Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Книга жизни писателя

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 29 декабря 2013

Книга жизни писателяОдним из последних значительных событий в культурной жизни нашего общества стало издание трехтомника народного писателя Азербайджана, председателя Союза писателей Азербайджанской Республики Анара “Литература. Искусство. Культура Азербайджана”.
Сегодня нередко оценку произведения, его художественные достоинства диктует читательский спрос, маркетинговое исследование книжного рынка. Принесет прибыль книга, купит ее читатель? Ответы на эти вопросы решают судьбу книги. Подобный меркантильный, упрощенный подход, ставящий во главу угла задачу извлечения максимальной прибыли, по моему убеждению, в большей степени ограничивает свободу творчества.
А вот что говорит по этому поводу Анар: “В наше время литературу и искусство все чаще стали оценивать по рыночным критериям. Хорошо продаваемые книги стали считаться кое-кем наиболее ценными и в художественном отношении. Как бы забыли, что есть не только непродающиеся личности, есть и непродающиеся книги, что отнюдь не умаляет достоинства и тех (людей), и этих (книг)”.
Действительно, существует такая литература, которая своими масштабами, глубиной, талантом не умещается в эти узкие рамки, ломает усредненные критерии и стереотипы оценки художественного текста.
И одним из них стал трехтомник Анара “Литература. Искусство. Культура Азербайджана” – “ЛИК Азербайджана”. Перелистывая страницы этого фундаментального труда, читатель познакомится с многообразием и пестротой духовной жизни нашего народа, с его традициями, своими корнями уходящими в седую древность, откроет для себя много нового, сможет оценить энциклопедические знания, широчайший кругозор, литературный талант, патриотизм и многолетние усилия автора.
Книга жизни писателяБлагодаря большому писательскому таланту, профессионализму Анару удалось избежать простого перечисления фактов и сухости изображения, характерных для подобных изданий. История развития культуры, искусства и литературы оживает под его пером, обретает яркие краски. События, из которых собственно и слагается история, уже не выглядят разрозненными и происходящими независимо друг от друга. Подобно драгоценным жемчужинам, они нанизаны на бесконечную нить времени.
Совершенно очевидно, что важнейшим критерием при работе над произведением были художественная новизна, актуальность, правдивость и привлекательность для читателя. Не оставлены без внимания и нравственная – гуманистическая – направленность сочинения, его эстетические ориентиры, глубина постижения явлений.
Автор блестяще осуществил все свои намерения. Во многом ему удалось это сделать благодаря тщательно продуманной, оригинальной последовательности изложения отдельных эпизодов. Каждая личность, о которой повествуется в этом труде, каждое событие, подобно деталям сложной мозаики, складывается в результате в одну полноценную картину истории нашего народа.
В первый том вошли эссе разных лет, посвященные виднейшим представителям азербайджанской литературы: Деде Горгуду, Низами Гянджеви, Имадеддину Насими, Хатаи, Физули, Вагифу, Видади, М.Ф.Ахундову, Мирзе Джалилу Мамедкулизаде, Сабиру, Гусейну Джавиду, Самеду Вургуну, Мирзе Ибрагимову, Сулейману Рустаму, Расулу Рзе, Имрану Касумову, Исмаилу Шихлы, Бахтияру Вагабзаде, Исе Гусейнову, Максуду и Рустаму Ибрагимбековым, Юсифу и Вагифу Самедоглу, Фикрету Годже, Чингизу Абдуллаеву и др.
Во второй том – эссе, посвященные азербайджанским музыкантам: Узеиру Гаджибекову, Кара Караеву, Ниязи, Фикрету Амирову, Тофику Кулиеву, Бюльбюлю, Рашиду Бейбутову, Эмину Сабитоглу, Васифу Адыгезалову, Муслиму Магомаеву, Вагифу Мустафазаде, Рауфу Абдуллаеву, Фархаду Бадалбейли, Фидан и Хураман Касимовым, Поладу Бюльбюльоглу, Франгиз Ализаде и др., художникам: Саттару Бахлулзаде, Микаилу Абдуллаеву, Расиму Бабаеву, Джаваду Мирджавадову, Таиру Салахову, Тогрулу Нариманбекову, Фархаду Халилову, скульпторам: Омару Эльдарову, Эльмире Гусейновой, Фазилю Наджафову, Фуаду Салаеву, архитекторам: Микаилу Гусейнову, Расиму Алиеву, Фуаду Сеидзаде и др., а также деятелям театра и кино: Адылю Искендерову, Мехти Мамедли, Тофику Кязимову, Шамси Бадалбейли, Вагифу Ибрагимову, А.П.Нематову, Г.А.Атакишиеву, Рамизу Гасаноглу, Тофику Мирзоеву, Расиму Балаеву, Гасану Мамедову, кинорежиссерам: Гасану Сеидбейли, Эльдару Кулиеву, Октаю Миргасымову, Тофику Исмайлову и др.
