Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Иран – все идет по плану

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 21 июня 2013

И вряд ли стоит ожидать "медового месяца" между Вашингтоном и Тегераном

Иран   все идет по плану14 июня новым президентом Ирана стал реформатор Хасан Рухани. Он родился 12 ноября 1948 года в городе Сорхе остана Семнан на севере Ирана. С 12 лет получал религиозное образование. В 1969 году поступил в Тегеранский университет и в 1972-м получил степень бакалавра в области судебного права. Учился в Каледонском университете в Глазго (Шотландия), где защитил диссертацию и получил ученую степень доктора философии (PhD) в области государственного права. Владеет арабским, английским, французским, немецким и русским языками. Ходжат-оль-эслам (шиитский религиозный титул) Хасан Рухани, – безусловно, яркая, сильная, авторитетная личность. Считается интеллектуалом.
Сторонники Рухани отпраздновали победу, и наступили будни, притом уж очень с неприятной реальностью. Перед Рухани стоят сложнейшие задачи. Главные из них: экономические (выход из предкризисной ситуации и восстановление стагнирующей экономики, в том числе и внешнеэкономических связей), внутриполитические (восстановление баланса между современными запросами общества и исламскими традициями), внешнеполитические (выход из самоизоляции, восстановление отношений с Западом, с соседями и с мусульманами-суннитами), ядерная проблема, решение которой откроет путь и к решению всех трех других из вышеперечисленных задач.
“Я сформирую кабинет, который восстановит устойчивое развитие экономики, укрепит истинные ценности в обществе и наладит отношения с внешним миром”, – заявил Рухани, как отмечает iran.ru, сразу по завершении президентских выборов. Ирану,находящемуся под международными финансово-экономическими санкциями, невозможно выйти из экономического кризиса без отмены этих жестких мер, что, в свою очередь, нереально без решений в ядерной сфере и нормализации отношений с США. Роухани придется действовать сообразно предписаниям резолюций СБ ООН и требованиям МАГАТЭ. Он уже предупредил, что готов на компромиссы, но при соблюдении национальных интересов Исламской Республики.
Вести прагматичные переговоры по ядерной программе для Рухани не впервой. До 2005 года в качестве секретаря Высшего совета национальной безопасности он уже договаривался с международными посредниками и за свою активность получил прозвище “шейх-дипломат”. До 2005 года под руководством Рухани Иран сделал позитивные шаги: в одностороннем порядке заморозил процесс обогащения урана, подписал дополнительный протокол к соглашению с МАГАТЭ и стал его выполнять. Но в 2005 году к президентской власти пришел Махмуд Ахмадинежад, Иран возобновил обогащение, меджлис не ратифицировал протокол.
Но не все так просто. Во-первых, для нормализации отношений с США, для которых ядерная программа является только серьезным поводом для давления на Иран, необходима кардинальная смена внешнеполитического курса официального Тегерана, притом как в отношении постсоветского пространства, так и Ближнего Востока.
На постсоветском пространстве придется отказаться от антиамериканской коалиции с Россией, тормозящей интервенцию США на Южном Кавказе и в Средней Азии.
На Ближнем Востоке также придется отказаться от использования шиитского пояса, проходящего через Ирак, Сирию и Ливан, для организации антиамериканской, антиизраильской, а сегодня и широкой антитурецкой коалиции.
Иными словами, Иран должен стать частью коалиции проамериканской коалиции, которая если и не формально, но все же реально существует в межрегиональном формате.
Первое – на практике это означает отказ от поддержки асадовского режима в Сирии. Министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу заявил, что Турция примет меры в случае возникновения новых угроз на ее границе с Сирией, подобных взрывам в Рейханлы, в результате которых погибли 52 человека. “Если будет иметь место нарушение границы в виде реальной угрозы национальной безопасности, мы, конечно, будем действовать в ответ”, – заявил Давутоглу в интервью каналу Al Jazeera. Он добавил, что турецкие власти в ходе расследования терактов в Рейханлы установили связи между взрывами и сирийским режимом и теперь собирают доказательства.
