Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Год выборов – это всегда сложный период”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 27 апреля 2013

Интервью с Чрезвычайным и Полномочным Послом США в Азербайджане Ричардом Морнингстаром

Год выборов   это всегда сложный период- Господин посол, бывший государственный секретарь США госпожа Хиллари Клинтон в одном из своих последних выступлений на посту главы Госдепартамента Соединенных Штатов Америки сделала заявление, суть которого сводится к следующему: Россия посредством интеграционных процессов на постсоветском пространстве пытается в том или ином виде восстановить СССР, а США в свою очередь сделают все возможное, чтобы предотвратить реализацию этой цели. Вместе с тем Россия устами президента РФ Владимира Путина уже начинает шантажировать ряд стран постсоветского пространства изменением визового режима, в случае отказа участвовать в Таможенном союзе. Кроме того, политическим итогом этого обозначается создание Евразийского союза. Что же конкретно могут предпринять США для того, чтобы СССР в том или ином формате не состоялся?
- В первую очередь я не хотел бы, чтобы приводились неверные цитаты от имени экс-главы Госдепартамента США Хиллари Клинтон. Если мы говорим о заявлении госсекретаря США, это должна быть конкретная цитата. Особо подчеркну, что Соединенные Штаты Америки имеют хорошие отношения и с Азербайджаном, и с Российской Федерацией. Мы сотрудничаем с обоими государствами для обеспечения безопасности и стабильности в регионе. Вашингтон всегда старался поддерживать суверенитет государств при построении и развитии отношений с Азербайджаном и другими странами региона. Для нас особую важность представляет то, чтобы азербайджанское государство самостоятельно определило тот курс, по которому оно намерено двигаться, вне зависимости от проблематики, которая стоит на повестке дня. Выражаясь конкретно, следует отметить, что для Вашингтона важно, чтобы азербайджанское государство было независимым и само принимало решения относительно своего будущего.
- А как в целом все же воспринимает официальный Вашингтон “евразийскую идеологию”, которую в последнее время так настойчиво озвучивает Кремль? Помнится, Збигнев Бжезинский много лет назад назвал эту идеологию по своей сути “мистической”. Насколько сегодня в США оценивают адекватной данную идеологическую концепцию?
- Известно, что Россия последовательно выдвигает ряд инициатив на постсоветском пространстве. Еще раз хочу отметить, что каждое государство должно принимать самостоятельные решения относительно того или иного вопроса.
- Сопредседатели Минской группы ОБСЕ часто выступают с заявлениями касательно того, что позиции государств-посредников по вопросу урегулирования армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха полностью совпадают. Тем не менее, возникает предположение, что, имея общую позицию, Москва и Вашингтон в течение 20 лет, так сказать, не могут уговорить Армению. Если переформулировать вопрос, выходит, что, имея общий взгляд на проблему, посредники не могут добиться даже некоторых подвижек в разрешении карабахской проблемы. Не слишком ли наивно для Вашингтона проявлять солидарность с Москвой в данном вопросе? Ведь в Азербайджане вряд ли кто-то искренне верит в это…
- Конечно, в Азербайджане разочарованы тем, что, несмотря на истечение 20 лет, в вопросе разрешения карабахского вопроса наблюдается очень мало подвижек. Я понимаю, что нагорно-карабахская проблема – очень болезненная тема для всех азербайджанцев. Между тем мы намерены продолжать совместную деятельность в рамках Минской группы ОБСЕ с целью поиска путей для урегулирования азербайджано-армянского конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Для того чтобы добиться направления процесса урегулирования в позитивное русло, мы совместно с лидерами государств пытаемся сформулировать креативные идеи и инициативы. Я знаю, что наш сопредседатель в Минской группе ОБСЕ совместно с посредниками из Франции и России направляет свои усилия на достижение позитивных изменений в вопросе урегулирования азербайджано-армянского конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Вместе с тем конечный результат в процессе разрешения карабахского вопроса не зависит в значительной мере от МГ ОБСЕ. Минская группа ОБСЕ может лишь оказать содействие в урегулировании конфликта. МГ ОБСЕ не может принуждать. Проблема будет решена лишь тогда, когда каждая из сторон продемонстрирует политическую волю в данном направлении. В целом Минская группа ОБСЕ может лишь подготовить и предложить идеи, которые могут способствовать формированию политической воли.
- В последнее время многие эксперты и авторитетные “мозговые центры” ссылаются на угрозу возобновления полномасштабных боевых действий между Азербайджаном и Арменией. Возможно, будучи одним из сопредседателей МГ ОБСЕ, США наиболее полно владеют информацией относительно всех аспектов карабахского конфликта. Насколько официальный Вашингтон представляет сегодня реальной угрозу возобновления боевых действий?
