Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Кавалеp академической пальмы Фpанции

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 05 июля 2013

- пpофессоp Саида ханум Ибpагимова

Кавалеp академической пальмы ФpанцииГлядя на эту миловидную женщину с улыбающимися глазами, в которых светятся достоинство и самодостаточность, скромность, светскость и элегантная женственность, трудно поверить, как много удалось ей сделать за свою жизнь: получить блестящее образование, дойти до звания профессора, оставлять после себя светлый и добрый след всюду, где она появлялась, создать прекрасную семью и воспитать детей, ставших предметом гордости национальной науки и народа. Ее супруг – доктор физико-математических наук, профессор кафедры теории функций БГУ Мамедханов Джамал Ислам оглу. Дочь – профессор Мамедханова Наида Джамал гызы, заведует кафедрой мировой литературы БСУ, руководит общественным объединением “Элм чырагы”, сын, Мамедханов Анар Джамал оглу, – легендарный капитан команды КВН “Парни из Баку”, депутат трех созывов Милли Меджлиса. Не случайно заслуги этой женщины в развитии и распространении французского языка в нашей стране и за рубежом отмечены Посольством Франции в АР, присудившей ей медаль “Кавалер академической пальмы”.
Газета “Зеркало” присоединяется к поздравлениям и представляет читателям доктора филологических наук, заведующую кафедрой иностранных языков НАНА, соучредителя общественного объединения “Элм чырагы”, профессора Саиду ханум Ибрагимову.
- Давайте начнем немного издалека. Вы происходите из потомственной семьи ученых. Расскажите, пожалуйста, об этом поподробнее.
- Мои родители сами по себе выдающиеся люди, оба были очень талантливыми и интересными людьми. Отец академик Ибрагимов Ибрагим Ибишевич – основоположник математической школы в республике, родился в деревне в простой сельской семье, рос без отца, его растила мать – простая женщина-крестьянка. Очень рано блеснул своими талантами, удивлял педагогов и всех, кто находился рядом. С самого начала его жизненный путь был открыт и освещен, сами люди, видя его незаурядность, изумлялись и показывали его всем – настолько он был ярким и привлекал к себе внимание своими незаурядными способностями. Окончил АПИ, затем аспирантуру университета. Ввиду стремительного научного роста его перевели в аспирантуру МГУ, где он также привлек внимание больших ученых мирового класса, таких, как Берштейн, Гельфанд. Потом отец работал с Келдышем и другими известными учеными. Таким образом, он приобрел известность и уважение в научном мире не только Азербайджана, но и России, США, других стран.
Интересный и забавный момент: когда ему присылали оттиски работ, которые были опубликованы в американских научных журналах, его мать, простая женщина, удивлялась и говорила: “Я понимаю, что тебя всюду знают, а как сюда попало имя твоего отца, откуда оно им известно?” Мы всегда смеялись, когда вспоминали ее простодушные и наивные слова. Моя бабушка была простой сельчанкой, но ее остроумие приводило всех в восторг. Когда папа защитил в Москве докторскую диссертацию, здесь его принимали очень торжественно и устроили пышный банкет. В то время, в 1948 послевоенном году, это было редкостью. Моя бабушка со стороны матери говорила: “Видишь, как легка нога моей дочери – он стал известным ученым!” А другая бабушка отвечала ей: “Ты говоришь о ноге моей дочери, а кто будет говорить об умной голове моего сына?” И таких моментов было множество, мы постоянно вспоминаем и поминаем их добрым словом.
Отец воспитывал нас, не скажу, что строго, но очень демократично, он прививал нам любовь к труду и мысль о том, что человек сам должен приобретать знания, добиваться всего сам, и только это самое ценное в жизни человека. У нас не было иных ценностей: только труд и знания, книги и развитие, проявлять себя самому, своим трудом. Я не припомню такого случая, чтобы он попросил за нас кого-то, и воспитывал нас в таком духе, что нам и в голову не приходила такая мысль, мы сами не позволили бы такого, потому что это страшно унизило бы нас.
- Кто-то из детей пошел по стопам отца?
