Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Гангал

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 07 марта 2013

(Окончание. Начало см.”Зеркало” от 2 марта 2013 г.)
Консьерж на минуту задумался. Положение было безвыходным. Наконец решившись, парень прошел в служебное помещение. Орхан и Гюля услышали, как он говорит по телефону. Когда молодой человек вернулся к стойке, лицо его озаряла счастливая улыбка.
- Вы можете оба подняться, господин генерал. Асад вас ждет.
- Ты, молоток. Хвалю, солдат. Может, все-таки пойдешь служить ко мне. У тебя есть хватка. Будешь сапером, научу тебя землю от мин очищать.
- Благодарю, господин генерал. У меня, кроме грыжи, еще и Паркинсона. Руки дрожат.
- Береги руки, сынок. В старости они тебе пригодятся, – генерал подмигнул растерянному консьержу и закончил пытку.
Двери лифта закрылись за Орханом и Гюлей. Девушка нажала на кнопку последнего этажа. Когда Орхан вытащил из кармана военного кителя носовой платок и снял фуражку, она увидела, что лоб у него покрыт крупными каплями пота.
- Зачем тебе это надо? – непонимающе спросила она.
Орхан изменился в лице и сурово посмотрел ей прямо в глаза.
- Ты нарушаешь договор. А я человек слова.
- Я тоже, Орхан. Как скажешь, так и сделаю.
- То-то, – Орхан протянул девушке ее гонорар.
- Как только он дверь откроет, в квартиру не входи. Сразу начинай спускаться вниз по лестнице. Запомнила? Не на лифте, по лестнице. Поняла?
- Да, – испуганно произнесла Гюля, крепко сжимая в руках пачку денег.
- Если консьерж внизу спросит, скажешь, что не понравилась Асаду, а я, мол, остался рюмку чаю выпить. Поняла?
- Да.
Оставалось проехать еще два этажа.
- Орхан, ты не убьешь его? – ночную бабочку била мелкая дрожь.
- Будь уверена, если бы я хотел его убить, весь этот маскарад лишний. Я бы с крыши соседнего здания из снайперской винтовки выстрелил ему прямо в глаз. Успокойся, он мне нужен живой. Не суй нос не в свое дело, а то без носа останешься.
Он не стал спрашивать на этот раз, поняла ли она. Прекрасная Гюльчохра была не только красавицей, но и умницей. Она сама ответила на не прозвучавший вопрос:
- Поняла.
Двери лифта открылись одновременно с дверью в квартиру, в проеме которой стоял ее обитатель – ростом выше среднего и довольно плотного сложения парень, на вид лет двадцати пяти. Никому и в голову не пришло бы, что этому переростку недавно исполнилось всего лишь шестнадцать лет.
- Генерал, мадемуазель, мы знакомы? – уверенным голосом, не приглашая войти, спросил убийца Мурада.
- Да, мы знакомы, – так же уверенно ответил Орхан. Гюля услышала в его голосе стальные нотки. Ей стало страшно. Вспомнив инструкции своего нанимателя, она направилась в сторону лестницы.
- Вы куда, мадемуазель? Я вам не понравился, – вслед спускающейся по лестнице девушке отпустил реплику хозяин пент-хауса. В его голосе слышна была ирония. Он громко засмеялся. Смех был грубый и неприятный, отчего Гюля стала спускаться еще быстрее.
- Куда она, – продолжая смеяться, выкрикнул сын всесильного папаши, снисходительно глядя на Орхана.
“Да, такому и генерал нипочем, его отец всех за пояс заткнет, а кого не заткнет, того сынок на джипе переедет”, – подумал Орхан, неприязненно взглянув на Асада-джуниора.
- А ты что стоишь, клоун? – поймав на себе взгляд Орхана, сын народного избранника отреагировал грубостью. – Давай беги за своей пришмандовкой, пока я тебя с лестницы не спустил, генерал. Или ты не генерал?
Жестокие глаза переростка нехорошо сузились и превратились в две напоминающие бойницы крепостной стены щелки, откуда в любой момент мог последовать огонь на поражение.
Вдруг произошло совершенно непонятное. С криком “сынок!” генерал бросился на шею оторопевшему молодому хаму и, прижавшись к нему всем телом, фактически повис на его жирной шее. Со стороны все выглядело так, будто после долгой разлуки встретились два родственника. При этом старший не контролировал свои эмоции, а младший, поначалу сопротивляясь, под конец-таки расчувствовался, и у него начали подкашиваться ноги. Когда он окончательно размяк, новоиспеченный дядя, слегка подталкивая негостеприимного племянника к двери в квартиру, вошел внутрь вместе с ним и, уже переступив порог, отпустил, наконец, из жарких объятий любимого родственника. Дверь захлопнулась. Асад-джуниор, пошатываясь, стоял и глядел сверху вниз поочередно то на человека в генеральской форме, то на захлопнувшуюся дверь и ничего не мог сообразить. Руку он держал на шее, из которой торчал, покачиваясь, пустой пятиграммовый шприц.
