Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Геополитическое уравнение площади Таксим

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 18 июня 2013

Сирийский кризис в свете турецкого

Геополитическое уравнение площади Таксим Конечно, деревья в стамбульском парке не являются глубинной причиной протестных выступлений. Поводом для них могло быть что угодно. Более существенной причиной могут быть авторитарные замашки премьера Эрдогана и его желание пересмотреть Конституцию с целью преобразования страны из парламентской в президентско-парламентскую. Хотя многим в Турции это не очень нравится, но существует достаточно много механизмов в турецкой демократической системе, сравнительно с соседями, чтобы как-то ограничить не только авторитаризм, но и некоторую непредсказуемость действующего премьера. Скорее всего, свести все к одному знаменателю невозможно, действует несколько разнонаправленных векторов, многие из них в явном виде еще не проявились, поэтому не известна равнодействующая и тем более ее направление.
Как будут развиваться события и как они повлияют на внутреннюю ситуацию в Турции, пока говорить рано. Тем не менее, определенные выводы в отношении геополитических последствий выступлений не только на площади Таксим и в парке Гези, а, что еще важнее, и в других городах Турции, сделать можно. При этом теснейшая связь внутренних и внешних процессов очевидна. В первую очередь для премьера Эрдогана. Как говорит арабская пословица, лучше тысяча врагов за стенами дома, чем один внутри. Возможно, что для него противостояние в собственной партии и наличие в ней совершенно разных, но оппозиционных к нему течений, гораздо опаснее, чем все демонстранты, протестующие любители зеленых насаждений в городах вместе взятые.
Рассмотрим внешние проявления событий в Турции в свете геополитических последствий.
Первое и важнейшее из них – это связь с сирийским кризисом. Надо четко понимать, что первоначальные “буря и натиск” на режим Асада успехом не увенчались. Повторение Туниса, Ливии и Египта не произошло. Как и почему случилось так, как случилось, требует отдельного рассмотрения. Уже сейчас можно с уверенностью сказать, что сирийский кризис все больше приобретает черты прошлых ливанских и гражданская война в этой стране с учетом внешней интервенции будет продолжаться достаточно долго. По крайней мере, до последнего алавита, суннита или шиита. В последних двух случаях резервы есть и довольно большие.
Поражение антиправительственных сил в городе Кусейра, при всей важности его как стратегического пункта, не следует преувеличивать, как и последствия скорого наступления правительственных сил на Алеппо. Эти потери противников Асада являются результатом слабого вооружения, неорганизованности и прочих недостатков так называемых повстанцев. Помощь “Хезболлах” существенна, но имеет ограниченное применение. Поражения заставят спонсоров и вдохновителей повстанцев предпринять усилия, чтобы они действовали более организованно, начать поставки современного и тяжелого вооружения в необходимых количествах и т.д. Так что Асаду и его союзникам в Тегеране, частично, в Москве обольщаться не следует.
Вернемся к Турции. Именно эта страна и лично премьер Эрдоган являются ключевыми в развитии сирийского кризиса. Именно из Анкары исходит для Асада наибольшая опасность даже при том, что военного вмешательства турецкой армии не будет. При одном непременном условии – внутренней стабильности в Турции.
Можно, конечно, посмеиваться над призывом из Дамаска к турецкому премьеру найти взаимопонимание с протестующими, а можно и нужно подойти к такому демаршу более серьезно. За внешней комичностью скрывается едва прикрытая угроза внешней поддержки протестов. Навряд ли в Турции найдется достаточно много сторонников Асада, но желающих погреть руки на внутренней нестабильности много. И не только в Дамаске, но и в Тегеране. Ослабление Эрдогана и погружение во внутренние проблемы позволят ослабить давление на сирийский режим и тем самым хотя бы выиграть время. Это то, в чем Тегеран и Дамаск сейчас нуждаются больше всего.
Война в Сирии уже давно приобрела интернациональный характер. В нее все больше вовлекаются как шииты “Хезболлах” и Ирака, так и сунниты со всех концов света – от ливийцев до завербованных из российского Северного Кавказа, Татарстана, а также мусульман Сербии Боснии и Герцоговины, Албании. При этом в Москве совсем не против того, чтобы молодые люди из республик Северного Кавказа свою энергию и жизнь потратили в Сирии, вместо Дагестана или Чечни с Ингушетией.
