Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

И физик, и лирик,

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 23 августа 2013

пожалуйста, Вам...

И физик, и лирик,В этом году в книжном издательстве “Элм ве тахсил” вышла замечательная книга Тамары Верескуновой The Apple Tree. Одним из авторов, чьи стихи были переведены на английский язык Тамарой Ивановной, стал очень известный бакинский бард и исполнитель Самир Раджабов.
Это интервью с ним состоялось 15 лет спустя после первой эксклюзивной моей статьи о нем для газеты Gunay. Теперь его физика окончательно осталась в прошлом, Самир сделал свой выбор в пользу авторской песни. Об интересных моментах его необычной судьбы расскажет данное интервью.
- Самир, вы помните первую публикацию в газете?
- Конечно, именно потому, что она была первой. Тогда еще был связан с научной работой в НИИ, я был кандидатом физико-технических наук, ездил в полевые экспедиции по различным странам, занимался сейсмологией, делал научные изыскания в этой области, параллельно работая в Институте геологии НАН Азербайджана. Тогда я пел просто для себя и своего круга друзей. Мой отец, Раджабов Мамед Мехти оглу, был авторитетным ученым, доктором физико-математических наук, профессором, выдвинутым незадолго до ухода из жизни в академики. Он – первооткрыватель Байрам-Алинского газонефтяного месторождения в Туркменистане. Всего месяц этому ученому с мировым именем не хватило, чтобы на Ученом совете НАН Азербайджана его утвердили в звании академика. После ухода из жизни мамы он быстро сгорел, буквально на моих глазах, и покинул этот мир в полном расцвете своих творческих сил. Когда мы с вами встретились в первый раз, у меня был очень сложный период. Потеря обоих родителей, семьи у меня еще не было, с наукой были серьезные проблемы не только для одного меня, для всех научных сотрудников НАН, тогда меня буквально спасла авторская песня.
- Но вы уже тогда были лауреатом Всесоюзного конкурса имени Виктора Хары в Ашгабате, вы уже тогда имели концерты на публике, даже давали концерты в Азербайджанской государственной филармонии (1995), в Театре юного зрителя(1997). Как вообще пришла к вам лирика или авторская песня?
- Моя мама, Нахида ханум, преподаватель музыкальной школы, когда-то окончила БМА имени Узеира Гаджибейли вместе с самим Вагифом Мустафазаде. Мое детство богато впечатлениями от посещений всех джазовых и филармонических концертов. Это – один общий круг друзей и знакомых с великим джазовым исполнителем. Более того, мы просто дружили семьями.
Я сам занимался в музыкальной школе по классу фортепиано, но потом увлекся физикой, физику мне в школе преподавал Арнольд Минаевич Шлимак, в нашей школе был традиционно сильный состав педагогов по физике. После школы я уехал в Москву поступать в МГУ на физфак, мне не повезло, я не добрал баллов, чтобы жить в студенческом общежитии, Вернувшись в Баку, в этот же год поступил на физфак БГУ. В студенческие годы, как и все, мы ездили в стройотряды. Там впервые взял в руки гитару, меня обучили трем-четырем аккордам, и вскоре я стал замечать, что у меня появился свой слушатель. После многочасовой монотонной работы на конвейере, после тяжелой смены ребята не ложились спать, они ждали, когда придет Самир. Я тогда начал подбирать аккорды к популярным в то время итальянским исполнителям. С годами чисто любительский интерес перерос в профессиональное занятие. Теперь физика оставлена окончательно, выбор сделан однозначно, я профессионально работаю в жанре авторского исполнения.
- Самир, вы пишете стихи и музыку к своим песням сами?
- Уже более 15 лет я работаю в дуэте с Эльханом Челяби. Слова песен для своего исполнения я пишу всегда сам, Эльхан также работает здесь для себя. А с музыкой выходит по-разному, иногда я пишу сам, иногда мы работаем совместно, бывает, что Эльхан для моих стихов подбирает музыку. В музыке у нас обоюдное сотворчество.
- В детстве не было увлечения стихами, поэзией, не писалось тогда?
- В школе писал какие-то шуточные стихи, их даже у меня брали, переписывали в альбомы. Но это не было серьезным занятием. Стихи пришли ко мне гораздо позже. Я всегда говорю, что еще никто не дал точного определения поэзии, но когда слово под сердце, задевает под дых, как крюк, это и есть Поэзия.