- Мои братья стали математиками, но по разным причинам не смогли подняться так высоко, как отец. Меня же изначально тянуло к филологии так же, как и мою маму. Она первые два года училась на факультете французского языка, потом перевелась в университет на филологический. У нее были другие корни. Ее дед был известный поэт своего времени Мирза Исмаил Гасир, и сегодня в Лянкяране воздвигнут памятник деду. Его творчество исследуется, пишутся диссертации, научные статьи. Он был известным человеком своего времени, организовывал знаменитые литературные меджлисы. Мама тоже была поэтом в душе, но дело в том, что репрессии 1937 г. не обошли стороной и нашу семью: арестовали ее брата-врача, другой брат-мусаватист состоял в правительстве АДР членом парламента, это была известная личность, другие эмигрировали. Поэтому она, выйдя замуж за папу, старалась как-то не светиться, не работала, воспитывала нас, четверых, но всегда писала стихи. Мы издали ее сочинения отдельной книгой, стихи очень нежные и проникновенные. Это мои корни, которые мы чтим всем сердцем.
- А как была проложена дорога в науку?
- Мой путь в науку был совершенно логичным, т.е. он не мог быть иным, потому что я воспитывалась в семье, где знания, трудолюбие и наука пользовались глубоким уважением, в этом плане путь мой был предопределен. Конечно же, я всегда работала над собой, т.е. в своем выборе определилась довольно точно и однозначно. Закончила факультет французского и азербайджанского языков, хотя в школе училась в русском секторе. Потом стала изучать и совершенствовать свой английский. А французский связан со всей моей жизнью, ведь я начала изучать его еще в пятом классе. Я была очарована этим языком и Францией, ее культурой, литературой. Сначала изучала, потом преподавала, впоследствии обучала других, но неизменным местом моей работы вот уже почти полвека оставалась наша Национальная академия наук, кафедра иностранных языков, которой я сейчас заведую. Меня всегда привлекали сопоставительные анализы языков, т.е. французского, азербайджанского и русского, теоретические вопросы общего французского языкознания, я составляла словари, писала монографии, специальные программы преподавания для научных сотрудников.
- Можно сказать, что вы безумно любили французский язык и “заставляли” любить других?
- Совершенно верно, я влюблена в этот язык. Очень многие студенты и ученые часто подчеркивали, что “мы изучаем французский благодаря вам”.
- Как ваши пути пересеклись с французским посольством?
- Понимаете, посольство Франции – это явление сравнительно недавнее, ведь во время моей учебы в бытность Союза нам не разрешалось слушать радио, у нас было мало источников, мы не имели возможности выезжать в эту страну. Но, с другой стороны, нас великолепно обучали, база была очень твердой и прочной, хотя разговорная речь – несколько слабее, потому что не было языковой среды общения. Когда в 1990-х гг. открылось посольство Франции, я тут же наладила контакты, организовала с французами клуб франкофонов в НАНА, привлекая всех, кто интересовался этим языком. Это была отличная практика разговорной речи и богатая франкоязычная среда. В плане науки посольство заказывает мне подготовку словарей и учебников, книг и пособий для школ и вузов, они проводят большую работу с преподавателями французского языка АУЯ – это очень важная составляющая их работы.
- Т.е. свои личные связи вы расширили и использовали во благо наших ученых, и в этом, можно сказать, проявилась ваша патриотичность?
- У нас было очень интересно, французы – одни уезжали, другие приезжали, но наш клуб работал постоянно. Французы занимались широкой общественной работой и благотворительностью. Я со своей стороны организовывала для них поездки по Абшерону и районам нашей страны, показывая достопримечательности и живописные места, и для меня это было своего рода погружением в язык и культуру Франции. По линии посольства я месяц стажировалась в Безансоне, потом сама не раз ехала в Париж. Последние десять лет принимала широкое участие в проектах и международных научных конференциях, которые проходили в разных странах. Вот и сейчас готовлюсь ехать в Грецию на конференцию по лиигвистике французского языка, а доклад буду читать уже на английском.
- В ваш клуб могут записаться только те, кто работает в академии?