Комментируя заявление правительства США о том, что они обладают доказательствами того, что Сирия применяла химическое оружие, Давутоглу отметил, что для Анкары это не было “чем-то удивительным”. “Мы проводили наше собственное расследование, у нас было несколько случаев, когда мы подозревали применение химического оружия, специально обследовались раненые, и мы также выявили убедительные доказательства применения химического оружия, – заявил глава турецкого МИД. – Мы надеемся, что международное сообщество будет действовать решительно по этому вопросу”.
Также в ходе интервью Давутоглу выразил надежду, что новое иранское руководство в лице Хасана Рухани будет более склонным к сотрудничеству по Сирии. “Мы надеемся, что новое иранское руководство будет понимать ситуацию в Сирии лучше, чем раньше, они больше будут прислушиваться к сирийскому народу”, – сказал он.
Но Рухани уже заявил, что позиция официального Тегерана по событиям в Сирии не претерпит серьезных изменений. И тут все понятно. Алевитский режим Асада является ключевым звеном шиитского пояса на Ближнем Востоке, посредством которого официальный Тегеран сегодня сохраняет позиции одной из ведущих региональных держав. В случае ухода Б.Асада власть в Сирии перейдет к суннитским группировкам. ИРИ не может быть заинтересована в этом даже с геополитической точки зрения, пока не урегулирует отношения с США.
Второе – именно через Сирию официальный Тегеран влияет на развитие процессов в Ливане и по цепочке в секторе Газа. И так Турция пытается крайне ограничить влияние официального Тегерана на лидеров движения ХАМАС в Газе, притом, надо сказать, что не без успеха. Палестинское движение ХАМАС заявило 19 июня, что отношения группировки с Ираном ухудшились в результате поддержки палестинским движением сирийской оппозиции.
“Наши отношения с Ираном были затронуты как на политическом, так и финансовом уровнях”, – сказал заместитель министра иностранных дел ХАМАС в секторе Газа Гази Хамад.
Он отказался предоставить какие-либо цифры объемов помощи ХАМАС со стороны Ирана или подробно рассказать о ее сокращении, лишь подчеркнул, что ухудшение отношений “не дошло до бойкота”. “Мы на стороне сирийского народа, и мы поддержали требования революции”, – заявил Хамад, отметив, что эта позиция движения привела к ухудшению отношений с Тегераном.
Дипломатический источник в регионе сообщил Reuters, что Иран предоставлял ХАМАС до 20 млн. долларов в месяц для выплаты заработной платы почти половине из 50000 государственных служащих в Газе.
Хамад заявил, что ХАМАС по-прежнему выполняет свои обязательства по заработной плате, и у него “много других источников” получения денег. Но он также добавил: “Ситуация не простая, и мы пытаемся решить эту проблему”.
Любопытно, что, как сообщает ИА Regnum, с данной позицией ХАМАС выступил после того, как премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган 18 июня встретился с лидером ХАМАС Халедом Машалем и премьер-министром сектора Газа Исмаилом Ханией. Встреча длилась более двух с половиной часов. В ней также принимал участие министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу.
Хотя ради справедливости надо отметить, что палестинские лидеры еще полгода назад, опять же после контактов с турецкими официальными лицами, заявили, что не собираются атаковать Израиль в случае попытки силового урегулирования конфликта вокруг иранской ядерной программы. По сути, они заявили, что это “не их война”.
Во-вторых, разрулить ситуацию на Южном Кавказе в угоду американцам также не так просто. Первое – тут речь идет о налаживании отношений существование которого воспринимается официальным Тегераном как угроза.
Второе – для этого необходимо найти формулу сосуществования с этническими азербайджанцами в самом Иране, что также невозможно. Да, Рухани заявил, что собирается позитивно решить некоторые проблемы этнических азербайджанцев, например, обучение на родном языке. Но при существовании унитарного государства добиться даже полноценного использования языка нетитульной нации практически невозможно. Подобное возможно при федеративном или же конфедеративном устройстве государства. К примеру, азербайджанский тюркский намного более интенсивно развивался в советском Азербайджане, чем в иранском, не только из-за разрыва в уровне культурного развития двух государств. В большей степени по той простой причине, что СССР был федеративным государством, создающим определенные условия для развития родного языка других национальностей.
Третье – изменить отношение к транспортно-коммуникационным проектам, имеющим еще и геополитическое значение, реализуемым через Азербайджан, с которым существуют неразрешимые проблемы во взаимоотношениях, не так просто. Кроме того, реализация этих проектов и без того не отвечает интересам Ирана.