Третий том открывается большим трактатом “Право на жизнь”, жанр которого определяется как историко-философский трактат с фрагментами личных воспоминаний. В этот том включены такие разделы, как наука и культура. В раздел науки входят эссе о Гейдаре Гусейнове, Зие Бунъятове, Тофике Исмайлове, Худу Мамедове, Тофике Алиеве, Октае Эфендиеве. В раздел печати включены эссе о Насире Имангулиеве, Азаде Шарифове, Рамизе Абуталыбове, Назиме Ибрагимове, Зауре Кадымбекове и др.
В “ЛИКе” красной нитью проходят высокая оценка и благодарность Гейдару Алиеву за его неоценимый вклад в развитие культуры, литературы и искусства современного Азербайджана. А ныне эту эстафету достойно продолжает его преемник – президент Азербайджана Ильхам Гейдар оглу Алиев.
К сожалению, в рамках одной статьи невозможно даже перечислить всех замечательных людей, принадлежащих разным эпохам нашей культурной истории, свое мнение о которых выразил Анар в этом трехтомнике. Гораздо ближе для нашего понимания знаковые личности из нашего недавнего прошлого и современности. Известные имена лучших представителей нашего общества, определяющих наши моральные, нравственные и духовные ориентиры. Люди, которых автор знал лично, а со многими дружил с детства.
Мое особое внимание привлекло эссе “Город и мир Орхана Памука”, где автор пытается определить свое отношение как к неоднозначной личности турецкого писателя, так и к его творчеству. “Из турецких, восточных ингредиентов, – пишет Анар, – Орхан Памук готовит европейскую литературную пищу. Причем делает это ярко, талантливо, “вкусно”, а главное – успешно. Его романы богатством своего содержания привлекают внимание литературной элиты, а детективными сюжетами увлекают массы рядовых читателей”. Вместе с тем Анар осуждает высказывания О.Памука, касающиеся событий 1915 года в связи с так называемым “армянским вопросом”, вызвавшим острую реакцию в Турции. “Я не сомневаюсь в личных благородных побуждениях Орхана, но, объективно, подобные заявления со стороны турецкого писателя льют воду на мельницу многочисленных недоброжелателей Турции”, – пишет Анар.
Эссе завершается такими словами автора “ЛИКа”: “В любом случае, непродуманное заявление Орхана Памука привело к отчуждению писателя от своего народа”.
Через год после этого заявления, вызвавшего бурю возмущения не только в Турции, но и в Азербайджане, Орхан Памук был удостоен Нобелевской премии. В связи с этим Анар отправил ему телеграмму следующего содержания:
“Крайне огорчаясь вашими заявлениями насчет так называемого “геноцида”, вместе с тем испытываем чувство гордости от того, что этой высокой премии удостоен турецкий писатель. Поздравляю вас. Анар”.
Поразительно, какими пронзительными эмоциями заполнена каждая строка эссе под названием “Об Эмине Сабитоглу в разные годы”, посвященное памяти композитора, автора известных и популярных песен.
“Может быть, высказать мнение о композиторе, с чьим произведением знаком, легко, но если этот композитор – твой близкий друг, товарищ, друг детства, то дело изрядно осложняется”, – пишет Анар. Тесная дружба связывала их на протяжении 55 лет, т.е. всю жизнь.
Эмин Сабитоглу написал музыку к пяти пьесам Анара из семи, поставленным на азербайджанской театральной сцене (“Последняя ночь уходящего года”, “Гаравелли”, “Лето в городе”, “Человек человека”, “Тахмина и Заур”). И к четырем художественным фильмам из десяти, чьи сценарии – Анара, музыку создал Эмин Сабитоглу (“День прошел”, “Деде Горгуд”, “Юбилей Данте”, “Тахмина”). Он же автор музыки к телеспектаклю “Любимой дом наискосок” (“Эвлери кенделен яр”).
Анар пишет: “Время от времени, заново глядя на фильмы, спектакли, получаю удовольствие и не от своих диалогов, а от песен, инструментальных фрагментов Эмина.
Музыка обладает такой силой, которая не дана даже слову – способностью возвращать нас в былые дни, в безвозвратно ушедшие мгновения жизни, воскрешать несметные воспоминания. А уж тем более прекрасные, чарующие мелодии, способные оживить самые разные состояния души. Редкостный дар Эмина, в первую очередь, это дар сотворения мелодий, ласкающих слух и душу, способных воздействовать на различные психологические настроения человека”.