- Нет, почему же, я приглашаю всех желающих.
- Расскажите, пожалуйста, о награде, которой вы удостоены со стороны посольства Франции.
- Помимо того, что я много работаю над собой и пропагандирую французский язык, много выступаю на международных конференциях, посвященных развитию французского языка, представляя и пропагандируя эту страну и ее язык, мне удалось сохранить уголок франкофонии в НАНА, не дав раствориться французскому языку в повальном увлечении английским. Сейчас я собираюсь говорить с посольством, чтобы они подключились к диалогу с нашим президентом о том, чтобы французский язык был включен как второй иностранный, потому что все аспиранты и диссертанты приходят в основном со знанием английского, а кто знает английский, очень даже хотел бы изучить французский. Можно организовать французский как второй язык, сначала как факультативный. Это способствовало бы распространению этого языка, а для ученых была бы отличная возможность приобрести знание второго иностранного, ведь они много выступают на международных конференциях. Помимо этого, НАНА часто отправляет ученых на работу за границу, поэтому данный вопрос очень уместен и актуален. Что касается награды, то медаль называется “Кавалер академической пальмы” и присуждается ученым, внесшим вклад в развитие и пропаганду французского языка. Кроме меня, этой награды удостоены и два преподавателя из АУЯ, которые также много и активно работают в этом направлении.
- Что вы скажете об уровне преподавания французского языка в Азербайджане?
- С АУЯ я никак не связана, работаю только в системе НАНА, но знаю, что Университет языков активно работает в этом плане. Сегодня больше возможностей для отличного овладения этим языком, т.е. это и диски, и Интернет, и телевидение, все-все, было бы желание и трудолюбие. Но вместе с этим много и слабых специалистов, окончивших вуз и имеющих очень слабый уровень. Если принять во внимание наш век информационных технологий, положение специалиста, оставшегося вне всего этого, вызывает, по меньшей мере, недоумение. У меня на кафедре, например, два преподавателя, но я заставляю их работать и совершенствоваться, хотя это не входит в мои обязанности. Я вхожу с ними в аудиторию, сижу и подправляю, где это необходимо, направляю, корректирую. Техникой перевода выпускники владеют не на должном уровне, я же учу их по моделям. Также необходима языковая практика. Французы – молодцы: каждый год устраивают, – кстати, бесплатные, что очень важно, – недельные курсы отдельно для азербайджанских преподавателей средней школы и вузов, которые называются “Французская деревня”. Специфика состоит в том, что в каком-нибудь районе они снимают на неделю пансионат с едой и проживанием, вызывают преподавателей из Франции, организуют французскую среду, там и фильмы, и музыка, и интересное общение, и занятия, и т.д., т.е. посольство в этом плане проводит очень большую работу. Также они отправляют на стажировку во Францию наших преподавателей, но это совершенно другой уровень. На таких франкоязычных погружениях можно приобрести для себя много нового и полезного.
- Какие особенности французской жизни вам запомнились больше всего?
- Прежде всего хотела бы отметить, помимо бесплатного образования, верховенство закона в этой стране. Граждане очень привязаны и ценят свою работу, они ответственны к своим служебным обязанностям. В размере своей зарплаты также получают разного рода социальные выплаты. Работают на свою пенсию, потому что в старости французы ни на кого не надеются. Может быть, родственные связи у них не так сильны, как у нас, но социальная защищенность, я считаю, особенно необходима в старости.
- Вы целый месяц проходили стажировку, расскажите, чем была заполнена программа вашего пребывания?
- Хотела бы подчеркнуть великолепную организацию этих курсов. Представьте, нам давали портативные магнитофоны, заставляли идти в народ и брать у людей интервью по самым разным вопросам социальной и общественной жизни. Т.е. происходит действительное погружение в образ и содержание французской жизни во всех сферах. Это и свободное хождение в мэрию, и вопрос отношения к инвалидам, и необходимая литература, брошюры. Жизнь, конечно же, там организована очень высоко. Представьте, что во Франции среднее и высшее образование бесплатное, но проживание очень дорогое. В апреле я была на конференции и заметила, как изменился облик Парижа, т.е. заметно больше стало темнокожих людей, в основном африканцев, исконно французов стало меньше, много хорошо устроенных арабов, у которых француженки работают гувернантками, репетиторами, нянями.