Когда после концерта в ТЮЗе я попал в литературное объединение “Родник”, я готов был учиться стихосложению, но после того, как в редакторской правке в моем стихотворении вместо моей “кисти” появился “мастерок”, которым я дострою дворец, я отошел от объединения и стал искать иной путь. Я попал в редакцию толстого журнала “Литературный Азербайджан” к Мансуру Векилову. Он меня печатал, приглашал в редакцию и к себе домой, приходил на наши концерты. Я был молод тогда, и не очень понимал, с кем мне выпало счастье общаться. Мансур Векилов был наитончайшим лириком, и его сравнивали по легкости и четкости строки с самим Александром Пушкиным. Благозвучная Поэзия нашего азербайджанского классика так глубоко проникает в сознание человека, что однажды ее услыхав, никогда уже не забудешь. Я не ценил в ту пору наши отношения, ах, если бы сейчас!..
- А как вы попали в Бакинский клуб авторской песни, когда и как это случилось?
- Это случилось после моей победы на конкурсе студенческой песни имени Виктора Хары в Ашгабате. На следующий год, как победитель, смог привезти с собой пятерых наших музыкантов для участия в конкурсе. Это были 1987/88 годы. Среди пятерых был и Джавид Имамвердиев, тогда еще учащийся школы. Он очень увлечен авторской песней, просто болеет ею в хорошем смысле этого слова. Тогда я отпрашивал его у родителей и брал на себя всю ответственность за поездку, как это было давно. (Улыбается)
Теперь Джавид Имамвердиев – президент Бакинского КАП и единственный организатор всех бакинских фестивалей авторской песни последних лет. После возвращения из Ашгабата Джавид привел меня в Бакинский КАП, где был еще председателем Яков Коган. В коллектив я легко влился, мне сразу предоставили возможность выступить на сцене в сборном концерте клуба. КАП тогда располагался в Клубе шоферов при АСПС. Теперь у меня проявилась возможность регулярно выступать на публике со сцены. Но я еще был занят в ту пору научной работой, к тому же у меня был свой круг дворовых, школьных, университетских друзей. К тому же наступили тяжелые времена, связанные с Нагорным Карабахом. Клуб первой волны невольно сошел на нет, многие из его участников уехали жить в иные места. Уехали Яков Коган, Александр Маркман, Эльдар Асадов, Станислав Кашепава, Олег Шмаков и другие. Клуб авторской песни как бы перестал существовать. Я продолжать писать песни, пел их в кругу своих друзей, в актовых залах институтов академии на вечерах.
В 1995 году Джавид Имамвердиев предложил мне провести первый свой сольный концерт в филармонии. Именно тогда перед концертом мы и познакомились с Эльханом Челяби, постепенно сложился и наш дуэт. В том первом концерте с нами выступил и Яшар Бахыш, талантливый, с божьей искрой виртуоз-гитарист. Сейчас Яшар очень популярный аранжировщик наших звезд эстрады. Позже к нам присоединился Паша Булаг. Мы давали концерты на разных сценах.
- А когда вы полностью определили для себя, что с физикой покончено, теперь пришло время лирики, иными словами, когда вы профессионально определились окончательно?
- Это было, я вам точно скажу, 13 декабря 1999 года. У меня уже набрался серьезный репертуар из песен, которые звучали, запоминались и очень ценились публикой. Среди них могу назвать такие из них, как “Мой друг уезжает”, “В парке влюбленных”, “Война выжигала строку”, “Здесь мы изгои”, “Я так устал без тебя”, “Скука”, “Баллада про шута и королеву”, “Возвращайтесь” и другие. Эльхан к 1999 году уже начал работать профессионально в клубе, я еще работал геофизиком в ВР. Вечерами я приходил в клуб и слушал его гитару, вы же знаете его гитару! Виртуозная, высоко требовательная игра, прежде всего, по отношению к себе, буквально очаровывает слушателя. И однажды я все же взял гитару и исполнил две свои песни. После моего исполнения к нам подошел человек, оказалось, он был продюсер из Турции, звали его Озан. Он и начал устраивать выступления на коорпаративах, в развлекательных центрах, на вечерах-приемах. И в декабре 1999 года нам предложили работу в клубе “B?h-b?h”. С этого клуба и началась наша раскрутка.
- Вы выступали во Дворце республики с Мурадом Насыровым и с “А-студио”?
