Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Избавились вплоть до повышения

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 30 января 2013

В Дагестане новый глава региона, но решение проблем это не приближает

Избавились вплоть до повышенияСеверный Кавказ продолжает доставлять хлопоты российскому руководству. Дагестан, наряду с Чечней и Ингушетией, остается полем противостояния властей и боевиков. Взрывы, убийства, похищения людей стали обычными. Начинаются или победными рапортами оканчиваются контртеррористические операции, только спокойствия как не было, так и нет.
Уволенный по собственному желанию и тут же назначенный на пост заместителя руководителя администрации российского президента Магомедсалам Магомедов вступил в должность главы Дагестана 20 февраля 2010 года. За это время население республики выросло примерно на 1,2% – с 2,910 млн. человек на момент переписи населения 2010 года до 2,946 млн. на 1 января 2013 года. Число безработных в регионе уменьшилось на 21% (182 тыс. в 2010 году и 143,6 тыс. в 2012 году). Тем не менее, по оценке независимых экспертов, она самая высокая в стране и достигает 35-40%. Республика опустилась по этому показателю с 80-го на 82-е место в России. По средней зарплате и пенсиям регион занимает последнее место по стране. Дагестан вошел в тройку регионов по темпу прироста числа зарегистрированных преступлений. По сравнению с январем-сентябрем 2010 года преступность выросла на 34%.
О том, что под Магомедовым шатается кресло, говорили уже давно. Однако в Кремле, как обычно, не спешили. Тем более что Дагестан – многонациональная республика, даже по меркам Северного Кавказа. Здесь давно утвердился принцип национального квотирования не только высших, но и практически всех должностей в государственном аппарате.
С 1952 года главные посты распределялись только между самыми многочисленными этносами – аварцами (29,4% населения), даргинцами (17%) и кумыками (14,9%). Когда в 2010 году даргинец Магомедсалам Магомедов стал президентом республики, правительство возглавил аварец Магомед Абдулаев, а парламент – кумык Магомед-Султан Магомедов.
Временным руководителем республики назначен аварец Рамазан Абдулатипов, и для сохранения принципа разделения трех основных постов между крупнейшими этносами в руководство республики потребуется назначить даргинца.
Но такое распределение должностей вызывает все большее недовольство. В самом деле, лезгинов в Дагестане (13,3%) немногим меньше кумыков, а такие народы, как лакцы (5,6%) и ногайцы (1,4%), вообще никогда не были представлены в верхних эшелонах управления.
Добавим к этому высокую, даже по северокавказским меркам, не говоря уже об общероссийском уровне, коррупцию, кумовство и протягивание в аппарат государственного управления своих по этническому принципу. Официально признанный факт состоит в том, что все должности в Дагестане продаются и покупаются. Цены колеблются в зависимости от конъюнктуры, но величина необходимого взноса известна. Приобретатель руководящего кресла должен не только окупить затраты, но и получить максимум прибыли. Кроме того, он обязан устроить на доходные места членов своего клана. Здесь не бизнес скидывается на покупку должности для своего человека, как это практикуется за пределами Северного Кавказа, а клан. Коррупция в Дагестане имеет кланово-этнический характер. Традиционно национальность всегда ставилась выше, чем деловые качества человека. Так было в советское время, тем более так сейчас. Неудивительно, что республика имеет показатели гораздо худшие не только общероссийских, но даже своих далеко не идеальных соседей.
Есть еще одна причина смены первого лица Дагестана. Государственная дума приняла в первом чтении поправки к закону “Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов власти субъектов РФ”, по которым отменяются прямые выборы губернаторов. Соавтор поправок, вице-спикер Государственной думы от ЛДПР Игорь Лебедев заявил, что в Дагестане теперь выборов “не будет”. “Придуманная нами схема была в первую очередь предназначена для республик Кавказа”.
Отставка Магомедова была вызвана, как писала российская пресса, его неосторожными высказываниями о необходимости прямого избрания президента Дагестана. Понятно, что дело не в прямых выборах, а, вероятно, в комплексе вопросов к Магомедову, в том числе и по поводу заявлений, которые не согласованы “на самом верху”. Исполняющий обязанности главы республики Рамазан Абдулатипов тоже высказался за прямые выборы. “Я всегда выступал за всенародные выборы, но надо учесть ситуацию, посмотреть на месте, посоветоваться с депутатами и общественностью. От этого зависит, какое решение будет принято по вопросу прямых выборов”. Так что главное – не что говорить, а с чьего разрешения делать подобные заявления.