“Воспоминания, воспоминания”, – не раз повторяет это слово Анар. Воспоминания – это все, что остается нам после потери близких нам людей. Появляясь из ниоткуда, они внезапно охватывают нас и исчезают в никуда, оставляя нас в раздумьях о днях прошедших.
“Сколько моментов есть вспомнить, – пишет Анар. – И забавных, и грустных, и веселых, и печальных. В разных публикациях я упоминал о некоторых из них. Сейчас эти заметки пишу в канун 70-летия Эмина, без его самого”.
Трижды Анар писал статьи о своем друге. Первая была написана в 1966 году, когда Эмину Сабитоглу было 29 лет. Второе слово о нем вышло тридцать один год спустя, в 1997 году – к 60-летию композитора. Между этими двумя статьями было и стихотворное посвящение в 1991 году. Написалось оно 2 ноября, в день его рождения, совпавший с годовщиной кончины их общего друга Араза Дадашзаде.
“А самое печальное мое слово о нем, – пишет Анар, – “Плач по Эмину” – написалось два дня спустя после потрясшей всех нас внезапной его смерти”…
И еще, Анар просит прощения у своего друга. “Прости меня, Эмин, прости, что не мог уберечь тебя от тоски, неприкаянности, от одиночества, даже в окружении самых близких, самых родных людей.
Моя вера в то, что когда-то встречусь с дорогими близкими друзьями, которых потерял, в неком ином мире, – это не просто самоутешение, это мое твердое убеждение. Я знаю, что когда-нибудь, каким-то образом мы встретимся с Эмином и обсудим, ну вот, хотя бы эту статью. И, наверное, Эмин, как всегда, отпустит остроту, чтобы убавить пафос”.
Сколько искренности и печали в этих строках!
В “ЛИКе” собрано множество оригинальных и редчайших иллюстраций, передающих эмоциональную атмосферу художественного произведения, визуализирующих героев повествования, демонстрирующих описываемые объекты.
Значительная роль в составлении этого труда принадлежит известному и опытному издателю, общественному деятелю нашей республики Назиму Ибрагимову.
Впрочем, это не первый и не единственный плод совместного творчества этих двух единомышленников. Достаточно упомянуть двухтомную антологию Анара “1500 лет огузской поэзия” (“Мин беш йцз илин оьуз шеири”), вышедшую в 1999 году. Этот фундаментальный труд вобрал в себя лучшие примеры поэтического творчества не только многих замечательных азербайджанских поэтов, но и самых видных представителей огузской ветви тюркоязычного мира. Особое место трехтомнике “ЛИКа” занимает “Книга моего деда Горгуда”. Первый письменный памятник азербайджанской литературы, 1300-летний юбилей которого по инициативе президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева в 1999 году был отмечен на государственном уровне.
Как считает Анар, выступивший в роли главного редактора энциклопедии “Деде Горгуд”, главный герой этого эпоса был первым по времени великим азербайджанским поэтом.
Составление проекта антологии, разработку дизайна и подготовку к печати осуществил Назим Ибрагимов. Как считает сам Анар, прекрасно изданная двухтомная антология “1500 лет огузской поэзии”, над которой он работал долгие годы, увидела свет именно благодаря продуктивным стараниям Назима Ибрагимова.
Среди прочих их совместных работ следует отметить энциклопедии “Узеир Гаджибеков” – на азербайджанском и русском языках, а также “Джалил Мамедкулизаде”. Обе эти работы вызвали живой отклик у самой широкой читательской аудитории.
В статье “Издатель-энциклопедист” в III томе “ЛИКа” есть такие слова Анара: “Одной из самых знаменательных наших совместных работ является трехтомник “Литература. Искусство. Культура Азербайджана”, третий том которого вы сейчас держите в руках. В этот том включено и эссе, которое я в свое время написал к юбилею моего друга. Сейчас добавляю к этому старому тексту абзац о том, как мне было приятно и легко работать с Назимом в подготовке этой книги. Мы понимали друг друга с полуслова. Мои эссе и статьи, которые я писал в течение чуть ли не всей творческой жизни, собранные в этих томах усилиями Назима Ибрагимова как высокопрофессионального издателя, дизайнера и просто как человека с отменным вкусом, нашли достойное издательское и полиграфическое воплощение.
Мы с Назимом планируем еще несколько общих дел. Десять лет назад, в дни его 65-летия, я написал статью. Я хочу повторить и в сегодняшнем поздравлении абзац из этой статьи: “Вспомнив знаменитых русских энциклопедистов Брокгауза и Эфрона, Назим говорит: “Ты и я должны работать как Брокгауз и Эфрон”. Я соглашаюсь, и единственно спорным остается вопрос: кто из нас – Брокгауз, а кто – Эфрон?”