- Мы все же надеемся, что боевые действия не возобновятся. Мы не верим, что как Азербайджан, так и Армения, заинтересованы в возобновлении боевых действий. Минская группа ОБСЕ должна обеспечить такую ситуацию, когда стороны не должны принимать неправильные решения, которые могут привести к вооруженному конфликту. Необходимо, чтобы МГ ОБСЕ последовательно призывала стороны конфликта не предпринимать ошибочные шаги. Для разрешения карабахского вопроса нет военного пути. Мы призываем стороны предпринять все необходимые шаги для предотвращения конфликта и обеспечения мирного урегулирования карабахской проблемы. Я хочу сослаться на одно из совместных заявлений трех глав государств, являющихся странами-сопредседателями МГ ОБСЕ, которое было сделано 18 июня 2012 года в Мексике, в муниципалитете Лос-Кабос, где состоялся саммит G-20. Президенты США, Франции и России заявили, что конфликт не урегулируется военной мощью, и подобный подход только продлит многолетние страдания людей, проживающих в регионе. Статус-кво в карабахской проблеме должен быть изменен только, в следствие разрешения вопроса путем мирных переговоров, что в свою очередь обеспечит дальнейшую региональную безопасность и развитие.
- Господин посол, ваше заявление свидетельствует о том, что Вашингтон придает стратегическое значение обеспечению стабильности и укреплению безопасности в регионе. Так или иначе, август 2008 года наглядно продемонстрировал, что Москва готова использовать силовую составляющую для восстановления собственной монополии на части постсоветского пространства. С другой стороны, возникает мнение, что как у США в отдельности, так и у Запада в целом отсутствуют адекватные, а главное – эффективные инструменты для противодействия. Наряду с этим, в случае силового развития сценария в вопросе урегулирования иранской ядерной программы Тегеран также угрожает нанесением ракетно-бомбовых ударов по стратегическим объектам, расположенным на Южном Кавказе, то есть нефтяным месторождениям, трубопроводам. Какой стратегии Вашингтон придерживается в данном вопросе?
- Вашингтон и далее будет выступать против применения той или иной силы в регионе. Мы сотрудничаем с Азербайджаном в сфере безопасности. Данное сотрудничество охватывает также обеспечение безопасности в Каспийском бассейне. Мы разрабатываем необходимую стратегию в целях защиты важных инфраструктур, расположенных на Каспийском море, и претворяем в практику процедуру обучения. На данный момент мы сотрудничаем по вопросу защиты важных энергетических инфраструктур. Различные агентства США вместе с соответствующими структурами Азербайджана в рамках этой деятельности продолжают работу для обозначения различных вариантов обеспечения безопасности на Каспии. Существует конкретная программа, которая так и называется: “Защита важной энергетической инфраструктуры”.
- Одним из стратегических направлений в политике интеграции в евроатлантические структуры является сотрудничество с НАТО. Тем не менее, существует мнение, что Организация Североатлантического договора не может предоставить ряду независимых государств на постсоветском пространстве коллективные гарантии безопасности. В данном вопросе отмечается то, что такие страны – члены НАТО, как Германия и Франция, имеют теплые отношения с Россией и поэтому не желают видеть в рядах Организации Североатлантического договора некоторые постсоветские государства. Вместе с тем Азербайджан, к примеру, то ли не готов, то ли не хочет стать членом НАТО. Но на Южном Кавказе существует реальная угроза интересам независимых государств. В свою очередь это затрагивает и региональные приоритеты Запада. Возможно ли предоставление южнокавказским государствам реальных гарантий безопасности в каком-либо ином формате, нежели в натовском? Понятно, что здесь подразумеваются гарантии военно-политического характера…
- Как я уже отметил, важнейшим приоритетом для США является то, чтобы в регионе присутствовала и укреплялась политическая стабильность. Мы продолжительно и последовательно сотрудничаем со странами региона с целью увеличить шансы для обеспечения реальной безопасности и стабильности, а также уменьшить угрозы возникновения напряженных ситуаций и конфликтов. Так, насколько бы ни был проблематичным и трудным процесс урегулирования карабахского вопроса на протяжении 20 лет, мы принимали деятельное участие в данной процедуре. Хотя на линии соприкосновения огня время от времени и возникают напряженные ситуации, но благодаря совместным усилиям за эти годы не возобновились широкомасштабные боевые действия, и это следует приветствовать. Еще раз повторю, что мы очень близко сотрудничаем с Азербайджаном в вопросе обеспечения безопасности в регионе, в Каспийском бассейне. У нас крепкие партнерские отношения в области борьбы с терроризмом. Между Вашингтоном и Баку завязалось прекрасное сотрудничество по вопросу Афганистана. Конечно, США не могут предоставить коллективные гарантии безопасности, аналогичные натовским, но мы верим, что в результате претворения в практику соответствующих мер нам за истекший период существенно удалось снизить в регионе риски возникновения конфликтных ситуаций. Бесспорно, мы не можем упускать из внимания карабахский вопрос и поэтому будем продолжать свое активное участие в процессе урегулирования армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха.