Такая московская политика напоминает прием аспирина при зубной боли. Вроде бы на какой-то период становится легче, но идти к дантисту и лечиться все равно нужно, даже если этого хочется. Любая война так или иначе заканчивается и кондотьеры имеют привычку возвращаться к себе на родину. И ничего, кроме того как воевать, они не умеют и другому учиться не хотят. Вот тогда с ними начинаются самые большие проблемы. Похоже, что в Москве в обстановке искусственно раздуваемого антиамериканского психоза о таких последствиях поддержки Асада думать не хотят. Надеются на кривую, которая так или иначе вывезет. А если нет, то тем хуже для кривой.
Следующий аспект – курдская проблема. Внутренняя нестабильность, независимо от действий и лозунгов протестующих, не способствует продуктивному решению этого давнего вопроса. Слишком он сложный и требует для своего разрешения терпения, настойчивости и, самое главное, времени. В одночасье добиться положительной динамики невозможно по определению.
Эрдогану в курдском вопросе придется идти по очень тонкому льду. А если его толщина к тому же уменьшается из-за площади Таксим, то оступиться очень просто, с известными последствиями. Внешние игроки внимательно следят за этим процессом и подтолкнут в ближайшую полынью с большим удовольствием. Впрочем, как и внутренние откровенные враги и пока еще “друзья”.
Третий аспект – экономика и финансы. Это не только внутренняя проблема, хотя уже дает о себе знать, но и внешняя. Политическаядестабилизация Турции неизбежно отзовется экономически, и это сразу воздействует не только на близких, но и на дальних соседей. Достаточно посмотреть на Египет. Политическая, а за ней и экономическая нестабильность вызвали существенную перегруппировку сил не только в арабском мире, но и на всем Ближнем и Среднем Востоке. Когда Египет станет на ноги – неизвестно, но вакуума не будет и его место занимают другие игроки, в первую очередь, монархии Персидского залива. Понятно, что экономическое ослабление Турции, если оно произойдет, вызовет политический резонанс и следующую значительную перегруппировку не только на Ближнем Востоке, а и в Азово-Черноморском регионе.
В последнем случае отметим возможное влияние турецких событий на реализацию проектов прокладки газопроводов в Европу и на средиземноморское побережье Турции. Для Украины, в частности, это не только энергетическая и экономическо-финансовая проблема, а и политическая в свете ее отношений с Россией. Если газ с Южного Кавказа и Центральной Азии через Турцию вовремя, обращаем на это внимание, не поступит европейским потребителям, то он вскоре будет замещен голубым топливом из восточной части Средиземного моря со всеми вытекающими из этого последствиями. Как экономическими, так и политическими. Выбирайте любые.
Четвертый аспект – отношения по линии Анкара-Тегеран. Они не сводятся к взаимному противостоянию и сотрудничеству одновременно. Их следует рассматривать гораздо шире. В нашем случае речь идет о Южном Кавказе и в определенной мере, Центральной Азии.
Понятно, что в Баку внимательно следят за событиями в Турции. Любые изменения в политике Анкары неизбежно и существенно отзовутся в регионе. В том смысле, что уменьшение плеча турецкого рычага приведет к удлинению иранского. Это особенно важно не только в свете связей Тегерана и Еревана, а и во влиянии на Каспийский регион. Несомненно, что Москва не преминет воспользоваться этим в споре о разделе Каспийского моря и вытекающих из этого углеводородных и газопроводных проблем. Но дело не только в этом. Каспийское море есть серьезный узел как противостояния, так и сотрудничества прибрежных государств и повышение градуса в отношениях неизбежно усилит вмешательство третьих игроков с далеко идущими последствиями. Как следствие, увеличение милитаризации региона.
Геополитика протестов в Стамбуле и других городах хорошо иллюстрируется освещением событий в прессе как бумажной, так и электронной. Интересно, что на этот раз российские эксперты были просто в прострации. Очевидно отсутствие такой ненавистной западной руки, на происки которой можно было все списать. Турция совсем не является экономически кризисной страной подобно Кипру или Греции. Простой здравый смысл подсказывал, что европейские страны и США никак не заинтересованы в дестабилизации Анкары. Легкие упреки в чрезмерном применении силы против протестующих в счет не идут. Объяснить происходящее они просто не могут на основе давно выработанных еще советской пропагандой клише. Так что лучше проявить сдержанность.
Геополитическое уравнение площади Таксим еще ждет своего решения. И чем раньше, тем лучше.

Геополитическое уравнение площади Таксим
оценок - 5, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.