Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Глазами Шака

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 10 декабря 2013

"Зеркало" представляет вашему вниманию отрывки из автобиографии Шакила О'Нила, посвященные его отношениям с Кобе Брайантом

“Джерри Уэст как-то сказал, что одна из главных проблем Карима Абдул-Джаббара заключалась в его неумении общаться с одноклубниками. Он всегда напоминал мне, что я в этом силен.
“Ты всем нравишься, – сказал Джерри. – Люди к тебе тянутся. Ты прирожденный лидер. Твоя харизма может быть одним из важнейших плюсов, если только ты будешь использовать ее правильно”.
И всякий раз, когда я использовал ее неправильно, знал, что Джерри Уэст скажет мне об этом. Во время первого сезона в “Лейкерс” у нас в команде было несколько новичков, и мы безжалостно над ними издевались. Это был постоянный прессинг: “Тащи мои сумки, иди, принеси мне что-нибудь перекусить”. В принципе, во многих клубах НБА это нормальная практика, но мы тут, наверное, немного переборщили. Один из новичков – Дерек Фишер – просто принимал все как должное. Другой – Кобе Брайант – пошел и настучал на нас Джерри.
Не очень хорошее начало отношений с ветеранами команды. Джерри вызвал меня к себе в кабинет и просто распял меня там. Он меня как следует пропесочил: “Парню только 18 лет. Если будете работать вместе, сможете вдвоем выиграть пять титулов. А ты уже успел его достать. Какого черта? О чем ты думаешь вообще? Будь умнее, будь лидером!”
“Поведение Кобе огорчало не только меня. Как-то в начале сезона-99/00 во время двусторонней игры Кобе слишком много возился с мячом, так что даже такие ветераны, как Рик Фокс, Брайан Шоу и Эй Си Грин, решили: “Ну хорошо, раз Фил ему ничего не говорит, придется провести собрание игроков”.
Фил всегда подчеркивал, что он был против таких собраний, потому что ничего хорошего из них не выходило. Но мы все равно решили собраться. Так что засели мы в крошечной комнатке, и все начали ругаться на Кобе – то есть делать именно то, чего Фил хотел бы избежать.
Тут вдруг ворвались тренеры, и Фил начал впрягаться за Кобестера: “Парни, ну вы че! Это же не только вина Кобе. Давайте не искать козла отпущения”.
Тут ДиФиш прервал его и сказал: “Погоди-ка, Фил. Ты тут человек новый, а мы терпели все это уже три-четыре года. Пора разобраться, что к чему”.
Самым странным было то, что Кобе все это время сидел в углу и говорил: “Да вы че, пацаны, я вас всех люблю!” Только он не так это говорил. Он перешел на такую уличную манеру: “Вы все мои ниггеры, все мои кореша”. Я смотрел на него и думал: “Что за чертовщина?” Возможно, он пытался стать частью команды. В конце концов, ему было только 21. Но если он хотел бы стать частью команды, то нужно было просто хотя бы раз снять наушники и попытаться поболтать с нами.
Я спросил Фила, почему он не хотел, чтобы мы повлияли на Кобе. Он сказал, что хочет, чтобы тот всегда был настроен на атаку. Именно так он был наиболее эффективен, и если бы Фил постоянно его прессовал, то Кобе мог начать сомневаться, и это пошло бы команде во вред. Я ничего не понял, но, на самом деле, это не имело никакого значения. В том сезоне я играл так, что даже Кобе не мог помешать мне стать MVP”.
“Так вот, я на нервах, так как у меня нет нового контракта, Кобе на нервах, потому что он может отправиться в тюрьму, и мы вымещаем свою досаду друг на друге. Перед стартом сезона-03/04 тренеры вызвали нас и сказали: “Никакого больше выяснения отношений в прессе, или вы будете оштрафованы”.
Все знали о конфликте, но Митч так ничего и не сделал. Мэджик Джонсон, который все время был рядом, не сказал ни слова.
Но Филу все это надоело. Карла Мэлоуна и Гэри Пэйтона это просто достало.
Я сказал: “Ну хорошо. Я вас услышал. Больше не буду”.
Что было дальше? Сразу же после этого Кобе побежал к Джиму Грэю и в интервью ему сказал, что у меня проблемы с лишним весом, и что я не в форме. Сказал, что я слишком много времени пропустил из-за травмы большого пальца ноги, и что это повреждение и не серьезно совсем (ага, точно. Правда, именно из-за этого я и закончил играть). Он сказал, что “я пытаюсь продлить соглашение, тогда как два будущих члена Зала славы играют за нас практически бесплатно”.
Когда я увидел это интервью, я готов был взорваться. За несколько часов до этого мы оба обещали тренеру перестать. Перемирие было нарушено. Я дал парням понять: “Я убью его”.
Тем вечером Брайану Шоу позвонил новичок Девейн Джордж. Шоу уже завершил карьеру и работал скаутом в структуре “Лейкерс” в Северной Калифорнии, но Девейн ему сказал: “Твое присутствие потребуется здесь. Сегодня какашек подкинули на вентилятор. И теперь Шак собирается уничтожить Кобе”.