Для тех, у кого туго с юмором, вынужден объяснить, это всего-навсего шутка. Никто из нас не претендует быть Брокгаузом или Эфроном. Потому что он – Назим Ибрагимов, а я – Анар. В “ЛИКе” есть статья Назима Ибрагимова об Анаре, перекликающаяся со словами Анара о Назиме Садыховиче, который ответил в заключение: “…хотел бы, чтобы писатель знал, что за годы моей долгой жизни у меня были хорошие друзья. Многих из них уже нет в живых, некоторые не вынесли долгой дружбы, а некоторые оказались не теми, и поэтому к моим годам их осталось очень мало. Я очень рад, что во главе их – Анар. Да, мы оба уберегли и сохранили эту ценность, потому что он – Анар, потому что я – Назим Ибрагимов.
Возвращаясь к трехтомнику “Литература. Искусство. Культура Азербайджана”, хочу рассказать о своих личных впечатлениях, поскольку мне посчастливилось принять участие, хоть и совсем незначительное, в подготовке материалов этого проекта. Мною были переведены несколько эссе, посвященных выдающимся представителям нашей интеллигенции: Аббасу Заманову, Азизу Мирахмедову, Кямалу Талыбзаде, Фарамазу Магсудову и др.
Я не рассчитываю, что мои суждения окажутся полными. Ведь несмотря на кажущуюся простоту и легкость изложения мысли, характерные для подлинного мастера пера, потребуются годы для тщательного и обстоятельного анализа этого произведения. Ведь, как сказал Бенжамен Констан: “Чувства человека неясны и разноречивы: они слагаются из множества изменчивых впечатлений, ускользающих от наблюдателя, и слова, всегда слишком грубые и слишком общие, могут, разумеется, их обозначить, но не способны их определять”.
Формат трехтомника необычен и по объему кажется очень большим, пока из послесловия автора не узнаешь о том, что писалось оно в течение многих лет. Под первой – по времени написания – статьей об “Обманутых звездах”, включенной в первый том, стоит дата 1957 год. Эссе об Орхане Памуке в третьем томе закончено в 2013 году.
Фактически это произведение следует рассматривать как одно целое, как одну книгу, где одно не существует и неотделимо от другого. Это книга жизни самого Писателя. Один из тех редких случаев, когда писатель открывает перед читателями свою душу, поверяет самое сокровенное. Для того чтобы убедиться в этом, нужно лишь внимательно прочитать произведение.
Читать о наиболее выдающихся представителях нашей культуры – о классиках и современниках азербайджанской словесности начиная с VII века нашей эры и до сегодняшнего дня.
Но прежде всего эта книга о самом авторе, о его творческих поисках и сомнениях, о любви к близким и горечи от потерь, печали от воспоминаний о прожитых годах, о причастности к самым славным страницам нашей истории и самым тягостным из них. О его восприятии и понимании классиков и современников. О его участии в литературно-художественной, общественно-политической жизни Азербайджана, о том, что сделано и сколь многое еще предстоит осуществить.
Как сказал Назим Ибрагимов, он написал эту книгу для нас, для наших детей, внуков, чтобы они помнили историческую культуру своей родины, своего отечества, чтобы имена, включенные в это произведение, стали теми маяками, о которых надо знать, на которых надо равняться.
Анар муаллим – жизнерадостный человек, с большим чувством юмора. Об этом можно судить по его юмористическо-сатирическим рассказам, собранным под заглавием “Молла Насреддин-66″. Поэтому для меня абсолютно неожиданными оказались его строки, заключающие “ЛИК”.
Все мы еще при рождении получаем билет в один конец. Никому, кроме Всевышнего, не ведома станция прибытия. Но для нас важен сам процесс следования по маршруту. По моему глубокому убеждению, именно эта наша способность проживать каждый день как последний и делает нас людьми.
Только от нас зависит, каковым будет день грядущий. Заполненный бессмысленной, бесконечной суетой, грустью, печалью или же счастливыми событиями, встречами с интересными людьми, увлекательными путешествиями, радостью. Радостью и гордостью за свершенное и ожиданием покорения новых вершин.
Анар – это имя сам Всевышний нашептал его гениальным родителям: Расулу Рзе и Нигяр Рафибейли. Такое необычное и звучное. Как гордо и значимо звучит оно сегодня. Всей своей жизнью и творчеством, общественной позицией Анар оправдывает сокровенный смысл, заложенный его отцом и матерью в это имя. Я не преувеличиваю. Сегодня он писатель, поэт, драматург, режиссер, сценарист. А самое главное – Человек – Анар.
Я, как и многие другие читатели, наверное, найду еще много нового для себя в трехтомнике, читая который, всякий раз открываешь для себя все новое и новое. И это не последняя моя статья.

Книга жизни писателя
оценок - 3, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Культура | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.