- Была такая реальнейшая возможность, но несчастный случай (отец Эльхана попал с переломом ноги в больницу) помешал. Но личные знакомства состоялись и с Айзеншпицем, и с Мурадом Насыровым, и со многими современными российскими звездами, приехавшими на сборный концерт в Баку. А было так. Мы с Эльханом играем, как всегда вечером, в клубе “B?h-b?h”. Я исполнил песню “Я так устал без тебя”. Вдруг к нам подходят двое, благодарят за исполнение и просят исполнить еще что-нибудь. Эльхан Челяби исполняет “92-c? marsrut”. Они возвращаются и просят позвать администратора. Оказалось, это были продюсеры того самого сборного концерта. Они дают нам билеты на концерт, еще два билета на торжественный обед в Джаз-центр на бывшей улице Зевина и уезжают. Печальный звонок оборвал, но не все.
На вечеринку мы попали. Там были все наши звезды – Фаик Агаев, Айгюн Кязимова, Бриллиант Дадашева, Мурат Насыров, Самир Багиров, группа “А-студио”, в общем, очень много знаменитостей. Мы сидим двое, почти никого не зная, вдруг я отметил, что на меня постоянно смотрит человек со знакомым до боли лицом, но я его не узнаю. Спрашиваю Эльхана, мол, кто это, не знаешь? Эльхан называет имя Али Шарафеддина. Я, обращаясь к нему, говорю, что сразу узнал такого известного человека. В ответ слышу: “Я вас тоже сразу узнал, Самир Раджабов!” Это, не скрою, было очень приятно услышать из уст такого популярного человека. Оказалось, что он уже долгое время в числе моих поклонников. Тогда и был снят фильм телекомпанией “Мир” про нас, фильм назывался “Поэты нового времени”. С этого времени и началась наша так называемая раскрутка.
- Самир, результатом ее стали диски. Сколько их вышло на сегодняшний день?
- Мы выпустили с Эльханом Челябиевым три диска. Авторский из них один – “Метроном”, где записано 19 песен, из них 15 моих и четыре – Эльхана. Первый диск был Bir axsam (2000), где были записаны народные азербайджанские песен под две гитары. Третий диск “Gun kect?” – это золотая коллекция из 22 азербайджанских песен. Было снято и пять клипов.
- Вы пишете сейчас, есть что-то новое?
- Конечно, вот абсолютно новое стихотворение, которое я назвал “Лето”. А вы знаете мое стихотворение “Фашизм”? В нем есть такие строки: “Фашизм не игрушка, не кружка, не ложка, Фашизм формирует умы понемножку, И если взглянуть сквозь сердечную призму, Люди всегда готовы к фашизму”. А эта моя новая “Баллада о Джульетте и Ромео”! Современная Джульетта очень изменилась, она уже не погибнет за любовь, она проживет свою жизнь, “где никакого риска, что найдут в шкафу под одеждой” письма Ромео, ” что их прочитает кто-то и объяснит ей позже, что значат строки от какого-то там Ромео”. Мы пишем с Эльханом самостоятельно, то один из нас переводит другого, то иногда пишем, очень редко, тандемом.
Мы – сложившийся дуэт, который сделал нас большими друзьями и по жизни. Мы продолжаем работать в клубе “B?h-b?h” c часовой программой, и в других клубах и ресторанах по прглашениям. Были в январе в Тбилиси на юбилейном концерте памяти Владимира Высоцкого. Из этой поездки мы вынесли главное: как бы грузины не были высокогостеприимными, своих артистов они ставят и ценят гораздо выше других, в десятки, а то и в сотни раз. Они нас так радушно приняли, что впечатлений на год-другой хватит, а все время подчеркивали, что мы здесь потому, что их певцы этого захотели, что они у них такие замечательные и классные, отказать которым ну никак нельзя.
- Каковы дальнейшие творческие планы?
- Их много, но не все зависит от исполнителя. Говорят, Николь Кидман на Венецианский кинофестиваль на свои деньги ни за что не поедет, хотя ее капитал, заработанный на кино, составляет очень внушительную сумму. Профессионалы должны ценить свой труд, иначе и их никто ценить не станет. Творчество очень тяжелый ежедневный труд, постоянный процесс работы в себе, поглощающий все твое время, но результат ты видишь в глазах других, и эта плата, безусловно, важна, но неокончательна.
Профессионалы должны быть во всем, и в подходе к оплате иного труда. Пора нам всем это осознавать. Фестивали – это, прежде всего, обмен опытом, взаимообогащение, но я не могу себе представить, чтобы Николь Кидман или кинозвезда из Франции добиралась бы до Канн своим ходом. Это нонсенс, который считается пока возможным только у нас.
- Спасибо за интервью. Новых вам творческих успехов.

