Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Хан Земли чистых

Опубликовано:19:50 16/01/2013

Пакистанские генералы и исламисты приготовили стране нового лидера

Хан Земли чистыхПакистанский Верховный суд постановил арестовать и доставить на предварительные слушания по коррупционному делу премьер-министра страны Раджу Первеза Ашрафа и 15 его соратников. Поскольку это произошло почти одновременно с провозглашением в стране “революции”, стало ясно: Пакистан ждут новые потрясения.
Как отмечает автоp статьи на интеpнет-поpтале “Лента.Ру” Иван Яковина, в переводе с урду Пакистан означает “Земля чистых”. При создании страны в 1947 году имелись в виду люди, безукоризненные в религиозном и нравственном смысле. Вполне возможно, что таких людей там действительно много – “нечистых” пакистанцы тщательно изводят всеми доступными способами. Но даже столь трепетное отношение к чистоте не спасает Пакистан от общей для большинства стран проблемы: по какой-то причине в местное руководство пробираются сплошь беспринципные воры, коррупционеры да демагоги.
Автоp публикации пишет, что за доказательствами далеко ходить не надо: нынешнего президента Асифа Али Зардари в народе дружески именуют “Асиф 10 процентов” (намек на его страсть к откатам), а также небезосновательно подозревают в продаже родины американцам. Все до единого премьер-министры страны обвинялись в коррупции, в результате никто из них так и не провел на этом посту полный срок.
Предыдущего премьера – Юсуфа Резу Гилани – выгнали с работы за неуважение к суду и за то, что он прикрывал грязные делишки своего друга – десятипроцентного президента. На смену Гилани, сын которого, кстати, попался на наркоторговле и был отправлен в тюрьму, пришел Раджа Первез Ашраф – приятель президента и своего предшественника.
Словом, даже при беглом осмотре пакистанская политическая элита не вполне заслуживает определений, сколько-нибудь связанных с нравственной чистотой и моральным целомудрием. И.Яковина утвеpждает, что найти пакистанца, который сумеет бесплатно подыскать для своих правителей благожелательные слова, – задача не из легких. Руководству в этой стране традиционно не доверяют. Но свято место пусто не бывает. На роль высшего морального ориентира в Пакистане уже выстроилась очередь из популистов и демагогов разных мастей.
Во-первых, чище всех стремятся выглядеть местные генералы и разведчики. Им это довольно здорово удается: возможности заткнуть рты сомневающимся у самого мощного института страны наличествуют. Во-вторых, в Пакистане развелось огромное количество разного рода исламистских движений и организаций, стремящихся перещеголять друг друга в религиозном рвении. Зачастую их активность выливается в расстрелы, взрывы и побивания камнями тех, кто, с их точки зрения, “недостаточно чист”. Под раздачу обычно попадают религиозные меньшинства. В-третьих, в стране стремительно набирает популярность партия “Движение за справедливость”. Программа этой политической силы – сюрреалистическая смесь из националистических, милитаристских, исламских, антисемитских и социалистических идей, приправленных лозунгом “бескомпромиссной борьбы с коррупцией”.
Все эти три силы по разным причинам заметно тяготятся нынешним руководством страны. Генералы затаили на президента злобу за то, что он хотел избавиться от них руками американцев. Им не нравится ограничение их власти гражданским правительством. Исламисты мечтают видеть Пакистан не “развращенным и прозападным”, как сейчас, а теократическим государством с экзотическими элементами средневековой этики. Ну а “Движение за справедливость” и его лидер Имран Хан просто хотят власти. Про Хана надо сказать несколько слов отдельно: бывший лондонский плейбой, экс-капитан сборной Пакистана по крикету своей риторикой подозрительно напоминает Адольфа Гитлера. Но, надо сказать, коктейль из социализма с национализмом сейчас воспринимается его согражданами на ура.
Весь 2012 год пакистанские элиты находились в состоянии динамического равновесия – никто не делал излишне резких движений. Стороны копили силы, готовясь к очередной схватке за власть. Боевые действия начались в январе 2013 года.