В-третьих, внешняя и оборонная политика вообще находится вне компетенции президента ИРИ. Эти сферы, в том числе и реализация ядерной программы, находятся под жестким контролем рахбара аятоллы Хаменеи. Корпус стражей исламской Революции (КСИР) является карающей рукой рахбара. Президент самостоятельно не может даже назначить министра иностранных дел, не говоря о главном переговорщике на переговорах по урегулированию ядерной программы.
Таким образом, возможности президента в реализации независимой внешней и оборонной политики крайне ограничены, можно сказать, что сведены к нулю.
В-четвертых, необходимо учитывать, что Рухани находится в прекрасных отношениях с рахбаром, то есть аятоллой Хаменеи. Именно Рухани был в течении более чем 20 лет представителем Хаменеи в Совете Безопасности. Не исключено, что Рухани просто позволили победить на выборах, чтобы выиграть время.
В-пятых, несмотря на реверансы в адрес Рухани, в Вашингтоне также прекрасно осознают неизбежность провала движения Ирана по пути нормализации отношений с США.
Именно 14 июня, то есть в день президентских выборов в Иране, в Конгрессе США рассматривались поправки к закону об оборонной политике (NDAA) на следующий год. И в этих поправках совершенно откровенно говорится о необходимости безотлагательно предоставить Израилю военные материалы (самолеты-заправщики и вооружения) для нанесения удара по Ирану.
В частности, прошла поправка о необходимости оказать всемерную поддержку Израилю в случае возникновения вооруженного конфликта между Тель-Авивом и Тегераном (причем совершенно не важно, кто будет инициатором данного конфликта). Принята и поправка, которая констатирует существование “незаконных исследований в иранской ядерной программе”. Наконец, принята поправка, разрешающая Пентагону осуществлять “развертывание персонала и военных ресурсов, а также предпринимать активные действия для противостояния иранскому присутствию в Латинской Америке”.
Конечно, данные поправки еще должны пройти Сенат, но сам по себе факт примечательный: Обама говорит о возможности и необходимости переговоров, а Конгресс уже готовит правовую базу для агрессии против Ирана. Одним словом, реальные планы США, Запада и Израиля в отношении Ирана наполняются практическим содержанием.
Россия пытается противостоять этим планам. Накануне встречи с Бараком Обамой, в ходе беседы с журналистами канала Russia Today президент России Владимир Путин совершенно четко сказал о мирном характере иранской ядерной программы: “То, что Иран соблюдает правила в этой сфере, у меня сомнений нет, потому что нет никаких доказательств, которые бы говорили об обратном”.
Но сможет Россия сдержать США? Реально вряд ли. Только накануне США наглядно продемонстрировали, насколько состояние всей мировой экономики, особенно российской, зависит от озвученных, но еще даже не реализованных решений Вашингтона.
В среду на этой неделе глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке подтвердил намерение продолжить выкуп гособлигаций и ипотечных бумаг на общую сумму 85 миллиардов долларов и сохранить базовую процентную ставку на рекордно низком уровне в 0-0,25 процента годовых.
Бернанке при этом впервые открыто объявил о возможности скорого сворачивания программы стимулирования американской экономики за счет вливания в нее денег. Она будет свернута в 2014 году. В рамках программы 40 млрд. долларов в месяц тратятся на покупку ипотечных облигаций. И эти 40 миллиардов расходились по всему миру, таким образом, стимулируя не только американскую, но и экономику всех других стран.
Заявление главы американского Федрезерва уже вызвало падение фондовых индексов и ослабление валют развивающихся стран по всему миру, в том числе российской. Инвесторы спешно выводят средства из рисковых активов, где держать инвестиции в новых условиях будет непозволительной роскошью.
То есть США тратили только на стимулирование экономики, в том числе и партнеров по всему миру, в год почти 500 млрд. долларов. Эта сумма равна расходам российского бюджета. И этим все сказано…

Иран – все идет по плану
оценок - 3, баллов - 4.67 из 5
Рубрики: Политика

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Роман Хворостухин

    Бесполезно. Без революции судьба азербайджанцев обречена. Тактика Рухани -это успокоительный ход, чтобы как то временно тормозить процесс сформирования хотя бы автономии азербайджанцев в составе Ирана.

    Thumb up 0 Thumb down 0