И физик, и лирик,
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Культура

комментариев - 6

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • А есть у Самира Раджабова сборники стихов? Либо на бумаге, либо в электронном виде? Потому что, например, я крайне не люблю слушать пение Высоцкого, но читать его стихи – совсем другое дело.
    А то, что забросил физику – это все же жаль… Так хорошо, когда обе “ипостаси” активны в человеке…

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Виктория

    Самир один из лучших Бардов сегодняшнего Баку.

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Виктория

    Раджабов Самир – один из сильнейших бардов сегодняшнего Баку.
    С ним сопоставим разве что Сергей Аранович.
    Остальные конечно ниже его, кто по качеству сочиняемых песен, кто по исполнению.
    На концерты, которые проводит КАП Баку, люди приходят только на Раджабова, Арановича и на Челяби. Остальные – довесок.

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Виктория

    Самир один из самых значительных авторов сегодняшнего Клуба Авторской песни.
    Александр Городницкий, например, сказал, что он настоящий Поэт.
    А такая характеристика кое чего стоит.
    С ним можно сравнить разве что Сергея Арановича.
    Остальная шушера из Капа ему и в подметки не годится.
    Гонора у них на 10 Самиров хватит, а приглядишься – отстой и шняга.
    Так держать Самир, и не слушай никого из Твоих завистников

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Фикрет Исмаилов

    Самир – один из моих любимых бардов. Действительно, его способности к обыгрыванию музыкальных сюжетов впечатляющи. Милая манера исполнения, песни “на злобу дня”. Хочу пожелать ему новых творческих успехов

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Несколько лет назад я пришла на обычный концерт бакинского клуба авторской песни – КАП. ВЫступал Самир. Его песни протеста были такими смелыми, острыми и жаркими, что я невольно смотрела на двери – не фораутся ли сюда с разгоном милиционеры и прочие власть придержащие. Так Самир РАджабов предстал вновой гранью талант – роком.

    Мне очень нравится Самир Раджабов – певец, автор и исполнитель. Его творчество достойно серьезного изучения и продвижения как в республике, так и за рубежом.

    Спасибо Нелли за статью, несколько сумбурную, но полезную. ВЕдь так мало пишут о творчестве бакинских бардов. Хотя я так и не поняла куда исчез со сцены КАП Баку Самир в последнее время.

    ОТдельно мне нравится и совместное творчество с Эльханом – они поддерживают и вдохновляют друг друга, в том числе в период творческого простоя.

    Нужно отметить и рост Самира как руководителя музыкального коллектива, сопровождающего выступления дуэта , и отжельно Эльхана. У Эльхана чудесно поют жена и сын – правда в дружеском кругу

    Thumb up 0 Thumb down 0