Естественно, через несколько часов Брайану позвонили Фил и Митч Капчак. Они попросили его прилететь в Лос-Анджелес и перехватить меня следующим утром перед тренировкой. Мой телохранитель Джером услышал о том, что происходит, так что тем утром он приехал ко мне домой, чтобы меня забрать, но я к тому времени уже ушел. Джером хорошо меня знает: он понял, что, если я встал так рано, то со мной шутки плохи.
Когда я подъехал к залу, там меня ждал Би Шоу. Он провел со мной столько лет и знал, что говорить бесполезно.
Я сказал: “Они притащили и тебя сюда? Да по фиг. Я надеру этому засранцу задницу”.
Брайан убедил меня зайти внутрь и подождать там вместе с Джеромом.
Через несколько минут подъехал Кобе. Брайан сказал ему: “Шак тебя убьет. Он тебя сотрет на месте”.
Кобе ухмыльнулся: “Ууууууууу, я что, должен испугаться?”
“Вот именно, потому что это не шутка”.
В это время ко мне подошли Хорас Грант и Карл Мэлоун. На тот случай, если придется меня сдерживать. Гэри Пэйтон был слишком мал, чтобы участвовать в чем-то подобном, но он вряд ли бы пропустил такой драматичный эпизод сериала с участием Шака и Кобе, так что он тоже там был.
Они привели Кобе, и тут сразу пошел ор: мы друг друга начали поливать говном и материть почем зря. Как только я попытался подойти к Кобе, сразу вступил Би Шоу и приказал нам обоим сесть.
Брайан начал с меня: “Шак, ты как малое дитя. В межсезонье ты забил сверху через Эрика Дампьера и начал после этого вести себя как придурок, зачем-то заорал Джерри Бассу: “Плати мне”. Тебе это еще отзовется”.
Я хотел ему сказать: “Я сделал это, потому что Джерри Басс обещал мне продление, а пока ничего не материализовалось”, – но еще до того, как я успел открыть рот, Би Шоу поднял руку.
“И, Кобе, – сказал он. – Каждый сезон Шаку достается почем зря. Тебе это прекрасно известно. Фил дал Шаку целое лето на то, чтобы отдохнуть и привести в порядок тело. Он всегда призывал его не спешить с возращением”.
Теперь Кобе начинает говорить: “Но я столько работаю каждое лето…”, – но Би Шоу снова поднимает руку.
Затем он врезал нам обоим по заднице. Он начал вспоминать, как после того, как “Лейкерс” проиграл в сезоне 2003 года, мы сказали прессе, что команда должна стать моложе и атлетичнее, после чего он и Роберт Орри потеряли места в клубе. “Парни, вы так беспокоились о себе, что и не подумали о нас”.
Я был просто в шоке. Би Шоу оказался прав. Я никогда и не думал, что наши слова привели к тому, что ни ему, ни Робу не предложили новые контракты. Тогда я просто пытался дать политкорректный ответ, но не подразумевал, что нужно избавляться от них.
Кобе старался услышать Шоу, но не мог сдержать себя. Он встал, подошел ко мне и сказал: “Ты всегда называл себя моим старшим братом, говорил, что сделаешь все для меня, а затем происходит эта хрень в Колорадо, и ты мне даже не позвонил”.
Я звонил ему. Все знают, что Джером – это я. Я попросил Джерома позвонить ему – дважды. Но Кобе не стал брать. Я ему ответил: “Мы пытались с тобой связаться, но ты не захотел разговаривать. Ты держал нас на расстоянии. Ты ничего никому не говорил. Никто из нас здесь сидящих и не знает, что там произошло в Колорадо”.
“Ну, все равно, я думал, что ты меня поддержишь, по крайней мере. Ты вроде бы должен быть моим другом”.
Тут встрял Би Шоу: “Кобе, а с чего ты это взял? Шак все время организовывал вечеринки, и ты не появился ни на одной. На выезде мы приглашали тебя поужинать с нами, но ты никогда не приходил. Шак пригласил тебя на свадьбу, но тебя и там не было. Затем ты женился и не позвал никого из нас. И вот у тебя возникла эта проблема, и ты хочешь, чтобы мы все постояли за тебя? Мы вообще тебя не знаем”.
Все начали успокаиваться, и я сказал Кобе: “Если ты когда-нибудь скажешь что-то подобное тому, что ты сказал Джиму Грэю, я тебя убью”.
Кобе пожал плечами и ответил: “Да плевать”.
“К тому времени, как меня обменяли в “Финикс”, вся эта история с Кобе уже осталась в прошлом. Мы оба обо всем забыли. Вместе мы играли на Матче всех звезд в 2009-м за команду Запада и вместе стали MVP.
Я был там вместе с сыном. Когда нам вручили трофей, я сказал: “Кобе, забирай”. Он ответил: “Не, отдай его своему сыну. Я получу свой потом. Отдай его пацану”. Мои дети без ума от Кобе Брайанта. Они называют его дядя Кобе, а его дочки зовут меня дядя Шак. Если вы посмотрите на наши взаимоотношения с точки зрения ребенка, они довольно просты. Мы вместе играли, мы вместе побеждали, и каждый считает, что мы делали друг друга лучше. Обо всем остальном им знать необязательно.
Так вот мой сын Шариф вернулся домой с призом и рассказал всем друзьям: “Кобе отдал мне свой приз MVP”. Не думаю, что он даже понял, что это был и мой приз. Для него важнее было, что он получил его от Кобе. В этот момент я едва не расплакался.
Серьезно. Так оно и было”.
Подготовил Sports.ru

Глазами Шака
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Новости | Спорт

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.