Назначение Абдулатипова можно назвать победой первого заместителя главы президентской администрации Вячеслава Володина. Именно он лоббировал смену главы республики. Это и понятно, так как Магомедсалам Магомедов был назначен при активном посредничестве предшественника Володина – Владислава Суркова. Так что неудивительно, что с уходом Суркова ослабла “крыша” Магомедова в администрации российского президента. Однако назначение Магомедова заместителем главы администрации – это обычная византийщина Кремля. Против отставки Магомедова, по данным радиостанции “Дождь”, выступал Игорь Сечин, глава “Роснефти”. Назначение Магомедова в администрацию президента вполне может оказаться частью сложного компромисса между Володиным, Путиным и Сечиным.
Как считает вице-президент Центра политических технологий Ростислав Туровский, “смена главы Дагестана нужна в том числе для того, чтобы показать, как будет работать новая процедура “выборов”. По его мнению, главное здесь – “московская интрига представителей кавказской диаспоры, направленная на то, чтобы поменять расстановку сил и провести передел власти в регионе”.
Понятно, что такой подход вряд ли принесет успокоение во взрывоопасный регион. Политолог Александр Кынев уверен, что смена лидера проблемы Дагестана не решит. “Рокировка республику не успокоит, а даже наоборот. Смена главы региона приведет к полной перетряске региональных элит. Принцип разделения по этническому признаку никуда не делся. Главой региона вместо даргинца становится аварец, значит, автоматически надо менять премьера и спикера”.
Что касается фигуры Рамазана Абдулатипова, который уже давно не занимал каких-либо постов в республике, а работал в Москве (в 1993-1995 гг. – вице-спикер Совета федерации, 1995-1997 гг. – депутат Государственной думы, председатель Государственной комиссии по мирному урегулированию в Чечне, с декабря 2011 года – депутат Госдумы VI созыва – авт.), то Владимир Рыжков, сопредседатель партии “Республиканская партия России – Партия народной свободы” – считает, что “это крайне рискованное решение Кремля, которое приведет к эскалации напряженности и даже насилия. Дагестан – давно не та республика, из которой он уезжал 20 лет назад. Прошла уже несколько раз смена поколений, в том числе и управленческих кадров. Там давно совершенно другая террористическая ситуация, а также религиозная, там сложились новые финансово-промышленные кланы. Абдулатипов не сможет взять все это под контроль. Усугубит ситуацию и то, что решение было принято келейно за спиной дагестанских элит”.
Такого же мнения Магомед Омаров, вице-президент фонда этнополитических исследований “Континент”. “Серьезных изменений не стоит ожидать. Абдулатипов – человек, не сильно связанный с республикой и имеющий достаточно сложные взаимоотношения с местными и федеральными элитами. Его назначение говорит о том, что власть пока не имеет четкого представления о политике на Северном Кавказе, в частности, в Дагестане”.
Касаясь причин перестановок в руководстве республики, член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко высказал предположение: “Полагаю, что Магомедов просто перестал устраивать федеральный Центр. Во-первых, были еще расхождения с товарищами из Кремля по поводу выборов. Магомедов утверждал, что можно проводить прямые выборы главы Дагестана, и, наверное, у него был шанс победить. Другие полагали, что это рискованно. В общем, не сошлись во мнениях.
Во-вторых, в Москве все ждут чуда. Назначили Александра Хлопонина полпредом и думали, что на Северном Кавказе тут же все будет просто замечательно. И все время ждут того, чего быть не может, – стабильности, безопасности, отсутствия безработицы”. Кроме того, полагает эксперт, “есть не только Кремль, но и дагестанская элита, а также диаспора в Москве, тоже на многое претендующая… Мне даже кажется, что Абдулатипов – временная фигура. Что касается назначения Магомедова заместителем главы администрации президента, то это традиционный ход. Экс-президент Ингушетии Мурат Зязиков после отставки тоже работал на Старой площади. Ну и что?”
Московская политика на Северном Кавказе сводится к прямому подкупу местных элит с помощью вливаний из федерального бюджета. Взамен от них требуется лояльность, хоть и показная. При этом как-то упускается из вида, что большими деньгами в данном случае проблемы не решаются. Средства беззастенчиво разворовываются, аппетиты растут, а ситуация становится все более накаленной.
В Дагестане обычным делом стали убийства представителей власти. И здесь не только вылазки боевиков, а достаточно четко прослеживается связь между очередной порцией федеральных дотаций, трансфертов, кредитов и покушениями на должностных лиц. В 2013 году дотации Дагестана из федерального бюджета составят около 47 млрд. рублей. Как говорится, есть за что побороться. Убийства министров, представляющих влиятельные кланы и связанные с ними криминальные группировки, – это кровавый результат распила бюджетных денег.
Но пока видимость спокойствия Кремль устраивает. Только надолго ли хватит этой показухи в республике, где действуют серьезные силы исламистских боевиков? Похоже, об этом не задумываются как в Москве, так и в Махачкале.

Избавились вплоть до повышения
оценок - 2, баллов - 4.50 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.