Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Ислам в Москве уходит в подполье

Опубликовано:13:52 07/08/2013

Исламский календарь на 10 дней короче принятого на Западе, поэтому мусульманский праздник Курбан-байрам часто застает москвичей врасплох. На следующий день ничего не подозревающие жители столицы обнаруживают лужи бараньей крови на парковках возле дома или в песочницах на детской площадке. После этого москвичи несколько дней открыто ненавидят своих мусульманских соседей и проклинают их последними словами, пишет Саймон Шустер в статье для Slate.

Местные власти ничего не предпринимают для прекращения вражды, а в некоторых случаях даже усугубляют ее. К примеру, ислам исповедуют 2 млн москвичей и еще 2 млн трудовых мигрантов. Чтобы подчеркнуть их дискриминацию, мэрия разрешила построить всего 4 мечети на весь город, ни одна из которых не вмещает больше 10 тыс. человек. Для сравнения, в столице насчитывается больше 650 православных церквей и храмов, причем РПЦ активно продвигает идею строительства еще 200 в “шаговой доступности”, говорится в статье.

Межэтнические и межрелигиозные трения вспыхнули с новой силой после того, как 27 июля на рынке выходец из мусульманского Дагестана проломил голову офицеру полиции, сообщает автор. Правоохранители ответили рейдами в целях “декриминализации” рынков и задержали 3 тыс. мигрантов. Для ожидающих депортации нелегалов был даже создан палаточный лагерь.

Больше всего в этой ситуации журналиста удивляет позиция властей. “Это далеко не граждане и не жители Москвы, а многие даже не граждане России, – заявил градоначальник Сергей Собянин в эфире радиостанции “Эхо Москвы” 1 марта этого года. – Это гастарбайтеры”.

“Людям, которые плохо говорят по-русски, у которых совершенно другая культура, лучше жить в своей стране. Поэтому мы не приветствуем их адаптацию в Москве”, – приводит Шустер еще одно высказывание Собянина.

Для американского уха это звучит как проявление нетерпимости, за которую политика могут вынудить уйти в отставку или хотя бы извиниться, рассказывает автор. Однако американцы, судя по всему, настроены на другую волну, на которой людей не коробит от слова “толерантность”.

В России никогда не было движения за гражданские права и свободы, констатирует он. Зато была 200-летняя война с мусульманами Северного Кавказа, которая до сих пор дает о себе знать в виде повстанческого движения в кавказских республиках и терактов.

Позиция мэра – это не просто признак узкого мышления, но и популизм, продолжает Шустер. В сентябре в городе пройдут выборы, и главный соперник Собянина Алексей Навальный также известен резкими высказываниями против исламизации Москвы. Оба политика понимают, что их электорат против новых мечетей, а многие москвичи вообще против того, чтобы практикующие мусульмане жили с ними в одном городе.

Автор пишет, что все его русские друзья – феминистки, яппи, журналисты левых взглядов – превращаются в христианских фундаменталистов, стоит лишь упомянуть ислам.

По мнению Шустера, главная проблема в том, что мусульманам некуда отступать. Все приверженцы ислама, приезжающие в Москву работать и учиться, вынуждены идти в подпольные мечети – “молельные комнаты”. Точной цифры никто не знает, но в Москве их уже сотни, причем в них чаще встречаются радикальные ветви ислама, особенно салафизм.

Крупнейшая молельная комната в Москве носит название “Даруль-Аркам”. Это одноэтажное здание в промзоне, которое не так просто найти. Каждую пятницу сюда стекаются сотни салафитов со всей Москвы. 26 апреля сюда нагрянули войска ОМОН. Несколько часов они не выпускали прихожан из мечети, проверяя у всех документы. В результате были задержаны 140 человек, которые, по информации ФСБ, являются участниками исламистских группировок.

“Это исламофобия, политический козырь в России, – пожаловался автору имам молельной комнаты Магомедбасир Гасанов. – Мы не можем с этим бороться”.

Дело усложняется еще и тем, что Совет муфтиев России исповедует суфизм, известный своей строгой иерархией, и не представляет интересы салафитов. Журналист сравнивает суфистов с католиками, а салафитов – с протестантами, выступающими за отношения с Богом без посредников.

“Эти неофициальные молельные комнаты сами по себе противоречат канонам ислама”, – считает руководитель аппарата Совета муфтиев России Рушан Аббясов. По его мнению, если они хотят проводить богослужения, они должны обратиться в Совет и официально зарегистрироваться.

“Это все равно что просить евангелистов принести клятву верности папе римскому, зарегистрироваться в Ватикане и принять католического священника в качестве главы их паствы”, – возмущается Шустер.

Вне зависимости от того, чем закончатся переговоры между “Даруль-Аркам” и Советом муфтиев, результат заранее известен – салафиты уйдут глубже в подполье. Если их мечеть поддастся давлению, они станут искать другие молельные комнаты. Если она откажется уступить, ее, скорее всего, принудят к закрытию.

В заключение Шустер приводит слова одного из прихожан “Даруль-Аркам”: “Права, записанные в конституции, на мусульман не распространяются. Мы уповаем только на законы ислама и защиту Аллаха”. Об этом сообщает InoPressa.

Ислам в Москве уходит в подполье
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.