Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Глубина ее меpцающих чеpных глаз…

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 27 апреля 2013

Памяти Заpифы ханум Алиевой

Глубина ее меpцающих чеpных глаз... О скромной, удивительно глубокой и светлой личности Зарифы ханум Алиевой написано немало. Во всех воспоминаниях подчеркиваются ее высокие профессиональные качества требовательного ученого, гуманного врача, заботливой матери и верной супруги. Однако сегодня, в день ее рождения, мы хотели бы представить Зарифу ханум просто как истинно добродетельного человека, не жалеющего своих усилий и возможностей для любого человека, который обращался к ней за помощью. Будучи супругой первого лица республики, ей были чужды самозначимость, недоступность или высокомерие. У всех в памяти она осталась очень хорошим, добрым и утонченно-простым человеком, не равнодушным к бедам и проблемам других.
В весенний день рождения Зарифы ханум Алиевой своими воспоминаниями с газетой “Зеркало” делится супруга народного художника Азербайджана, скульптора Мирали Мир Асадулла оглу Миркасимова, неутомимая сподвижница Гюльтекин ханум Исрафилбекова:
- История создания памятника Джафару Джаббарлы на привокзальной площали, можно сказать, стала для Мирали настоящей битвой, которая отняла у него много сил и здоровья. В 1959 году был объявлен конкурс на памятник, победителем которого стал Мирали. Он с большим воодушевлением принялся за работу. Однако, несмотря на это, один из скульпторов всеми правдами и неправдами всячески пытался перетянуть этот проект на себя, плюс различные бюрократические препоны, склоки и интриги некоторых недобросовестных коллег по цеху тормозили работу, которая, в конце концов, и была приостановлена. Мы были в отчаянии. Я решила обратиться к Зарифе ханум, которая, вникнув в суть дела, пожурила меня за столь позднее обращение. По этому поводу я встречалась с Зарифой ханум несколько раз и она успокоила меня, что все будет нормально. Только после того, как Гейдар Алиев своим волевым решением дал указание Союзу художников положить конец этим интригам, из-за которых Мирали часто попадал в больницу, и поручить выполнение этого памятника только Мирали Миркасимову, страсти несколько поутихли. Вопрос обсуждался даже в ЦК. Г.Алиев в 1979 году взял этот вопрос под свой личный контроль, но все равно недруги продолжали вставлять палки в колеса, потому что выполнение такого монументального произведения требовало решения множества технических вопросов, – наличия поворотного круга, металла, камня, дерева и т.д. Дело продвигалось с большими трудностями.
В апреле того года он был у нас в мастерской и дал нужные указания своим подчиненным, а в августе нас вызвали на бюро ЦК. Чиновники предлагали нам сделать памятник из нескольких кусков гранита, тогда как Мирали настаивал на цельном камне. На привокзальной площади, с тех пор как было принято решение установить там памятник Дж.Джаббарлы, поставили огромный камень с надписью, что здесь будет установлен памятник великому азербайджанскому драматургу. Но как только этот проект поручили Мирали, этот камень таинственным образом исчез и ему предложили другое, очень маленькое место, куда памятник просто не вмещался.
Я часто общалась с Зарифой ханум и видела, сколько людей приходило к ней. Она никого не отпускала, не выслушав и не удовлетворив его просьбу, с неизменной улыбкой и душевностью. Это происходило всегда, и производило очень глубокое впечатление на меня, и как-то раз я сказала мужу: “Зарифа ханум с каждым днем становится все красивее и красивее”. На что он ответил мне: “Зарифа такая, какая была, она не изменилась, просто ты узнала ее глубже, и ее внутренняя красота выходит наружу!”.
Когда у Мирали случился инфаркт, и она узнала об этом, в тот момент Зарифа ханум сказала одно-единственное слово: “Довели!..” Она тут же успокоила меня, чтобы я не волновалась, а Гейдар Алиев поручил лечение Мирали своему личному врачу Антонине Васильевне Максименко. Зарифа ханум принадлежала к редкой категории женщин, внутренняя гармония и красота которой лучились на ее лице, они притягивали к ней людей. Мирали, как человек творческий и тонкий, преисполненный любви к искусству и красоте, философски осмысливавший жизнь и людей, оставил после себя множество дневниковых записей, которые поражают глубиной его видения, утонченностью восприятия и оптимизмом.
Сохранились записи и о Зарифе ханум, поскольку семья его отца Мир Асадулла Миркасимова дружила с семьей Азиза Алиева, и, естественно, дети обеих семей дружили, как и их родители. Вот некоторые строки из этих записей:
“Давняя тесная дружба моего отца, – заведующего кафедры госпитальной хирургии Азгосмединститута, первого президента АН Аз ССР академика Мир-Асадулла Мир-Алескер оглу Мир Касимова с наркомом здравоохранения республики, секретарем ЦК КПСС Азербайджана Азизом Мамед оглу Алиевым глубоко повлияла на чувства членов наших семей, поэтому с самого начала мы все воспринимали личность Зарифы с теплотой и симпатией. По мере роста личных и деловых контактов с каждым разом во мне росло чувство глубокого уважения, восхищения и гордости за свою землячку. Ее непогрешимая честность к себе и людям, к служебным обязанностям, редкие душевные качества, необычайно проницательный ум, способный безошибочно делать правильные выводы в сложной ситуации, анализировать любую информацию, самоотверженный патриотизм и многие высокие достоинства заставляют восхищаться этой личностью и благодарить судьбу за это.
Уважение к личным достоинствам Зарифы ханум усиливалось солидным авторитетом талантливого специалиста, внесшего заметный вклад в историю азербайджанской медицинской науки. В свою очередь редкая человеческая доброта и безграничная терпеливость многократно увеличивали действенную силу медика. Она обладала способностью вдохнуть в человека веру и оптимизм, мудро и искренне давала полезные советы, с большим тактом и лаской могла переубедить человека, дать ему увидеть свое заблуждение.
С великим терпением и благожелательностью она выслушивала собеседника, деликатно пропуская незначительное и заостряя внимание на существенном и важном. Среди необъятной громады дел Зарифа ханум непостижимо заполняла, казалось бы, самые незначительные детали, умела прозорливо предвидеть ход событий. Ее сильным достоинством была способность всем своим существом, талантами и духовными силами, невидимыми внутренними ресурсами вникнуть в глубины вопроса, выделяя самое верное, логическое и объективное решение.
…Из глубины ее мерцающих черных глаз навстречу собеседнику неизменно лились лучи умной, подбадривающей доброты, вселяющей в собеседника новую энергию и бодрость. Зарифа ханум вошла в плеяду замечательных прогрессивных азербайджанских женщин”.

Глубина ее меpцающих чеpных глаз…
оценок - 2, баллов - 2.50 из 5
Рубрики: Культура

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.