Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Когда журналисты независимы, общество живет лучше”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 19 июля 2013

Рэнди Ковингтон: "Если власти начинают финансировать журналистов, наступает время, когда журналисты перестают всерьез задумываться о правде"

Когда журналисты независимы, общество живет лучшеГость “Армейского зеркала” – профессор Университета Южной Каролины США Рэнди Ковингтон (Randy Covington), который недавно преподавал этику медиа в школе журналистики при Институте общественных связей Грузии (GIPA). В нашем разговоре мы затронули проблемы региональных медиа, ситуацию в сфере военной журналистики и социальных медиа, и др. Напомним, что наш собеседник является автором всемирно известной профессиональной учебно-тренировочной инициативы Newsplex.
- Господин Ковингтон, в чем, по-вашему, заключается основная роль медиа в обществе?
- Чем больше усложняется общество, тем больше становится роль медиа. Роль медиа заключается не только в том, чтобы информировать среднестатистического читателя, например, о бюджетных расходах, а в том, чтобы вообще говорить о том, что происходит, что важно, что хорошо или плохо.
- Что вы можете сказать о ситуации с медиа в странах Южного Кавказа?
- В этом вопросе я, конечно же, не эксперт. До сих пор мы в США приняли всего две группы из Азербайджана. И это мой первый визит в регион. Я пришел к выводу, что журналисты здесь умные. Однако журналистика, особенно в Грузии, все еще находится на начальном уровне. К такому выводу я пришел, читая в Тбилиси газеты на английском языке. Возможно, ситуация с грузиноязычной прессой иная. К примеру, я вижу, что здесь журналист идет на пресс-конференцию и освещает мероприятие и новость дня. Но он не переходит на следующий этап, не задает очевидные вопросы. Но я верю, что это пройдет. Я смотрю на своих студентов и говорю, что они очень энергичные, и я надеюсь, что мы сможем повысить стандарты, и уровень журналистики может быть еще лучше.
- Вы рассказали о медиа в Грузии. А что можете сказать об азербайджанской и армянской медиа?
- Честно говоря, я не знаком с нынешней ситуацией в области медиа в этих странах. Иногда мои студенты, выполняя задания, сбрасывали мне ссылки, я видел, что там есть статьи на армянском и азербайджанском, но, безусловно, не понимал их содержание. Однако я ознакомился с Правилами этики медиа Азербайджана и Армении на английском языке и считаю, что они оба хороши. Однако большинство пунктов слишком общие.
- Какие недостатки вы бы выделили?
- Правила этики Азербайджана не являются конкретными. Эти правила могли бы быть более конкретными, что помогло бы журналистам в их деятельности. В то же время случается и так, что более конкретные этические правила в определенных ситуациях не могут помочь журналистам. Поэтому я считаю более важным развивать независимую культуру медиа, основанную на ценностях человека.
- Как вы относитесь к журналистским расследованиям?
- Иногда исследовательскую журналистику представляют как нечто особенное. Да, в этом деле есть и специалисты, но я каждое событие рассматриваю именно через призму журналистского расследования. После каждой пресс-конференции требуется продолжить тему, ознакомиться с мнением противоположной стороны, выяснить, что правда, а что нет, как это все может повлиять на людей, каким может быть продолжение и т.д..
Наблюдая за тем, как работают журналисты в Грузии, я не заметил, чтобы здесь стремились проследить за развитием событий.
- На днях азербайджанские власти собираются выдать более 100 журналистам квартиры. А несколько лет назад азербайджанские власти создали специальный фонд по поддержке медиа, и эта организация оказывает финансовую поддержку прессе. Может ли пресса оставаться в таких условиях независимой?
