Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Иран, Турция и неарабская улица

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 25 июня 2013

Иран, Турция и неарабская улица С точки зрения Запада, политика на Ближнем Востоке снова перевернулась с ног на голову. Технократические муллы Ирана позволили выбрать Хасана Рухани, человека, который в своем первом выступлении в качестве избранного президента сказал, что его победа является “победой мудрости, умеренности и компетентности над фанатизмом и дурным поведением”.
Иранцы, очевидно, были удивлены, что кандидат, которого большинство из них поддержали (среди других шести серьезных кандидатов), победил, вышли на улицы и приветствовали победу “ради людей”. Надо отметить, что эти выборы тщательно контролировались: все кандидаты, которые могли реально бросить вызов власти верховного лидера аятоллы Али Хаменеи, были заранее дисквалифицированы. Однако внутри этих ограничений правительство допустило честный подсчет голосов.
По соседству, в Турции, любимый Западом исламистский демократ, премьер-министр Турции Реджел Тайип Эрдоган, использовал бульдозеры, слезоточивый газ, водометы и резиновые пули, чтобы очистить площадь Таксим и парк Гези в Стамбуле от мирных демонстрантов, которые не подчинились его воле. Теория правительства Эрдогана, по-видимому, заключается в том, что раз он был избран большинством турок, которые все еще его поддерживают, любой, кто выступает против него, является либо террористом, либо пешкой в руках зловещих иностранных сил. Он, судя по всему, не видит ни единой возможности для существования законной оппозиции, идеи того, что сегодняшнее большинство может завтра стать меньшинством и что правила игры должны позволять обеим сторонам быть услышанными.
Четыре года назад, когда сотни тысяч молодых иранцев вышли на улицы Тегерана в знак протеста против переизбрания уходящего президента Махмуда Ахмадинежада, иранское правительство встретило их боевыми патронами. Протесты были жестоко подавлены, участников поймали, посадили в тюрьмы, где их, по имеющимся данным, насиловали и пытали, что нанесло урон репутации режима не только в глазах иранцев, но и среди миллионов молодых арабов на Ближнем Востоке и в Северной Африке, которые вскоре подняли головы, требуя возврата своих социальных и политических прав.
Изначально Эрдоган был героем для собравшейся толпы. В сентябре 2011 г. он посетил Египет, Тунис и Ливию и был встречен как герой. Он представил свою Партию справедливости и развития в качестве мусульманского эквивалента европейских Христианско-демократических партий, сочетающего в себе экономический рост, антикоррупционную политику и свободные выборы.
Сегодня правительство Эрдогана гораздо больше походит на те правительства, против которых восставали молодые арабы, выбирая в качестве мишени журналистов и называя их спекулянтами, “лоббирующими высокие процентные ставки” в попытке нанести ущерб турецкой экономике. Он также взял страницу из книги сирийского президента Башара аль-Асада, не только демонизируя демонстрантов, но и преследуя медицинский персонал, который о них заботился, и домовладельцев, которые их укрывали.
Турция – разумеется, не Иран, и наоборот. Однако сравнение текущих событий в двух странах порождает уроки, которые резонируют по всему Ближнему Востоку и Северной Африке. Самым главным является то, что в мире, где демократия существует, по крайней мере, на словах, голос “народа” имеет значение. Это придает происходящему своеобразную легитимность, которую нельзя получить силой и которая, в конечном итоге, является самой надежной гарантией инвестиций и роста.
Разумеется, “народ” никогда не бывает действительно единым: непостоянный в своих привязанностях в условиях демагогии, он зачастую объединяется в оппозицию, однако разделяется, как только оказывается в одной команде. Тем не менее, желание большого количества людей встать (или сесть) за свое право быть услышанными, несмотря на неизбежную возможность жестоких репрессий, заявляет своим согражданам и миру о том, что происходит что-то совершенно неправильное.
Хаменеи и его коллеги хранители исламской революции Ирана были в состоянии выдержать шторм 2009 года, однако их фасад легитимной власти рушился. Как ни парадоксально, выборы Роухани укрепят их политическую хватку. И хотя Эрдоган вполне может затолкнуть джина протеста обратно в лампу, его власть значительно ослабнет до следующих турецких выборов.
Второй урок, который можно вынести из последних событий в Иране и Турции, заключается в том, что спектр правительств на Ближнем Востоке и в Северной Африке простирается от самодержавия и теократии до различных типов управляемых демократий. Ни одна из стран не может быть квалифицирована как абсолютно либеральная демократия – то есть как политическая система, которая сочетает в себе свободные и справедливые выборы с конституционной защитой индивидуальных прав всех граждан страны.
Иран уже давно не квалифицируется как то, что американский внешнеполитический аналитик Фарид Закария назвал “ограниченной демократией”. Турция, в свою очередь, казалось, была на пути к истинной либеральной демократии, несмотря на критику тех, кто указывал на то, как Эрдоган сажал в тюрьмы журналистов и генералов, однако теперь она откатилась назад, показав всему миру реальное положение вещей.
Последний урок заключается в том, что проверкой на безопасность государства является то, может ли оно выслушивать критику в свой адрес, пускай даже и раздражающую. Эрдоган, судя по всему, возмущен прежде всего тем, что турецкие граждане осмеливаются перечить ему.
После того как Эрдоган, наконец, согласился заключить сделку с протестующими относительно судьбы парка Гези, чей запланированный снос изначально и вызвал демонстрации, один из моих читателей в Twitter выразил удовлетворение итогами и сказал, что теперь демонстрантам стоит идти домой, поскольку “трех недель вполне достаточно”. Однако для чего их достаточно?
Напомним, что протестующие на Уолл-стрит в 2011 году занимали нижний Манхэттен в течение двух полных месяцев. В конце концов руководство Нью-Йорка прекратило акцию протеста, однако в основном из-за причин, связанных со здоровьем и санитарией, а также в связи с жалобами жителей района. Во время пресс-конференции в день начала протеста мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг сказал: “Люди имеют право на протест, и если они хотят протестовать, мы будем рады удостовериться, что они имеют место для того, чтобы это делать”.
Тем временем в Сирии восставший “народ” был обстрелян, взял в руки оружие, подвергся манипуляциям и начал цикл сектантских убийств и мести, который лишь продолжит усиливать раскол. Ни Иран, ни Турция данной точки не достигли. Тем не менее мирные акции протеста, судебные иски, политические переговоры, компромисс и, в конечном итоге, новые выборы дадут обеим странам – и многим другим странам региона и за его пределами – гораздо лучшую возможность решать возникшую внутреннюю напряженность, нежели те методы, которыми в данный момент пользуются их лидеры.
* * *
Материал публикуется в рамках сотрудничества газеты “Зеркало” и Project Syndicate /Institute of Human Sciences/ www.project-syndicate.org.

Иран, Турция и неарабская улица
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.