- Кажется, схожие процессы происходят и у нас в Баку…
- Приезжие нувориши с их уровнем культуры и образования все больше занимают верхние уровни французского общества. Но, понимаете, люди должны учиться друг у друга, если бы наши чиновники немного поработали бы там и переняли бы их отношение к работе и своим гражданам, я считаю, положение стало бы намного лучше.
- К чему обязывает вас эта награда?
- Конечно, она обязывает меня держать уровень, стараться и дальше повышать уровень развития в нашей стране французского языка. Будет жаль, если наработанное за эти годы поглотится английским.
- Саида ханум, я не могу не задать вопроса о вашем сыне, легендарном капитане Анаре Мамедханове. Когда дети еще маленькие и не утвердили себя в жизни, их узнают по родителям, но самое большое счастье, когда родителей узнают по их детям. Вы воспитали одних из лучших членов нашего общества, можно сказать, что они составляют его лучшее лицо и предмет гордости нашего народа. Что можете сказать по этому поводу?
- Понимаете, когда создавалась команда КВН “Парни из Баку”, ребята целыми днями репетировали у нас дома, гурьбой заходили в дом, шумели, галдели. Но я никогда ни в чем не ограничивала своих детей. Анар уже в дверях кричал: “Мама, чай!” Я и дочь наполняли подносы всем, что было в доме, и торопились угощать друзей сына. Мы всей семьей поддерживали его и всю команду еще тогда, когда положение нашей команды было неопределенным, потому что в Москву их не пускали очень долгое время, там на телевидении был армянин, руководитель какой-то программы, так он всячески препятствовал появлению наших на российском канале. В трудные 1990-е годы на родительские средства Анар раз шесть ездил в Москву и добивался признания, но всякий раз возвращался ни с чем. Он был настырный, звонил из Москвы в ЦК и другие правительственные структуры, поднимал на ноги всех, кого можно было, объяснял важность этого дела для республики. Мои дети всегда были свободны в выборе и независимы в своих мнениях. Когда Анар учился в школе, он никогда не читал критику о произведениях, всегда сам составлял свое независимое мнение о том или ином произведении или писателе, даже если оно разнилось с общепринятой позицией. Представьте, что из-за этого меня часто вызывали в школу. Он никогда никого не повторял, имел свое оригинальное суждение обо всем, его восприятие было иным.
- Об Анаре можно говорить бесконечно… И, что бы ни говорили, все будет мало, потому что личность эта была невероятно многогранной и яркой. Человек высокого полета – только так можно вкратце охарактеризовать его.
- Он заполнял собой все пространство, это было совершенно удивительное явление!.. Все, за что он брался, получалось с легкостью и талантливо. Всегда брал очень высокую планку, мечтал принести в Азербайджан премию “Оскар”, безумно любил свой народ и свою страну.
- Какие планы связаны у вас с французским посольством в направлении распространения французской культуры в нашей стране?
- Помимо профессиональной деятельности в НАНА, в качестве соучредителя общественного объединения “Элм чырагы”, в котором собрались патриотично настроенные ученые и подлинные интеллигенты, бескорыстно любящие свою страну, не жалеющие усилий для пропаганды научных знаний и деятельности видных ученых, мы планируем совместные мероприятия, направленные на расширение контактов с французскими общественными и научными организациями.

Кавалеp академической пальмы Фpанции
оценок - 2, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Культура

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • бакинец

    “Ее супруг – доктор физико-математических наук, профессор кафедры теории функций БГУ Мамедханов Джамал Ислам оглу”.

    Указанная кафедра БГУ называется кафедра теории функций и функционального анализа.

    Thumb up 0 Thumb down 0