- Эта новость стала для меня неожиданной. Если подойти с гуманитарной точки зрения, я могу понять важность обеспечения журналистов с низкой зарплатой квартирами. Однако находиться в такой тесной связи с властями – это очень плохой прецедент! И вовсе не потому, что мы враги или у нас разные цели. Общество, в котором есть свободная и независимая пресса, функционирует еще лучше. Когда журналист получает у властей деньги, обеспечивается бесплатной квартирой, обладает льготами, у него пропадает желание задавать жесткие вопросы. Я сторонник того, чтобы журналисты хорошо зарабатывали. Но зарабатывать так – это плохая идея.
- Дело в том, что положение прессы в Азербайджане не очень хорошее. Рекламы в газетах, можно сказать, нет, а зарплаты журналистов низкие. Что в такой ситуации могут сделать медиа?
- Вы задаете очень непростой вопрос, и мне сложно говорить о ситуации в Азербайджане. Но я могу говорить в общем. Если подойти к этому вопросу с исторической точки зрения, то мне больше нравится, когда журналист создает свою собственную продукцию, а не получает деньги от государства. Нигде в мире я не видел пример того, как журналист, работающий с властями, хорошо служил интересам общества. Исходя из своей 30-летней журналистской практики, могу сказать, что общество живет лучше, когда журналисты независимы.
Что касается вашего вопроса о финансировании медиа, то я скажу, что жизнеспособность медиа зависит от рекламы, и так во всем мире. И это весьма эффективно. В этом процессе может понадобиться и помощь третьей стороны – я имею в виду помощь от НПО и других организаций.
Но все же я считаю, что если власти начинают финансировать журналистов, наступает время, когда журналист перестает серьезно задумываться о правде. Это может и не быть так, как это происходит в Китае, где китайские власти сами определяют, что будут писать журналисты. Однако проблема самоцензуры намного шире, нежели проблема государственной цензуры. Думаю, журналист, финансируемый государством, со временем становится более разборчивым в своих мыслях и высказываниях о властях.
- Существует ли что-то подобное в других странах мира?
- В странах с развивающейся экономикой рекламные прибыли медиа также развиваются. У них также имеются доходы от оборотов. Даже в бедных странах Латинской Америки и в Индии есть очень сильные газеты. Думаю, они могут послужить примером. Возможно, существуют и региональные различия. В странах с коммунистическим прошлым, где не было свободной прессы и вся жизнь регулировалась со стороны государства, невозможно все изменить за одну ночь. Я уверен, что умные люди найдут способ зарабатывать деньги на медиа, так как это очень сильный инструмент и это видно по опыту многих стран мира.
- Наш следующий вопрос касается военной журналистики, или журналистики, специализирующейся в военной сфере. Как вы считаете, как такая журналистика должна работать, учитывая фактор военной тайны?
- Это интересный вопрос. Мы работали с военными США и НАТО, и в процессе этой работы были выявлено немало талантливых журналистов. Работая с Департаментом обороны США, я имел возможность наблюдать определенные процессы, связанные с ролью журналистов и медиа в военном вопросе. Я был в офисе Военно-воздушных сил в Пентагоне и там был генерал, ответственный за общественную работу. Он не мог смотреть в Youtube. Люди ставили в Youtube видео о ВВС, они набирали множество просмотров, а у него не было возможности увидеть все это в своем офисе. В некоторых комментариях ВВС критиковали. Армия меняется, как и само общество. Там по-прежнему много правил, к примеру, в Пентагоне ты не сможешь смотреть Youtube в любое время. Однако с другой стороны в армии есть умные люди, которые понимают силу социальных сетей и могут оценить пользу журналистики. В гражданской и военной сферах журналистика работает по различным правилам.
- Эксперты говорят, что власти, которые проводят военные реформы, должны периодически информировать об этом медиа, то есть между сторонами должны быть установлены отношения тесного сотрудничества. Что вы об этом думаете?
- Да, думаю, военным очень важно сохранять секретность в определенных вопросах. Однако для того, чтобы сохранять сведение в секретности, нужны обоснованные причины. Если закупается какое-то оружие, выделяются средства – в таких вопросах необходимо участие общества. Думаю, информирование медиа и общества хорошо для всех. Пентагон для освещения новостей создает блоги и сети. Создаются условия для блоггеров, чтобы они, например, могли брать интервью у офицеров в Афганистане, Ираке и т.д.. В результате этого качество работы военных журналистов улучшилось, так как военные блоггеры понимают события еще лучше. Все привело к тому, что в традиционных медиа военные темы стали освещаться более грамотно.