- Господин посол, вы достаточно продолжительный период курировали в государственном департаменте США энергетические вопросы. Буквально накануне назначения послом в Азербайджане вы открыто поддержали строительство Транскаспийского трубопровода. В данном направлении идут переговоры в формате Евросоюз-Азербайджан-Туркменистан. Кстати, против этого формата выступала Россия. Между тем думается, что вы располагаете информацией о том, на какой стадии находятся переговоры по строительству Транскаспийского трубопровода.
- Я не владею какой-то новой, конкретной информацией относительно нынешнего хода переговоров по данному вопросу. Но начиная с 1998 года, когда еще разрабатывалась концепция строительства Транскаспийского трубопровода, я участвовал в данном процессе. Транскаспийский трубопровод до сих пор не реализован, и это исходит от ряда причин. В свою очередь мы поддерживаем реализацию данного проекта. Переговоры в формате ЕС-Азербайджан-Туркменистан продолжаются, и мы надеемся, что в результате они будут успешными. В текущем году должно быть принято окончательное инвестиционное решение относительно проекта “Шах дениз”. Мы связываем надежды с тем, что будут подвижки в формировании “Южного коридора”, по которому будет осуществляться транспортировка “голубого топлива” в Европу.
- Наш последний вопрос больше касается внутриполитической темы. В октябре этого года в Азербайджане должны состояться президентские выборы. Вместе с тем с начала 2013 года происходят последовательные аресты политиков, оппозиционеров, молодых активистов и протестующих граждан. В частности, можно отметить аресты председателя движения “РЕАЛ” (“Республиканская альтернатива”) Ильгара Мамедова, заместителя главы партии “Мусават” Тофика Ягублу, нескольких активистов молодежного движения “Нида”. Наряду с этим, в ходе внутриполитических событий власти Азербайджана выразили недовольство относительно деятельности Национального института демократии (National Democratic Institute) в нашей стране. Основным донором этой организации является правительство США. Не возникает ли мнение, что, критикуя деятельность NDI в Азербайджане, официальный Баку высказывает свое недовольство касательно позиции Вашингтона по развитию внутриполитических событий в стране? И почему именно мишенью избран Национальной институт демократии?
- Я не могу комментировать данный вопрос от имени правительства Азербайджана.
- В данном случае мы, конечно, говорим о ваших предположениях…
- Я понял. Хочу сказать, что вопрос, связанный с недовольством азербайджанского правительства деятельностью Национального института демократии в Азербайджане, необходимо адресовать властям. Я не могу отвечать за реакцию азербайджанского правительства. Но я, конечно, выскажу свое мнение относительно затронутой проблемы. Я однозначно заявляю, что Национальный институт демократии не имеет никаких интересов для разжигания беспорядков в Азербайджане. NDI и сотрудники этой организации всегда поддерживали и приветствовали развитие демократии в Азербайджане. Институт национальной демократии не работал специфично с политическими партиями. Эта организация работала с неправительственными организациями. NDI работал также с проправительственными НПО. Деятельность Национального института демократии в Азербайджане всегда была прозрачной. Касательно предстоящих в Азербайджане президентских выборов следует отметить, что год выборов – это всегда сложный период.
- Спасибо, господин посол.

“Год выборов – это всегда сложный период”
оценок - 4, баллов - 3.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Политика

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Я прочел всю статью и стало жалко за потраченное время. Ответы были слишком дипломатические даже для дипломата. Обо всем не буду говорить, вот самое больное место-Карабахский вопрос… Насколько справедливо ссылаться на то, что стороны сами должны договорится. Если Армения достигла своего, оккупировала не только Нагорный Карабах, но и большой кусок не принадлежащий Нагорному Карабаху террирории Азербайджана, и ей совсем не выгодно договориться. В таких условиях можно ли говорить только об одной пути – о мирном решении проблемы?

    Thumb up 0 Thumb down 0