Исламский проповедник Тахирул Кадри, известный пакистанцам по обличительным речам в адрес “погрязшего в воровстве и роскоши” руководства страны, собрал своих сторонников и отправился маршем на столицу – требовать отставки правительства, а также местных властей. Хотя заявленного “марша миллиона” не получилось (до Исламабада дошли около 20 тысяч человек), Кадри заставил местную элиту понервничать, поскольку в ряды его последователей вливались все новые люди. Это обстоятельство весьма воодушевило проповедника: он объявил о начале в стране “революции” по примеру арабских.
По мнению Кадри, нынешнее правительство, будучи продажным и некомпетентным, не имеет права проводить следующие парламентские выборы (они должны состояться до мая 2013 года). В этой связи он потребовал назначить временное переходное правительство, пригрозив в противном случае скинуть действующее силой.
Однако проверять боеготовность своих сторонников проповеднику пока не требуется. В день, когда он объявил свою “революцию”, Верховный суд Пакистана распорядился арестовать и доставить на судебное заседание премьер-министра Раджу Первеза Ашрафа и 15 его соратников. Главе правительства припомнили “коррупционные преступления” во время работы на посту министром водо- и электроснабжения. Сторонники Кадри восприняли эту новость с полным восторгом, бросившись плясать, славить Всевышнего и поздравлять друг друга с неожиданным успехом.
Возможно, объявление “революции” и ордер на арест Ашрафа просто совпали по времени – всякое бывает. Но большинство наблюдателей сходятся в том, что тут не все так просто. Между участниками операции по свержению премьера прослеживается очень четкая связь.
Хотя Кадри и считается исламистом, его связь с военной элитой страны ни для кого не является секретом. При бывшем уже генерал-президенте Первезе Мушаррафе, получившем власть в результате путча, Кадри избрался в парламент и был вполне лояльным депутатом. Среди коллег-генералов Мушарраф до сих пор слывет очень достойным человеком, подарившим стране десятилетие относительной стабильности. При этом пакистанская армейская верхушка тесно связана с Верховным судом, который называют едва ли не юридическим департаментом Генштаба.
С некоторого отдаления вся эта затея с походом оппозиции на столицу и вызовом премьера в суд выглядит как единая армейская операция. Итак, исламист Кадри и его шумный табор – это своеобразное прикрытие, призванное продемонстрировать “народный гнев”. Ордер Верховного суда – юридически безупречное и полностью легитимное спасение страны от дикой революции. Генералы делают удивленное лицо, но “подчиняются” воле народа и Верховного суда, обеспечивая отстранение “проворовавшегося” Ашрафа от власти. Назначается временное правительство, проводятся выборы. Все довольны и счастливы (кроме экс-премьера, конечно).
Ну а что же Имран Хан – жаркий сторонник Мушаррафа, работавший в парламенте вместе с Кадри? В Пакистане многие недоумевают: в последние дни он и его партийные боссы молчат, словно воды в рот набрали… На самом деле он следил за происходящим очень внимательно, но до поры затаился.
Хан высказался по ситуации лишь после Кадри и судьи ВС. Он ясно дал понять, что играет за антиправительственную команду, потребовав не только отдать под суд премьера, но и выгнать с должности президента, так как тот “подтасовывает результаты выборов”. Политик также поддержал требование “революционеров” Кадри о разгоне провинциальных администраций и пообещал вывести на улицы своих людей, если его требования не будут выполнены. Все кусочки мозаики встали на свои места: армия и исламисты явно готовят Хана на царство.
Пакистанский избиратель, утомленный коррупционными скандалами, “революциями”, отсутствием безопасности, повальной бедностью и общей нестабильностью, к маю должен точно знать, кто именно станет его спасителем. Национальный герой (благодаря крикетному капитанству), бескомпромиссный борец с коррупцией, защитник бедных и больных (несколько благотворительных фондов в помощь), праведный мусульманин, человек, способный укрепить армию, поднять страну с колен и от души врезать индийцам, американцам и израильтянам. Имран Хан надеется полностью соответствовать этому образу к выборам.
Его победа будет означать шаг Пакистана в очень опасном направлении: национал-социализм, замешанный на милитаризме и исламском фундаментализме, – довольно взрывоопасная смесь. Наличие в Пакистане ядерного оружия спокойствия в этом смысле не добавляет (Lenta.ru).

Хан Земли чистых
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.