Я вспомнил один случай. Пентагон выпустил первую группу военных блоггеров. Это стало большим событием, и эти блоггеры стали работать на Пентагон. В самом Пентагоне решили, что если они будут проводить пресс-конференцию, гражданские журналисты не поймут суть обсуждаемых тем. А блоггеры будут в состоянии достаточно хорошо понять суть вопроса, а значит более широко и доступно донести ее до читателя.
Я понимаю, что у военных есть сведения, которые необходимо держать в секрете, однако в большинстве случаев излишняя секретность вредит интересам не только общества, но и самих военных.
- Существуют ли какие-либо различия между этическими нормами военной и гражданской журналистики?
- Думаю, в своей основе они одинаковы. Каждая из них находится в поисках истины, хочет быть справедливой, желает сохранять баланс и т.д. Есть некоторые нюансы. Военная журналистика – это стратегическая коммуникация. Ты должен передать месседж. Однако есть одно обстоятельство – военные могут не говорить правду. Мы были свидетелями этого во время вьетнамской войны. Военные говорили что-то, но это не было правдой. В действительности все это наносило урон силе военных.
- Наш следующий вопрос связан с социальными медиа. Чем они отличаются от традиционных медиа?
- Социальные медиа играют достаточно разностороннюю роль. Они могут распространять фальшивые видео, дезинформацию. Это может запутать настоящих журналистов, ищущих правды и точности. Сегодня наиболее популярной социальной сетью является Facebook. Если ты военный, то не не можешь игнорировать эту огромную аудиторию. Если там проходит неточная информация, ее надо исправлять
- После революций “арабской весны” власти Азербайджана пытались ограничить деятельность социальных сетей. Почему власти так боятся социальных сетей?
- В мире происходят различные события. В том, что произошло в Турции, Эрдоган обвинил Twitter. Социальные медиа невероятно сильны, в особенности в смысле призывов к протесту. Если у тебя есть власть и полномочия, социальные медиа могут тебе противостоять. И вполне понятно, почему авторитарные режимы боятся социальных медиа. И это несмотря на то, что у них достаточно власти. Думаю, выход в том, чтобы у самой власти была своя стратегия. Эта стратегия не должна ожидать увеличения потребности в социальных медиа или наложения на них ограничений. К примеру, руководство Китая несколько лет назад также пыталось ограничить социальные медиа, но успеха в этом не добилось. Думаю, и не смогло бы.
- Хотите сказать, что никакая власть не сможет закрыть социальные медиа?
- Думаю, это невозможно. Ты не сможешь даже попытаться закрыть социальные медиа. В Египте Мубарак попытался закрыть социальные медиа, приостановить мобильную связь, и все плохо кончилось. Я бы сказал, что правительство Мубарака было достаточно эффективным, он долгое время находился у власти и был достаточно сильным, но он не смог взять под контроль социальные медиа, Facebook, и в результате произошла “революция Фейсбука”. Если мы в общем рассмотрим события в Египте, Тунисе, Турции, то увидим, как власти пыталась контролировать социальные медиа, но потерпели фиаско. В США любят говорить: лучшая защита – это нападение (The best defense is good offence). Думаю, это срабатывает и в отношении социальных медиа. В мире социальных медиа самая лучшая защита – это активное участие в ней.
- 22 июля в Азербайджане отмечается День национальной печати. Что Вы пожелаете азербайджанским журналистам?
- Я поздравляю своих азербайджанских коллег и желаю им всего наилучшего. Азербайджан – невероятная страна. Продолжайте свою деятельность. Удачи.

“Когда журналисты независимы, общество живет лучше”
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Общая

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.