наименьшего из двух зол), как и ожидалось, отсутствовало. Несмотря на то, что любой проект, подрывающий монополию России на поставку газа на рынки Юго-Восточной Европы, принимается российской стороной в штыки, TAP стал своего рода компромиссом для России, потому что 10 млрд. кубометров в год не могут повлиять на рынок который прежде всего существенно не зависит от российского газа и является довольно диверсифицированным.
Последним, но не менее важным фактором является отсутствие поддержки ЕС, который симпатизировал Nabucco с самого начала выбора данного маршрута, но занял нейтральную позицию в решающие месяцы гонки. 21 июня президент Азербайджана Ильхам Алиев посетил Брюссель для обсуждения вопросов, также включающих в себя выбор окончательного маршрута для поставки Каспийского газа в Европу. Как показало развитие событий, в конечном счете ЕС продемонстрировал свое согласие с выбранным маршрутом. Помимо формальной поддержки, TAP была предоставлена практическая поддержка, когда ЕС присвоил проекту статус “Проект, представляющий общий интерес (PCI)” (Inosmi, June 24, 2013). Статус PCI создает оперативные процедурные возможности для получения разрешений на осуществление проектов (Италии и Греции в случае TAP).
Экономические аспекты
Поскольку стоимость добычи газа со второй стадии месторождения “Шахдениз” может увеличиться, для поставщиков вопрос гарантии нетбэка становится судьбоносным (цены на газ с вычетом транспортных расходов). “Согласно официальной позиции ГНКАР, тарифы на транспортировку газа играют важную роль в процессе принятия решений” (Zerkalo, July 01, 2013).
Президент ГНКАР Ровнаг Абдуллаев также отметил значительную роль коммерческих интересов. На вопрос о политических предпочтениях решения, он ответил следующим образом: “Несмотря на существование политических факторов, коммерческий интерес являлся приоритетным”. (ANSpress, July 01, 2013). В связи с тем, что цены на газ относительно высоки на греческом и итальянском рынках по сравнению со странами Nabucco West, а транспортные расходы относительно низки, победа ТАР была весьма ожидаема.
Помимо этого, одним из важных факторов являются предварительные переговоры о соглашениях по продаже газа (GSA). Как заявил Алистер Кук (вице-президент BP-Азербайджан). “европейские покупатели (из 5 стран) хотят заполучить азербайджанский газ в 3 раза больше вместимости самого трубопровода (имеется в виду первый этап – 10 млрд. куб м/год). В настоящее время переговоры с греческими и итальянскими компаниями почти завершены, объемы экспорта газа согласованы.” (Zerkalo, June 28, 2013).
Поскольку информация о первичных результатах переговоров была представлена на суд жюри незадолго до окончательного выбора, TAP получил практические преимущества (в дополнение к уже указанным) на финишной прямой.
Возможно, окончательным фактором, способствовавшим победе TAP, стала покупка DESFA со стороны ГНКАР накануне принятия решения. “Азербайджан преуспел в приобретении значительных активов в Греции, купив 66 процентов оператора DESFA” (Hurriyet Daily News, July 01, 2013).
Следовательно, роль приобретения DESFA не должна быть недооценена в выборе TAP. “Несмотря на то, что консорциум TAP будет строить совершенно новый трубопровод через Грецию и Албанию, и по дну Адриатического моря, внутренние греческие трубопроводы DESFA имеют важнейшее значение для дальнейших планов консорциума “Шахдениз”, а именно для транспортировки газа из стран-участниц проекта TAP в соседние балканские страны” (Natural Gas Europe, July 02, 2013).
Борьба за приобретение греческого оператора системы передач играет не последнюю роль в определении победителя. Поэтому следует отметить основные тенденции и этапы этой борьбы. После объявления тендера “Газпром” стал основным кандидатом на DEPA, а его дочерняя компания Sintez конкурировала с ГНКАР по DESFA. Тем не менее, последнее слово было предоставлено Комиссии ЕС, которая выразила свою твердую позицию по реализации Третьего энергетического пакета (ТЭП), что представляло угрозу для “Газпрома”, который был уже обременен целым рядом расследований и судебных процессов. Следовательно, аукцион закончился из-за отсутствия конкурентов, потому что “Газпром” и “Синтез” отказались от участия. “Эти изменения также отражают умелое превращение TAP из проекта, в первую очередь предназначенного для снабжения газом насыщенного итальянского рынка, в проект, который будет поставлять газ на Балканы через Ионическо-Адриатический газопровод (IAP), а также на основные рынки Западной Европы. Сигналы от Флюксис – оператора трубопровода, имеющего доступ к рынкам Германии, Франции, Бельгии, Нидерландов и даже Великобритании, войти в консорциум TAP все больше поддерживают эту стратегию” (Natural Gas Europe, July 02, 2013).
“TAP и греческий оператор системы передач природного газа, DESFA, подписали соглашение о сотрудничестве для заключения соглашения о технической эксплуатации и обслуживании греческого участка трубопровода TAP. Прочие совместные мероприятия будут включать в себя обзор интерконнекторов с системой DESFA для дальнейшего повышения надежности поставок и технического сотрудничества” (Natural Gas Europe, July 04, 2013).
Так как Азербайджан обязан гарантировать поставки природного газа на Западные Балканы, контроль над интерконнекторами имеет большое значение в этом отношении.
Таким образом, как видно из данного анализа, политический фактор сыграл огромную роль в окончательном выборе проекта TAP. В то же время политический аспект не противоречил с коммерческой целесообразностью выбранного трубопровода. Исходя из этого, можно смело утверждать, что выбор TAP вместо Nabucco West заключает в себе наименьший политический риск и может в то же самое время принести наилучшие коммерческие выгоды.

Король умер, да здравствует король!
оценок - 4, баллов - 4.75 из 5
Рубрики: Политика

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • В абзаце, который начинается со слов: “Statoil начала функционировать…” вместо Статойл должно быть название французской компании ТОТАЛЬ

    Thumb up 0 Thumb down 0