- Что это? – спросил заплетающимся языком молодой человек.
- Это барбитурат, мася, – свойски, по-родственному ответил Орхан и выдернул из шеи юноши уже бесполезный шприц. Джуниор никак не среагировал. – Барбитурат, конкретнее – тиопентал натрия, – генерал был серьезен и сосредоточен. – Витамин такой, помогает расслабиться тем, кто нюх потерял и думает, что все в этом мире ему дозволено. Орхан обнял одуревшего от укола пацана, подвел его к дивану, усадил, сел напротив и стал ждать. Если тиопентал натрия ввести в вену, то он действует моментально. Но при внутримышечной инъекции следует немного подождать. Через несколько минут глаза Асада поплыли, и речь стала тягучей и бессмысленной.
- Ты кто-о?- потерявшим уверенность голосом спросил он.
- Я доктор Ватсон, – не задумываясь, ответил Орхан. Как и раньше в Афганистане, когда операция начиналась удачно, он почувствовал кураж.
- До-окто-ор? Какой до-окто-ор?
- Я машины мою. С шампунем. За деньги, – абракадабра, которую специально нес Орхан, еще больше усиливала действие лекарства на психику юноши.
- С шампу-унем?
- Да. У тебя шампунь есть?
Потратив несколько секунд на попытку сосредоточиться, Асад-джуниор кивнул головой. Его подбородок уперся в грудь, но вернуть голову в обратное положение у заторможенного инъекцией подростка не хватало сил. Орхан помог, двумя пальцами подняв его подбородок.
- Ты кто-о? – по второму кругу пошел маленький Асад.
- Я Алиса, – Орхан решил позабавиться, пока молодой убийца окончательно не вырубился. Настроение у него было приподнятое, все шло как по маслу.
- Ка-кая Али-иса?
- Твоя тетя Алиса? Из сказки, помнишь.
- Те-етя? Ты ста-арая.
- Да, племянник. Сколько лет прошло. Меня прислал Белый Кролик, чтобы я сделала тебе минет.
- Мине-ет? – Джуниора уже начинали покидать силы и сознание, но не рефлексы: при слове минет он принялся расстегивать брюки.
- Но не здесь же, – быстро сориентировалась тетя Алиса. – Поехали ко мне. У тебя машина в гараже? Ключи где?
Пауза длилась секунд десять, после чего Орхан повторил свой вопрос: согласно его плану, им необходимо было поскорее через подземный гараж покинуть это прозрачное здание с камерами слежения на этажах, большим вестибюлем и консьержем внизу. Наконец сквозь туман барбитурата до джуниора дошло, что от него хотят, и он еле кивнул, после чего попытался поднять руку, но она его не послушалась. Вместо этого он взглядом уставился на трюмо, стоявшее прямо под настенным плазменным телевизором. На нем около хрустальной вазы, доверху набитой разноцветными пачками презервативов, лежал ключ с фирменным брелоком “Мерседеса”.
- Ну, вот и хорошо,- облегченно произнес Орхан. Все шло, как задумано, однако расслабляться было рано. Он взял ключ, один презерватив из вазы и протянул его маленькому Асаду. Тот рефлексивно снова попытался расстегнуть штаны, и у него это, кажется, получилось.
- Пошли, – взял подмышки жалкое создание Орхан, помогая ему подняться. Он не горел желанием тащить этого упитанного бычка на себе до лифта.
- Ты кто-о? – по третьему кругу завел старую песню джуниор.
Орхан позволил себе от души рассмеяться, ему было весело.
- Не узнаешь? Я Обама.
- Оба-ама? – джуниора, судя по остекленелому непонимающему взгляду, явно заносило на мозговых ралли, устроенных ему матерым диверсантом. Но парень еще соображал.
- Он же че-ерный.
- Кто? – теперь пришел черед удивляться Орхану. Эрудиция асадовского отпрыска его поражала: он знал Алису и Белого Кролика из сказки, помнил и то, что Обама черный.
- Нет, меня побрили специальной пеной, сейчас я белый, – продолжил Орхан психологический эксперимент, волоча на себе к лифту тяжелого подростка с расстегнутой ширинкой. Уже в дверях лифта, перед тем как окончательно вырубиться, маленький Асад успел задать мучивший его засыпающий мозг вопрос:
- А где-е Али-иса?
Орхан на секунду остановился перевести дыхание.
- Ее сейчас Кролик пялит у себя в норе. Вот освободится, и до нас очередь дойдет.
- Те-етя,- засыпая на ходу, нежно выдохнул племянник Алисы.
В гараже от лифта до “Мерседеса” окончательно вырубившегося джуниора Орхан нес, уже перебросив его тушу через плечо и проклиная на чем свет стоит слишком сильный барбитурат, любвеобильного Кролика и не ко времени состарившуюся б… Алису.

Гангал
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Чтение

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.